ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 – Что не так?

Затем он услышал эхо собственного голоса и прислонился к спинке кресла. У него был неприятный вкус во рту, мутная голова. А все потому, что он выпил накануне слишком много и уснул в одежде, просидев в кресле всю ночь. Попробовав поворочать языком, он подумал, что тот чем-то напоминает ему носок. Дортмундер молча, ответил на свой собственный вопрос: «Ничего плохого не происходит». Чонси уже остыл. Зейн, конечно же, был разъярен, но его репутация в глаза Чонси была разрушена, поскольку последний и не догадывался о том, что Дортмундер в курсе как выглядит наемный убийца. В любом случае, Дортмундер наконец-то сделает то, что он откладывал уже в течение нескольких месяцев. Кроме переезда в эти апартаменты, он и Мэй воспользуются частью денег для настоящего отдыха, настоящее веселье для себя. И к тому времени, когда они вернуться, дела немного улягутся. Какой смысл такому профессионалу как Зейн тратить остаток жизни, не имея работы, для погони, которая не дала бы ему прибыли? Зейн, в конце концов, перестанет расстраиваться и вернется к своей собственной жизни. На этом история и закончится.

Так что же может пойти не так? Ничего. Эта работа завершилась полным успехом.

Дортмундер закрыл глаза. Десять секунд спустя, он приоткрыл левый глаз и снова посмотрел на пустую комнату.

Мост

Глава 1

Энди Келп с широкой улыбкой на лице встретил их в аэропорту:

 – Отличный загар, – сделал он комплимент.

 – Да, – ответил Дортмундер. – Привет.

 – Это я заставляла его выходить на пляж. Все, что он хотел это сидеть дни напролет в отеле и смотреть телевизор, – сказала Мэй.

 – Я бывал и в казино, – защищался Дортмундер.

 – Да? И ты выиграл?

Дортмундер нахмурившись посмотрел по сторонам:

 – Где мы можем забрать наши вещи?

Указав на табличку, Келп произнес:

 – Выдача багажа здесь.

И они втроем вместе с несколькими миллионами других туристов последовали в том направлении, где висела освещенный знак «Багаж» и указатели, закрепленные к потолку.

Был воскресный вечер в самом начале июня, поэтому терминал был переполнен людьми, и казалось, что они никогда не закончатся. Каждый из них настойчиво толкался, пытаясь продвинуться в очереди. В воскресенье у большинства пассажиров заканчивался отпуск, поэтому они выглядели как дезорганизованная толпа. Тусклые лица, чемоданы с виниловым покрытием уезжали, а обгорелые лица с плетеными корзинками возвращались обратно. Пробираясь сквозь эту толпу Мэй рассказывала об их отпуске Келпу:

 – Погода была просто замечательная. Все в целом было просто идеально.

Келп был в восторге:

 – Вы хорошо провели время, да?

Дортмундер кивнул, но медленно и вдумчиво, как будто ему понадобилась переоценка ценностей, чтобы прийти к данному выводу:

 – Да, – сказал он. – Было хорошо.

Всю поездку от начала и до конца организовала Мэй. Она пошла в турфирму, она принесла домой брошюры с картинками белых песчаных пляжей и голубых бассейнов, она обсудила их с Дортмундером, а затем самостоятельно выбрала путевку в Пуэрто-Рико: четырнадцать дней и тринадцать ночей в первоклассном отеле в красивом городе Сан–Хуан. В стоимость путевки входил авиаперелет и напитки с ужином в первый день пребывания в гостинице. Мэй упаковала чемоданы, подписала договор с туристической компанией, совершила молниеносный налет на Korvette, чтобы запастись солнечными очками, маслом для загара, шляпами и башмаками сабо.

Дортмундер же помогал тем, что высказывал сомнения по каждому поводу. «Если пуэрториканцы все едут к нам», – сказал он как-то, – «то как пришла к нам идея поехать туда?». В другой раз он выразил мнение, что самолеты слишком массивные для перелетов, а чуть позже и вовсе заявил, что у него нет паспорта.

 – Но тебе не понадобится паспорт, – успокоила его Мэй. – Пуэрто-Рико – это ведь часть

США.

Он взглянул на нее:

 – К черту это.

