ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Древние города
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Наизнанку. Лондон
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике

– Мне тоже хотелось бы отправиться в море, – весело заявила Антония, – но это ужасно расстроило бы папу.

– Ах, дочка, ты разбила бы мое сердце. Но ты моя гордость и когда-нибудь непременно сделаешь великолепную партию.

Тут Антония снова отдала все внимание бланманже. Ее мать была урожденной аристократкой, и Сэмюел Мейтленд не мог смириться с мыслью, что дочь чахнет вне общества из-за его неблагородного происхождения. Антония обожала отца и сделала бы все, чтобы порадовать его, даже если бы это противоречило ее ожиданиям чего-то более возбуждающего и захватывающего, чем достойная, скучная жизнь, которую вели большинство великосветских леди.

Взглянув на отца, Антония отметила, что за последний месяц он словно постарел: в его волосах появилась седина, на лице добавилось морщин, а от былой веселости не осталось и следа. То, что теперь он жил исключительно ради нее, не было для Антонии секретом.

– Моя девочка, нам с Девериллом нужно обсудить важные дела, – обратился к ней Мейтленд.

– Да, папа. – Антония заставила себя улыбнуться и, обойдя вокруг стола, поцеловала отца в щеку. – Я побуду в гостиной.

Мужчины вежливо встали, и Антония, уходя, слышала, как отец сказал:

– Пойдемте в чертежную, Деверилл, я покажу вам новый проект.

Чертежной Сэмюел Мейтленд называл большой кабинет, где он создавал эскизы новых кораблей. В последнее время, стремясь стать респектабельным членом общества, он начал управлять своей империей из дома, вместо того чтобы каждый день отправляться в контору, расположенную неподалеку от лондонской гавани. Сэмюелу доставляло удовольствие иметь благодарного слушателя, который признавал в нем талантливого конструктора; такой моряк, как Деверилл, мог по достоинству оценить его успехи.

Когда через час экономка, миссис Пик, принесла чай, Антония все еще скучала в гостиной. Ей очень хотелось, чтобы добрая женщина осталась и составила ей компанию, но миссис Пик прекрасно знала свое место, поэтому они просто немного поболтали, и экономка ушла.

Допив чай, Антония пошла наверх, чтобы сменить вечернее платье на зеленый бархатный костюм для верховой езды. В дальнем конце двора отец соорудил площадку для стрельбы из лука, которая вполне устраивала Антонию. Стрельба из лука являлась видом спортивных состязаний, доступным для женщин, и Антония надеялась, что когда-нибудь ее примут в члены Королевского британского клуба лучников.

Спустившись по ступенькам террасы, Антония пошла по дорожке через ландшафтный парк, освещенный неярким лунным светом. Миновав застекленный павильон, украшенный изящным деревянным кружевом и вьющимися розами, она подошла к маленькой постройке, в которой хранилось спортивное снаряжение, и зажгла два фонаря – один на дальнем конце стрельбища, чтобы освещать соломенный круг, а другой на мраморном столе рядом с линией стрельбы. Затем, достав лук и колчан со стрелами, она с удовольствием ощутила в руках гладкий полированный тисовый лук.

Вставив стрелу и оттянув тетиву, Антония ощутила чувство благоговейного спокойствия. Ее не огорчило даже то, что она совершенно утратила мастерство и из двенадцати стрел только три поразили золотой «бычий глаз» в центре.

Внезапно Антония почувствовала, что она не одна и, вздрогнув, обернулась. Трей Деверилл стоял неподалеку и добродушно улыбался.

– Простите, я, кажется, напугал вас. – Он не спеша направился к ней. – Из своих апартаментов я услышал странные звуки и решил узнать, что это такое.

Когда Деверилл остановился возле Антонии, фонарь осветил его необыкновенно красивые черты, и ее сердце снова застучало сильнее, однако она сумела взять себя в руки.

– Я думала, вы все еще беседуете с моим отцом. Когда папой овладевает идея нового проекта, он не ложится спать, пока не проработает досконально все детали. – Она вздохнула и вставила стрелу. – Мне повезет, если он выйдет из чертежной до того, как закончатся мои каникулы.

– А вы не можете пойти к нему туда?

– Боюсь, меня там не ждут. – Выпустив стрелу, Антония проследила, как та со свистом описывает дугу.

