ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы сели за стол, и Алина принесла нам кофе.

— У меня хорошие новости, — начал он.

— И какие же?

— Я ушел с прежней работы.

— И что в этом хорошего? — спросила я, искренне недоумевая. У него была хорошо оплачиваемая должность исполнительного директора и личный кабинет, в котором я несколько раз была по делам.

— Теперь я готов всецело посвятить себя недвижимости.

Я постаралась сделать так, чтобы на моем лице не отразилось изумления, потому что на самом деле я думала, что он сошел с ума, если решил посвятить все свое время этому неблагодарному бизнесу. Мало того, что он совершенно не разбирался в тонкостях, в основном все делала и организовывала я, а он только передавал мои слова, так еще и клиентов, которых он мне обещал в изобилии, было очень мало.

— Почему ты молчишь? — спросил он.

— А разве мы плохо работали до этого? У тебя была возможность заниматься тем, что ты знаешь и получать еще дополнительный доход от недвижимости? — осторожно спросила я.

— Но я хочу открыть первое в Москве агентство по покупке недвижимости для иностранцев.

— Как это первое, а как же те несколько сотен агентств, которые уже работают в Москве? — поразилась я.

— Они не в счет, — заявил он, глядя на меня бледно-голубыми глазами, в которых светилась уверенность, что он прав и ничто в жизни не может переубедить его.

Но я все же попробовала.

— Подожди, Ричард, почему ты считаешь агентство, которое ты хочешь открыть, первым? Среди тех, которые уже десятки лет работают в Москве, есть и такие, которые ориентированы на иностранцев.

— Ты знаешь такие?

— Конечно, — я сразу назвала ему несколько известных агентств.

— Я знаю о них, — махнул он рукой, — они нам не конкуренты. Они занимаются не только покупкой квартир, но еще и продажей, а моя фирма будет заниматься только поиском квартир под заказ.

— Если я правильно поняла, то если к тебе придет клиент с предложением продать квартиру, ты откажешься?

— Конечно, у меня будет только покупка.

— Но это неразумно, все агентства делают прибыль в основном на продаже, а покупка идет параллельно, например, если клиент хочет переехать из одного района в другой. На рынке сейчас, к сожалению, с подорожанием квадратного метра, осталось очень мало тех покупателей, которые хотят просто купить недвижимость.

— Меня не интересует, как работают русские, у меня будет совершенно иная форма работы, такая же, как в Англии.

В этот момент я вспомнила нашу пословицу «В чужой монастырь со своим уставом не лезут», это касалось того, что он приехал в нашу страну и собирается работать здесь по своим английским правилам, которые не подходят для работы с нашими людьми на московском рынке. Ведь работать с русскими ему придется все равно, даже если у него клиенты будут иностранцы, квартиры-то продают все равно москвичи. К тому же отказываться от продажи квартир, это значит просто отказаться от денег. Но в этот момент я почувствовала, что мой малыш толкнул меня ножкой, словно дал мне понять, что я думаю совсем не о нем, и это вернуло меня в действительность: и я поняла, что мне нужно просто решить для себя и сказать Ричарду, что я не буду больше с ним работать. Через два месяца у меня родится ребенок, а все свободное время, которое я постараюсь выделить, я буду посвящать писательскому труду. Я и так потеряла слишком много времени. И даже если мне когда-нибудь придется вернуться к агентской деятельности, я не стану работать с Ричардом, а вернусь в «Ваш дом».

— Хорошо, Ричард, я попыталась тебя предостеречь, но ты меня не слушаешь, возможно, тебе нужно попробовать самому, чтобы в этом убедиться. На всякий случай повторю, сейчас не лучшее время для открытия агентства, но я в любом случае желаю тебе успеха. При этих словах я встала.

— Наташа, а ты будешь работать в моем агентстве?

— Нет, Ричард. У меня совершенно другие планы, и я, честно говоря, сыта этой работой по горло и буду очень огорчена, если мне придется вновь заняться этим.

На его розовом детском личике промелькнуло непонимание, а потом обида.

— Ты собираешься вернуться в свое агентство?

Я засмеялась. Вот так у нас было с ними всегда, он, да и вообще другие иностранцы, то ли не слышат, то ли не понимают русского языка, а, может быть, просто считают нас существами низшего сорта, бормотание которых не стоит внимания.

