ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В то время на работе уже к вечеру накрывали столы, чтобы отпраздновать счастливое событие, а агенты, которым повезло все-таки совершить сделку, ставили выпивку своим менее удачливым коллегам, у которых сделки в тот день не было.

Мои клиенты были так благодарны мне, что пригласили меня в бар, где мы отметили то, что их мечты с моей скромной помощью стали реальностью. Я сидела в полумраке, потягивая вино и слушая их восторженные отзывы о моей работе, и думала о том, что было бы, если бы компьютер тогда не ошибся. Я, наверное, ушла бы из недвижимости навсегда, а они распрощались бы со своей мечтой, потому что такой квартиры не могло бы быть там, где они искали. Кстати, ни покупатель, ни продавец так и не поняли, что это была моя первая сделка. Но, надо сказать, кроме просмотров и сбора документов, мое участие было сведено к минимуму — все переговоры и саму организацию сделки проводил Александр Иванович, стараясь по мере возможности меньше вводить меня в курс дела. Долгое время подготовка документов к сделке казалось мне неким священным действием, которым занимались только менеджеры, предоставляя агентам больше бегать по просмотрам. Лишь некоторое время спустя я поняла, как просто это было. Специальная таинственность вокруг делалась с единственной целью, чтобы агент как можно дольше не научился делать все сам, потому что в этом случае никакой менеджер ему не нужен, он легко сможет, минуя агентство, делать все сделки самостоятельно, забирая себе все деньги, а не получая свои жалкие 15–20 процентов. На самом деле, самым сложным в этом вопросе было как раз показать нужную квартиру покупателю, да еще постараться, чтобы они не договорились у тебя за спиной, а уже после внесения аванса в агентство оставались лишь технические детали.

Дома я разложила на столе полученные семьсот долларов и долго рассматривала их. До сих пор моя зарплата была в рублях, и доллары казались мне особенно привлекательными, к тому же я никогда не держала сразу столько денег в руках, до этого я получала зарплату ежедневно, и они всегда утекали сквозь пальцы.

Получить деньги сразу — это был еще один большой плюс этой работы, который одновременно был и ее минусом. Плюс заключался в том, что не нужно копить, откладывая деньги понемногу с каждой зарплаты на какую-нибудь крупную вещь, например телевизор или диван, а можно сразу сделать одну или несколько крупных покупок. Именно поэтому при одинаковом годовом доходе с моей подругой, которая получала деньги еженедельно, я покупала технику, делала ремонт и ездила отдыхать, а она только покупала продукты и некоторые мелочи из одежды, потому что не умела откладывать. Я тоже не умела копить деньги, это казалось мне каким-то стариковским занятием. Я руководствовалась принципом: сейчас у меня есть деньги — я куплю себе норковую шубу, и пусть потом у меня на столе будет одна вареная картошка, зато я хожу в шубе.

Мне всегда нравилось смотреть на наших агентов, особенно женщин, после того как у них прошла сделка, особенно если она была достаточно крупной. На следующий день она приходила на работу поздно, но зато, как правило, вся в обновках. С утра она уже успевала обегать все магазины и не прийти в новых сапогах или новом костюме было ниже ее достоинства. Мужчины проявляли себя по-другому: как правило, равнодушные к одежде, они начинали носить с собой разные каталоги и выбирать себе что-нибудь из техники. Через некоторое время их можно было увидеть с новомодным плеером или чем-нибудь в этом роде. А если это была очень хорошая сделка или несколько сделок сразу, то везунчик, неважно он или она, мог приехать на работу на автомобиле, правда, в большинстве случаев, подержанном. Тогда весь наш отдел высыпал на улицу и долго рассматривал новое приобретение. Как-то за таким занятием нас застал директор агентства, и на словах порадовался, что благосостояние агентов растет, а на самом деле скорей всего подумал о том, что мы, наверное, делаем «левые» сделки, и надо усилить контроль.

