ЛитМир - Электронная Библиотека

– Благодарю вас, миссис Пик. – Антония ободряюще улыбнулась экономке. – В следующий раз, когда придет мистер Деверилл, пожалуйста, напеките для него целую духовку имбирного печенья – я уверена, он его заслужил.

– Еще как заслужил! – Миссис Пик улыбнулась в ответ, взяла чайный поднос и вышла, оставив Антонию наедине с ее мрачными размышлениями.

Поднявшись с дивана, Антония подошла к окну гостиной, однако яркий солнечный свет снаружи лишь ненадолго поднял ей настроение. Особняк, который Сэмюел Мейтленд построил в Чешем-Плейс для своей жены, казался ей ужасно тихим без наполнявшего его раскатистого голоса. Компаньонка Антонии и ее официальная сопровождающая мисс Милдред Тоттл днем отправилась в Челси навестить больную подругу, к тому же она была весьма взбалмошной, легкомысленной особой и большую часть дня проводила в дремоте, лишь иногда читая готические романы. Еще она поедала огромное количество засахаренных фруктов. Тем не менее им обеим доставляло истинное удовольствие общество друг друга, и поэтому Антония не сомневалась, что сам Бог послал ей Милдред после неожиданной трагической потери отца.

Почувствовав непонятную тоску, Антония поднялась в галерею, где висели портреты ее родителей. Теперь она понимала, почему отец постоянно разговаривал с портретом матери; она также чувствовала себя ближе к нему, когда смотрела на дорогое лицо.

– Мне так тебя не хватает, папа, – прошептала она, глядя на портрет. Антония прекрасно понимала, что даже у наследницы, имеющей достаточно средств на то, чтобы вести независимую жизнь, на самом деле не так уж много свободы. Если она не хочет остаться старой девой или приобрести скандальную известность, перед ней открыта только одна дорога – брак. Именно браке таким утонченным аристократом, как барон Хьюард, сильно уменьшит примесь простонародной составляющей в ее крови.

Пока отец был жив, он полностью одобрял помолвку с Хьюардом.

Женившись на дочери обнищавшего дворянина, сам он, как торговец, пытался купить респектабельность, но, к величайшему сожалению, общество отреклось от его жены за то, что она вышла за него замуж. Немудрено, что для своей дочери он желал лучшей участи.

«Ты сделаешь великолепную партию. Обещай мне, что исполнишь мою волю».

И Антония торжественно пообещала.

В последующие годы она втайне мечтала о любви и муже, который тоже любил бы ее, но ради памяти отца готова была добровольно отказаться от своих идеалов. В конце концов, это лишь малая цена за его любовь к ней. К тому же Антония никогда не встречала человека, который хотя бы в малой степени побудил ее нарушить обещание выйти замуж по расчету, а не по любви, и теперь лорд Хьюард не позволит непрошеным, грубым замечаниям такого бродяги, как Трей Деверилл, заронить сомнения в ее душу.

Грустные мысли не покидали Антонию до самого званого вечера – великолепного приема, устроенного графом и графиней Рейнуорт; однако когда час спустя она с изумлением увидела Деверилла, входящего в роскошную гостиную, ее настроение изменилось.

Стоявший рядом с ней лорд Хьюард напряженно замер, а Антония затаив дыхание смотрела, как вошедший с вежливой улыбкой кланяется им обоим.

– Лорд Хьюард, я с удивлением узнал, что вы играете важную роль в «Мейтленд шиппинг». – Это были первые слова, которые она услышала. – Мисс Мейтленд сообщила мне, что вы оказываете ей бесценную помощь.

– Делаю что могу. – В голосе лорда Хьюарда прозвучала плохо скрываемая неприязнь.

Антония догадывалась, что Деверилл нарочно старается раздразнить Хьюарда, и вскоре ее подозрение подтвердилось, поскольку разговор превратился в обсуждение мужской одежды, сравнение лучших лондонских портных и сапожников.

– Мне нравится ваш портной, милорд. – Глаза Деверилла насмешливо блеснули. – Столь безупречно элегантная одежда заставляет нас стыдиться себя. К тому же шейный платок у вас завязан с таким искусством… Признаюсь, я вам завидую.