— Ричард, я ухожу из недвижимости навсегда, — сказала я медленно, делая ударение на каждом слове, чтобы его английский мозг перевел мои слова правильно. На всякий случай я повторила: — Навсегда!

На этот раз он, кажется, понял правильно.

— А чем ты будешь заниматься?

Я показала на свой живот, который он так и не заметил, за все время нашего общения.

— Рожать, Ричард.

— Но это не займет много времени, — не сдавался он. — Ты можешь снова заниматься продажей квартир через какое-то время. Ты — хороший агент.

— Спасибо, — я, молча пошла к двери и сняла с вешалки свой плащ.

Мне больше было нечего сказать этому человеку из другого капиталистического мира, в котором на первом месте всегда стояли деньги и карьера. У иностранцев, принято спрашивать, сколько ты зарабатываешь, и эта цифра означает, сколько ты стоишь, и что ты значишь, а не где ты работаешь, и приносит ли твоя деятельность кому-нибудь пользу. Поэтому вряд ли он понял бы, если бы я сказала, что мне бы хотелось сделать в жизни что-то большее, чем зарабатывать деньги, торгуя квартирами. И как же хорошо, что у меня есть Славка, который это понимает.

Глава 50

Как-то раз мы сидели на кухне со Славой, ожидая Лиду с Максимом, которые собирались заехать к нам в гости. Ребята задерживались, и я, просматривая газету, наткнулась на рекламные объявления о приеме на работу в агентства недвижимости.

— Ничего себе, расписали, — развеселилась я.

— Ты о чем? — спросил меня Слава, увлеченный какой-то передачей по телевизору.

— Да вот, ты только посмотри, что они пишут о работе риэлтора, — я протянула ему газету. — Они имеют наглость говорить о каком-то постоянном доходе и о том, что можно даже заработать денег на квартиру. Это же надо так людей обманывать! — возмутилась я.

— Ну что ты хочешь, это же рекламное объявление. Им надо людей заманить. А потом, ты же понимаешь, что это возможно.

— Это все только слова. Лично я не знаю ни одного человека, который бы, работая в агентстве, смог заработать себе на квартиру.

Слава загадочно улыбнулся и хотел что-то сказать, но звонок в дверь, прервал наш спор и, отбросив газету, я вслед за Славой вышла в коридор.

Потом, когда мы сели на стол, разговор зашел о недвижимости. Надо признаться, что о чем бы мы ни разговаривали, эта тема была самой неисчерпаемой. Всегда у всех находились разные курьезные случаи, над которыми можно было вдоволь посмеяться.

— Ну и как тебе работается? — спросила я у Лиды, которая сегодня была особенно оживленной и выглядела счастливой.

— Сегодня закончилось мое самое крупное дело. Кажется, вы это называете сделкой века. Это совсем не сложно, нужно было только рискнуть.

— И знаешь, как она рискнула? — перебил Лиду Максим.

— Как?

— Она взяла кредит под нашу квартиру, и если бы сделка сорвалась, мы бы лишились нашего дома. Я чуть не умер, когда узнал об этом.

Лида улыбнулась:

— Ты же знаешь, я никогда не проигрываю.

— Да расскажите же мне, наконец, — потребовала я.

— Хорошо, — согласилась Лида. — Я нашла четырехкомнатную квартиру на Знаменке, в двух комнатах которой проживали две милые старушки, а остальные были пустыми. Не знаю, почему этим вариантом не занялся никто другой.

— Потому что больше сумасшедших таких нет, — сказал Максим и обнял ее за плечи. — Только моей жене могла прийти идея выкупить свободные комнаты на этих созданий, которые могли умереть в любой момент, пока шло оформление.

— Ты меня перебил, — Лида укоризненно посмотрела на Максима, и он замолчал. — Так вот, конечно, для этого нужны были деньги, и приличные, потому что выкуп комнат у государства дело дорогое, хотя и не сравнимо с рыночной ценой. И я решила рискнуть, потому что понимала, если не сделаю этого, то потом всю жизнь буду жалеть об упущенной возможности. У меня были знакомые в банке с прежней работы, и я легко получила кредит.

41
{"b":"224317","o":1}