– Впечатляет, – одобрительно заметил Деверилл, когда наконечник стрелы вонзился рядом с золотым центром.

– Благодарю вас, но здесь расстояние меньше, чем на соревнованиях.

– Стрельба из лука необычное занятие для леди, разве нет?

– Безусловно. – Антония насмешливо улыбнулась. – Но это то немногое, что мне доступно. Я не музыкальна, не умею хорошо рисовать и ненавижу шить. Прискорбно, но стрельба излука и верховая езда да еще, быть может, языки – это мои единственные таланты.

– Вы настоящая амазонка. – Антония недовольно поморщилась.

– Я восхищаюсь вами, – добавил Деверилл, очевидно, поняв, что коснулся больного вопроса.

– Если девушка такая высокая, как я, мистер Деверилл, она не радуется подобным сравнениям. – Антония почувствовала, как собеседник оценивающим взглядом окинул ее фигуру.

– Для меня ваш рост не кажется каким-то особенным.

– Да, по сравнению с вами. – Антония взглянула вверх на Деверилла, который был на целую голову выше ее, – но для девушки такой рост – ужасный недостаток. Было бы намного лучше, если бы я родилась мужчиной.

– Лучше для кого?

– Для отца, для меня. – Выпустив стрелу, Антония с удовлетворением отметила, что попала точно в «бычий глаз». – Папа хотел сына, как и все мужчины. Увы, мать умерла раньше, чем смогла подарить ему мальчика, а жениться второй раз он не захотел.

– А для вас?

– Ну, – почувствовав, что Деверилла на самом деле интересует ее ответ, Антония лукаво взглянула на него, – я, как и вы, могла бы путешествовать на кораблях по всему миру. Пока же самое большее, что мне довелось делать, – это крестить несколько новых папиных кораблей. Признаюсь, я вам завидую: вы воюете с пиратами, а я занимаюсь рукоделием.

– Война с пиратами совсем не так забавна, как про нее рассказывают, мисс Мейтленд, – с легкой насмешкой заметил Деверилл. – Она часто опасна.

Рассматривая его, Антония нахмурилась, вдруг вспомнив про шрамы, которые видела на голой груди Деверилла, и про еще более страшный шрам, который заметила у него на спине.

– Значит, свои раны вы получили, воюя с пиратами?

– Некоторые из них, – помолчав, ответил Трей.

– Что ж, во всяком случае, это гораздо интереснее, чем все занятия, дозволенные леди. Не думаю, что вы решились бы взять меня с собой в следующее свое путешествие, верно? – Она из-под ресниц взглянула на Деверилла.

Он приподнял бровь, словно не веря тому, что услышал.

– Надеюсь, вы не суеверны и не возражаете против присутствия женщины на борту вашего корабля? – насмешливо поинтересовалась Антония.

– Я, возможно, нет, но ваш отец не пережил бы, если бы потерял вас, – ответил Деверилл со скрытой иронией в голосе.

– Увы, это правда.

– У него вполне определенные планы на ваше будущее. – Вспомнив о мечтах отца, Антония кивнула.

– Папа хочет того, что, по его мнению, для меня лучше всего, и не успокоится, пока я не выйду замуж за дворянина. Такой брак для человека моего социального положения является высшим достижением. Большинство молодых леди выходят замуж по расчету, и лишь немногие наследницы заключают брак по любви или испытывают великую страсть. Мой удачный брак доставил бы отцу безмерное счастье. – Заметив, что у Деверилла слегка скривились уголки рта, Антония потупилась. – Полагаю, сыновнее послушание не входит в число ваших добродетелей?

– Нет, но в вашем случае это просто замечательно. – Трей усмехнулся. – У меня сжимается сердце при мысли о необходимости жениться ради того, чтобы сделать приятное отцу.

– И все же мне бы хотелось иметь возможность сопровождать вас. – Антония вставила стрелу. – Было бы замечательно поучаствовать хотя бы в одном маленьком приключении до того, как я начну вести размеренную семейную жизнь. – Она выпустила стрелу и поморщилась, когда та вонзилась далеко от цели. – Пока я не сделала ничего сумасбродного, скандального или вызывающего.

2
{"b":"225","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Интимная гимнастика для женщин
Сантехник с пылу и с жаром
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Посею нежность – взойдет любовь
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Дама сердца