Как ни удивительно, но она оказалась права. Пуэрто-Рико не был самостоятельным государством, а чем-то В Соединенных Штатах Америки – а может быть и «Из». В любом случае, Мэй только лишь благодаря своим уверенным знаниям добилась доверия Дортмундера в остальных вещах.

И как он изящно признался Келпу, отдых удался. Отличный пляж, хорошее казино, которое закрывали слишком рано, но были чудесные поездки в тропики, необычные морские прогулки на красивые островки – в целом, все замечательно. А пепельница из ресторана Эль Конкистадор и пара полотенец из отеля пополнили багаж Дортмундера.

Настоящий первоклассный отдых. Дортмундер спросил:

 – Как дела в городе?

 – Без изменений, – ответил Келп. – Никаких движений, даже не грабили отель. Мы все еще чемпионы.

Дортмундер усмехнулся. Даже спустя месяц тот случай с Чонси все еще вызывал радость в его сердце, чувство хорошо проделанной работы.

 – Да, это хорошо, – согласился он.

 – Чефуик отошел от дел, – сказал Келп.

Дортмундер удивленно спросил:

 – Ушел? Почему?

 – Какой-то парень из Калифорнии построил китайскую железную дорогу, а Чефуик должен запустить ее. Он дал свое согласие на эту часть работы, поэтому он и Мод уехали.

Дортмундер бросил настороженный взгляд на Келпа:

 – Это ведь не очередная твоя история?

 – Это правда.

 – Конечно, они всегда подлинные. Китайская железная дорога?

 – Да, – ответил Келп. – Раньше ее использовали, чтобы перемещаться из одного места в другое, но теперь они применяют самолеты и автобусы…

 – Настоящая дорога? Не модель? – прервал его Дортмундер.

 – Все верно. Видимо прежде это была очень известная ж/д. Она была построена ирландцами, но они…

 – Да, конечно, – остановил его Дортмундер.

 – Я просто говорю тебе, что мне рассказал Роджер. Этот парень в Калифорнии купил ее, вот и все. Пару локомотивов, несколько вагонов, несколько старых включателей и даже одну небольшую ж/д станцию как пагода. Это напоминает тот случай, когда тот парень из Аризоны купил Лондонский мост и установил его в Аризоне. Точно такой же.

 – Отлично, – только и ответил Дортмундер.

 – Они установят несколько путей и построят вокруг парк развлечений, как Диснейленд, а Чефуик приведет в движение ж/д механизм. Он вместе с Мод будут жить на станции.

Улыбаясь, Мэй произнесла:

 – Это мило.

Дортмундер также улыбнулся и покачал головой:

 – Да, это хорошо. Чефуик получил настоящую железную дорогу. Это меня радует.

 – Конечно же, он все равно будет продолжать работу и над своими моделями, – продолжил Келп.

 – Не поверю, – высказал недоверие Дортмундер. – На ж/д станции?

 – А где же еще?

 – Уверен.

Келп кивнул и продолжил делиться новостями:

 – Ах, да… Тини Балчер вернулся в тюрьму.

 – За что?

 – Он избил гориллу.

 – Стоп! – остановил его Дортмундер.

Мэй вмешалась:

 – Ты сказал «бить»…

 – Не спрашивай его, Мэй, – сказал Дортмундер, – иначе он будет отвечать.

 – Это было в Daily News и все такое, – Келп сказал это так, как будто это были убедительные доводы. – Выглядит так, что он избил.

 – Я сказал, хватит, – ответил ему Дортмундер.

 – Ты даже не хочешь послушать эту историю?

 – Я хочу, – отозвалась Мэй.

 – Расскажешь ей позже, – приказал Дортмундер, и они направились к предполагаемому месту возврата багажа.

Оно напоминало сумасшедший дом. Несколько конструкции круглой формы с движущимися конвейерными лентами, на которых размещались чемоданы из нескольких самолетов разных направлений. Дортмундер, Мэй и Келп с трудом нашли нужный им конвейер, протолкнулись к нему и минут десять наблюдали за багажом других людей.

 – Вот это да… – через некоторое время высказался Келп, – оказывается там много вещей в этом мире.

На его лице явно отобразилось желание украсть все это. На конвейерной ленте появлялось несколько миллионов чужих вещей, некоторые из них вращались по кругу снова и снова.

34
{"b":"224886","o":1}