ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мои живописцы
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Тени прошлого
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Семейная тайна
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Кодекс Прехистората. Суховей
Фантомная память
Заговор обреченных

– О, уверен, вы получите незабываемое удовольствие. – Лицо Хьюарда просияло улыбкой. – К примеру, завтра вечером?

– Ради такого приятного времяпрепровождения я освобожусь.

– Вот и отлично. – Барон встал. – Восемь вас устроит? Мой экипаж заедет за вами, потом мы пообедаем в компании голубок мадам Бруно и весь оставшийся вечер сможем любоваться их прелестями. Нет-нет, не вставайте! – воскликнул он, заметив движение Деверилла, и вежливо поклонился. – Мы уладили возникшее между нами маленькое недоразумение, и больше мне ничего не нужно.

Деверилл с нескрываемым отвращением смотрел вслед уходящему гостю. Дождавшись, когда дверь закроется, он потянулся к стакану и одним обжигающим глотком осушил его.

Глава 5

В изысканно убранной гостиной увеселительного клуба «У мадам Бруно» свет ламп искрился в хрустале и отражался от серебряных приборов, украшавших обеденный стол. В затемненных углах комнаты гостей ожидали специальные диваны для отдыха.

Деверилл, сидя за столом, молча потягивал портвейн. Слева от него расположилась хорошенькая светловолосая проститутка Фелис, а напротив Хьюард флиртовал с сексапильной брюнеткой. Именно Хьюард выбрал этих двух красавиц из почти дюжины девиц дома удовольствий.

Через некоторое время вместе с Фелис, повисшей у него на руке, он проследовал за Хьюардом наверх в отдельную гостиную, где был подан изысканный обед, и во время еды завел разговор о планах барона, касающихся «Мейтленд шиппинг». Его удивила откровенность Хьюарда и одновременно поразила вера этого человека в то, что будущее морского кораблестроения за паровыми судами.

После десерта и фруктов и сыра лакеи незаметно убрали посуду и подали превосходное вино.

Как и в случае с женщинами, из всех высококачественных вин Хьюард выбрал то, которому сам отдавал предпочтение, сообщив, что испанский портвейн исключительно хорош.

– Так вы ценитель вин? – Деверилл вспомнил утверждение миссис Пик, что перед смертью Сэмюела Мейтленда именно Хьюард принес магнату бутылку французского коньяка.

– О да. Существует всего лишь несколько вещей, которые я ценю больше, чем хорошее вино… и опытных женщин. Конечно, когда я женюсь, мне уже не понадобится посещать заведения, подобные этому, так как Антония способна удовлетворить все мои потребности.

Болезненный удар был нанесен с очаровательной улыбкой, и Деверилл с трудом подавил гнев. По мере приближения роковой даты необходимость представить обвиняющие барона доказательства, которые заставили бы Антонию пересмотреть свое решение, возрастала многократно. Допив второй бокал, Хьюард поднялся.

– Думаю, вы предпочтете остаться вдвоем, так что я забираю прелестную Дон и ухожу в другую комнату, – заявил он.

Две девицы быстро обменялись взглядами, у Деверилла создалось впечатление, что Дон предпочла бы остаться в гостиной, а не идти с Хьюардом; однако она не высказала протеста, когда барон вывел ее из комнаты и закрыл дверь, оставив своего спутника наедине с белокурой Фелис.

– Что вы желаете? – наклонившись к нему, хриплым шепотом спросила проститутка, и сквозь ее прозрачное платье Деверилл увидел пышные груди и темные соски. Однако, как ни странно, он не был уверен, необходимо ли ему пользоваться ее услугами. Единственной женщиной, которую Трей хотел видеть в своей постели, была наследница с огненными волосами, и белокурая красотка, предлагавшая себя ему, вряд ли могла стать равноценной заменой. Но быть может, ему все же удастся забыть Антонию…

– Прошу вас… Его милость ужасно рассвирепеет, если я вас не удовлетворю, а он не тот человек, которого можно ослушаться.

– И что же сделает Хьюард, если я стану ему перечить? – Деверилл заметил, что темные глаза женщины наполнились тревогой.

– Я не вправе рассказывать о наших клиентах… – Дрожь пробежала по пышному телу Фелис. – К счастью, для вас он выбрал меня.