В конце концов Деверилл извинился и направился к другим гостям вечера. И в тот же момент блеск вечера для Антонии как будто погас.

К безграничной досаде Антонии, одна и та же картина повторялась всю следующую неделю: Деверилл появлялся на вечерах, где присутствовала она, – сначала в театре «Друри-Лейн», затем на концерте, потом на светском рауте и, наконец, снова на балу. При этом его отношение к ней было исключительно достойным, но частота их встреч стала вызывать подозрения, и это заметила даже Эмили.

– Удивительно, но мистер Деверилл прикладывает все силы, чтобы превратиться в уважаемого человека, – заметила она, стоя рядом с Антонией и наблюдая за публикой.

– Уважаемого? – Антония хмыкнула. – Мне так не кажется. Черная овца никогда не поменяет цвет.

– А вдруг? – Эмили с любопытством взглянула на подругу. – Деверилл, несомненно, очень интересуется тобой, дорогая. Мне кажется, он даже ухаживает за тобой.

– Он знает, что я обручена с Хьюардом.

– Неофициально. Во всяком случае, до следующего месяца. Ты свободна, так что это честная игра.

Антония покачала головой. Если Деверилл преследует ее, то только потому, что хочет создать преграду между ней и лордом Хьюардом.

Сам Деверилл не проявлял к ней абсолютно никакого интереса; вокруг него собрались в кружок молодые леди, которые с восхищением смотрели на него, и каждая, очевидно, надеялась, что он выберет ее своей партнершей для танца. Антония же полностью осознала опасность опьянения его привлекательностью, от которой большинство женщин чувствовали слабость в коленках, и ее просто бесило, что она оказалась в их числе.

Весь вечер Хьюард не отходил от своей невесты, словно охраняя ее, и когда Деверилл попросил у него разрешения на вальс с Антонией, барон без колебаний отказал.

– Не слишком полезно для мисс Мейтленд танцевать с вами, – отрезал он.

Антония почувствовала себя неловко. Разумеется, она и сама отказала бы Девериллу, но собственнические замашки жениха начинали действовать ей на нервы.

– Уверена, один вальс моя репутация сумеет выдержать. – Мило улыбнувшись Хьюарду, она взяла Деверилла под руку и позволила отвести себя на площадку для танцев.

– Не думаю, что вам нравится, как Хьюард вами командует. – Трей, очевидно, заметил ее колебания.

– Мне не нравится и ваша наглость тоже. – Антония холодно посмотрела вверх. – Вы специально стараетесь вызвать его на ссору?

– Разве моя просьба разрешить потанцевать с вами должна оцениваться как что-то из ряда вон выходящее? К тому же на этот раз я получил официальное приглашение. Верите или нет, но с момента моего возвращения в Лондон меня просто засыпают приглашениями.

– Полагаю, хозяйкам нравится, что ваше присутствие придает пикантность их приемам. И еще они ценят вас как подпорку для стен на своих балах, – съязвила Антония.

– Ну, не только как подпорку. – В глазах Трея снова появился насмешливый блеск. – Меня считают весьма желанным гостем.

Антония в этом не сомневалась: Деверилл происходил из благородной семьи, и хотя давным-давно поссорился со своей родней, размер состояния делал его лучшим свадебным подарком вне зависимости от отсутствия или наличия титула.

Заиграла музыка, и как только они начали танцевать, Антония заговорила:

– Я понимаю, почему вас всюду приглашают, но почему вы принимаете эти приглашения? Вы же сказали, что ненавидите лондонское общество.

– Действительно ненавижу – его ограниченность меня раздражает. Моя семья с ранних лет прививала мне антипатию к поверхностности и претенциозности. Честно говоря, мне больше нравится американский образ жизни, когда ценность человека измеряется не его происхождением или тем, что он является пэром.

– Однако вы, по-видимому, в прекрасных отношениях с лордом Рейнуортом, – заметила Антония.

– Рейнуорт неплохой человек, несмотря на его титул.

– Откуда вы знаете графа?

– Когда-то я оказал ему услугу.

– Быть может, спасли жизнь? – Антония подняла бровь, вспомнив, что Деверилл сказал то же самое о муже ее экономки.

10
{"b":"225","o":1}