ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неужели вы добровольно согласитесь работать вместе со всеми? – Брови Трея удивленно поползли вверх.

Антония пожала плечами.

– Не стоит относиться ко мне как к беспомощной страдалице. Я, конечно, не умею обращаться с парусами, но, безусловно, существует работа, которую я могла бы выполнять.

– К примеру, всегда найдутся паруса, которые требуют починки… – Деверилл пристально посмотрел на нее.

– Вы, вероятно, не помните, – поморщилась Антония, – что я ненавижу шитье.

– Прекрасно помню.

Антония сердито взглянула на Трея. Выходит, он нарочно предложил ей такую противную работу!

– Вам доставляет удовольствие мучить меня, не правда ли?

– В этом есть своя прелесть. Но, если говорить серьезно, все матросы-новички начинают с самого простого. Сомневаюсь, что вам будет интересно пачкать руки на другой работе.

– Меня интересует все, что связано с кораблем, и я нисколько не боюсь тяжелого труда. Я даже могу драить палубу, лишь бы не бездельничать во время путешествия.

– Пожалуй, для вас найдется работа под присмотром Флетчера – он воспитал немало зеленых новобранцев.

– Он научит меня обращаться с парусами? – Антония невольно просияла.

– Флетчеру не нравится, когда на борту судна находится женщина – он считает, что это приносит несчастье, но раз уж вы здесь… Думаю, для дочери Сэмюела Мейтленда он сделает скидку.

– Так вы попросите его?

– Да, принцесса.

– Благодарю. – Антония от души улыбнулась, впервые с момента своего похищения, потом взяла вилку и принялась за ленч, стремясь поскорее закончить еду и воспользоваться увлекательной возможностью узнать, как настоящий моря к проводит свой день.

Сначала Флетчер ни за что не соглашался на предложение Деверилла и лишь с подозрением смотрел на него, прикидывая, не стал ли он уже мишенью для насмешек.

– Это не годится для благородной леди. Эта ей ни к чему. – Это было все, что удалось выжать из него.

Однако когда Антония всерьез взялась за него, его сопротивление начало ослабевать.

– Вы могли бы с честью сдаться, Флетчер, – сочувственно посоветовал Деверилл. – В любом случае она в конце концов вас дожмет.

Антония, не обращая внимания на это язвительное замечание, затаив дыхание ждала ответа.

– Что ж, хорошо. – Пожав плечами, Флетчер перевел взгляд на хозяина, потом снова посмотрел на новоиспеченного юнгу. – Пойдемте. Начнете с того, что поможете мне вымыть камбуз.

Конечно, это было не совсем то, на что рассчитывала Антония, но, решив не испытывать судьбу, она смиренно последовала за Флетчером, несмотря на насмешливый взгляд Деверилла.

Работа заняла у нее всю вторую половину дня, но в результате Антония заслужила непритворное уважение Флетчера. После того как она помогла ему вымыть посуду, не произнеся ни слова жалобы, он соорудил импровизированный фартук, чтобы не пострадало ее платье, и поручил ей новую работу: наносить смолу на пеньковую веревку, бочарные клепки и палубные переборки, чтобы они стали водонепроницаемыми.

Потом Флетчер показал ей, как правильно вязать морские узлы, и не отставал от нее до тех пор, пока она не научилась завязывать их с закрытыми глазами.

– Неплохо для девушки, – в конце концов, кивнул он, и Антония улыбнулась, восприняв это как высшую похвалу.

Годами наблюдая за работой отца, Антония выучила названия всех многочисленных парусов на шхуне, но не знала, как поменять курс или поднять парус, и теперь, когда закончились начальные уроки, ее руки покраснели и горели. Но когда Флетчер предложил ей уйти, Антония отказалась – ей не хотелось, чтобы закончился этот день, ставший одним из самых увлекательных на ее памяти. К тому же она была уверена, что Деверилл время от времени поглядывает на нее, и ей не хотелось, чтобы он подумал, будто она сдалась. Кроме того, была еще одна вещь, которую она всегда мечтала осуществить, – взобраться наверх. Услышав ее просьбу, Флетчер снова заупрямился.