Деверилл решил, что позже расспросит содержательницу клуба о сексуальных пристрастиях барона, и когда Фелис потянулась, чтобы развязать ему шейный платок, не стал ее останавливать, а просто прикрыл глаза. В его воображении царили совершенно иные картины: в них Антония наклонялась, чтобы обольстительно поцеловать его, и дразняще водила языком по его губам; потом опускалась перед ним на колени, проводила руками сверху вниз по груди к застежке бриджей; сжимала пальцами и поглаживала его вздувшуюся под атласом плоть, вызывая в нем еще большее возбуждение.

После того, что накануне произошло между ними, потребность близости все еще нещадно мучила его тело, и Деверилл, откинувшись на стуле, позволил себе наслаждаться яркими картинами, вспыхивавшими в его сознании. Антония лежит нагая в его постели, с глазами, потемневшими от желания; ее кожа цвета слоновой кости пылает, темное пламя волос в беспорядке разметалось по подушке; вот она выгибается ему навстречу, и он начинает знакомиться с тайнами ее нежного тела…

Чувственные образы зажгли в Деверилле огонь, в его налившемся члене возникла пульсирующая боль, когда его взяли нежные руки и приложили его к своим обнаженным грудям.

– Скажите мне, чего вам хочется…

В этот момент острое разочарование пронзило Деверилла: красавица, опустившаяся между его бедрами, была не Антония. И волосы у нее были светлые, а не золотисто-каштановые, как и глаза, равнодушно смотревшие на него.

Нагнувшись, Деверилл сжал пальцами плечи Фелис и приподнял ее, а потом опустил к себе на колени.

– Торопиться некуда, – ответил он на ее недоуменный взгляд. – Сначала я хочу насладиться вином. – Удерживая девицу одной рукой, он налил ей бокал портвейна.

Фелис немного отпила, а потом, смочив палец в вине, провела им по губам Деверилла.

Но даже этот эротический жест не смог пробудить чувственные инстинкты. Молча выругав себя, Трей позволил Фелис поцеловать себя, и она стала языком ласкать его губы, как вдруг он смутно услышал звук открывающейся двери. Решив, что это вернулся лакей, чтобы закончить убирать стол, Деверилл поднял голову и неожиданно увидел, как три огромные фигуры в капюшонах и масках вошли в комнату и тихо закрыли за собой дверь.

Их появление, по-видимому, было частью предлагавшегося увеселения, но Трей почувствовал досаду из-за того, что его вынуждают оторваться от Фелис. Хьюард, вероятно, специально заказал это развлечение для него, так как некоторым клиентам, любителям острых ощущений, нравились особо возбуждающие стимулы, такие как связывание и порка, а также сексуальные игры, в которых присутствуют насилие и несколько партнеров.

Он уже собирался отказаться от их услуг и приказать им уйти, как вдруг один из вошедших бросился вперед и, схватив Фелис за локоть, грубо стащил ее с колен Деверилла. Задохнувшись от боли, женщина непроизвольно стала сопротивляться, и Деверилл, вскочив на ноги, бросился ей на помощь. Блеск кинжала в руке бандита он заметил за мгновение до того, как лезвие взметнулось вверх и вонзилось в грудь Фелис точно между ее обнаженных грудей.

Сперва Деверилл был потрясен, но потрясение быстро сменилось слепой яростью. Похоже, игра закончилась.

Губы Фелис раскрылись в предсмертном крике, она опустилась на колени, бессознательно схватилась за рукоятку кинжала, и между ее пальцами хлынула кровь. Подхватив обмякшее тело, Деверилл молча смотрел на ее побледневшее лицо.

Все произошедшее заняло не более трех секунд, и Деверилл не сразу заметил, что бандиты бросились к выходу… Опустив Фелис на ковер, он схватил за горлышко стоявшую на столе бутылку и бросил ее в голову одного из убегавших бандитов.

После того как бандит упал, сраженный столь экзотическим оружием, двое других, выставив кинжалы, угрожающе направились к Девериллу, и он быстро огляделся по сторонам, ища, чем бы защититься. Схватив брошенный на стол шейный платок, он обмотал правое предплечье, однако, вместо того чтобы пойти прямо на него, один из бандитов двинулся к столу с явным намерением зайти сзади.

Схватив за спинку стул, Деверилл швырнул его в противника, заставив его попятиться, а затем проворно вскочил на стол. Второй мужчина едва успел поднять руки, как Деверилл сверху бросился на него, и тот тяжело опрокинулся на спину.

15
{"b":"225","o":1}