Но рано или поздно деньги заканчивались, и никто не знал, когда же можно ждать следующих. Как только был потрачен последний доллар, везение странным образом заканчивалось и сделка, которая была уже почти готова, вдруг разваливалось на глазах. Наступали тяжелые времена, когда приходилось занимать денег, чтобы купить самую дешевую еду, а машины грустно томились рядом с домом, потому что не было денег на бензин и мелкий ремонт.

За годы работы агентом я перепробовала всякое: откладывала и прятала деньги далеко в тумбочку, пытаясь считать, что их нет, отвозила деньги подруге на другой конец города, строго сказав, чтобы давала мне только в крайнем случае, заводила сберкнижку. Один раз даже дала в долг, надеясь, что мне их вернут, как раз в тот момент, когда я буду на мели. Не помогало ничего! Этот момент, когда деньги заканчивались, а до следующих сделок было так далеко, как до неба, наступал все равно, и как всегда совсем некстати.

Глава 7

Как-то я пришла в «Ваш дом» и сразу обратила внимание на девушку. Я засмотрелась на нее: в черном брючном костюме, с хорошо уложенными густыми светлыми волосами до плеч, она особенно прямо сидела на стуле. Перед ней лежала распечатка и газета, но смотрела она прямо перед собой, видимо мысли ее были далеко. Я сразу поняла, что она новенькая. Рядом с ней было свободное место, и я села, и как бывалый агент сразу пододвинула к себе телефон и начала кому-то звонить, изображая занятость. Я беседовала с клиентом и, ловко оперируя терминами, которые раньше мне были непонятными, заметила, что она исподтишка рассматривает меня и прислушивается к моим словам. Я тоже смотрела на нее, когда она не видела. Надо сказать — она была хорошенькая, даже красивая и держалась слишком независимо для новенькой. Судя по ее дорогому костюму и ухоженным рукам с маникюром, я поняла, что она знала и лучшие времена до тех пор, как попала в агентство. Она никому не звонила, и даже не пыталась разобраться в распечатке, она просто сидела, словно это было какое-то кафе, а не офисная комната, где в окружении постоянно трещащих телефонов и обрывочных фраз агентов, вообще думать было невозможно. На какой-то момент мне показалось, что она даже не слышит этого гомона — настолько казалось, что она витает в облаках. Потом она вздохнула, грустно огляделась по сторонам, и наши взгляды встретились. Глаза у нее были карие, огромные и очень грустные.

— Не знаешь, где здесь можно покурить? — спросила она.

— Пойдем, я покажу, — прихватив сигареты из сумочки, я вышла в коридор.

Какое-то время мы молчали, а потом я, не выдержав, спросила:

— Ты сегодня первый раз?

— Да, — отозвалась девушка. — Только не знаю даже с чего начать. Я никогда раньше даже не предполагала, что окажусь в месте, подобном этому, — она вздохнула.

— А где ты раньше работала?

— У меня был свой салон красоты на Покровке. — Знаешь?

— Нет, — покачала я головой, мне не хотелось говорить о том, что я не посещаю подобных заведений, и даже не потому, что жалко денег, а просто чувствую отвращение к парикмахерским. — Что же случилось с твоим салоном?

— Меня заставили его продать и уйти из этого бизнеса. Но это длинная история. Если хочешь, потом расскажу.

— Ладно, — согласилась я. Сама не знаю почему, но я чувствовала симпатию к этой грустной девушке. — Мы можем сходить куда-нибудь? — предложила я.

— И отпразднуем мой первый день работы, — усмехнулась она. — Если это можно назвать работой. А ты давно здесь?

— Уже сделала одну сделку, — с гордостью сказала я.

— Молодец.

— Здесь нет ничего сложного, я расскажу тебе.

— Спасибо, — она подняла на меня свои грустные глаза. — А то мне кажется, что здесь нет ни одного человека, с которым можно было бы поговорить.

— А я ни с кем и не разговаривала, кроме клиентов, — рассмеялась я.

Лада, так звали мою новую знакомую, испытывала еще больше сложностей, чем я. С большим трудом мне удалось заставить ее позвонить одному клиенту, просто так для тренировки. Но она при этом разговаривала так высокомерно, как будто, он был ей всем обязан.

5
{"b":"224317","o":1}