– Ну пожалуйста, – протянула Антония. – Я не буду трогать паруса, а просто хочу узнать, каково это – побывать в небе.

– Как вы сможете лезть вверх в юбках? – после некоторого размышления осведомился Флетчер. – Вы точно сломаете свою очаровательную шейку.

– Тогда, может, у вас есть пара бриджей и вы одолжите их мне вместе с рубашкой? Возможно, это слегка неприлично, зато я буду одета как полагается.

– Женщине не положено носить бриджи, – проворчал Флетчер мрачно.

– Возможно, вы правы, – вздохнула Антония, – но я намерена доказать, что могу с этим справиться.

– Ладно, думаю, после сегодняшнего дня вы заработали такое право. – Мрачное выражение на лице Флетчера сменилось едва заметной хитрой улыбкой.

Пройдя в свою каюту, Флетчер достал из сундука грубую льняную рубашку, пару темно-синих матросских брюк и ремень, и когда Антония, переодевшись, вернулась на палубу, она сразу почувствовала на себе любопытные взгляды всей команды.

Прикрикнув на матросов, Флетчер приказал им заниматься своей работой, после чего объяснил Антонии, как удержаться за выбленки – веревочные лестницы, закрепленные на горизонтальных реях каждой мачты, – и не свалиться вниз. Он выбрал самую низкую фок-мачту, откуда Антония могла смотреть вперед по ходу корабля, и велел ей останавливаться после каждых пяти ярдов, чтобы избежать головокружения.

Набрав в легкие побольше воздуха, Антония начала подъем, в то время как Флетчер держался внизу сразу за ней, страхуя ее от неожиданного падения.

С каждым шагом Антония наполнялась радостным возбуждением и удовольствием оттого, что не боится высоты. Когда она добралась до последней, самой верхней реи, внутри ее бурлил восторг и ей казалось, будто она парит над всем миром. Перед ней открылся неповторимый вид: бескрайние просторы облаков над бескрайней поверхностью моря, и из ее груди вырвался крик ликования, который так напугал Флетчера, что он подумал, не лишилась ли она рассудка.

После долгих уговоров Флетчеру в конце концов удалось убедить Антонию спуститься. Когда, смеясь от счастья, она ступила на палубу, то обняла Флетчера и от души поблагодарила его за полученное удовольствие.

– Ладно-ладно, мисс. – Флетчер покраснел и тут же торопливо отправился на камбуз готовить ужин, а Антония спустилась вниз, чтобы переодеться. Проходя мимо Деверилла, она одарила его сияющей улыбкой, которая подействовала на него как удар грома.

За обедом Трей чувствовал себя не вполне уютно. Антония забросала капитана Ллойда вопросами, касающимися основ навигации, и это вызвало у него вспышку ревности. Он и сам мог ответить на ее вопросы, но Антония по-прежнему не разговаривала с ним, и это держало его в постоянном напряжении, делая вспыльчивым и раздражительным. Эротические мечты об Антонии прошлой ночью все больше разжигали его желание.

Как только позволили приличия, Деверилл извинился и вышел на палубу, оставив Антонию наедине с капитаном. Дойдя до каюты, он решил немного поспать, но аромат Антонии на подушке и реакция его тела были настолько сильными, что ему пришлось смириться с мыслью провести еще одну беспокойную ночь, борясь со своими похотливыми инстинктами.

На этот раз Антония спала лучше, чем в предыдущую ночь, и на следующее утро проснулась в хорошем настроении, с нетерпением ожидая следующих занятий с Флетчером. Она ничуть не возражала, когда он усадил ее чинить паруса.

Флетчер показал ей, как зашивать разрывы в грубой парусине с помощью овечьих жил, продетых в иглу из кости кита. От этой работы у Антонии еще сильнее заболели руки, но она не жаловалась, боясь, что жалобы положат конец их занятиям. Тем временем Флетчер подробно описывал ей приключения Деверилла и его команды в далеких морях.

– Скажите, вы давно его знаете? – поинтересовалась Антония.

– С того самого момента, как он впервые стал командиром. На флоте вы не найдете более храброго человека, он не раз спасал мне жизнь. Среди моряков о нем ходят легенды.

24
{"b":"225","o":1}