ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, я что-то такое слышала и даже знаю, что у него есть шрамы, – призналась Антония, – а вот как он их получил, мне неизвестно.

– Эта история не для ушей леди. – Флетчер помрачнел и долго молчал, задумчиво глядя вдаль.

– Кажется, во всем виноваты турки…

– Да, проклятые турки.

– Тогда что же все-таки случилось? Моя экономка сказала, что команду Деверилла захватили в плен и долго мучили. Вы ведь тоже были с ним?

Глаза Флетчера вспыхнули, моряк неохотно кивнул, но прошло еще немало времени, пока он снова заговорил:

– Это случилось около десяти лет назад: Деверилл тогда был нашим капитаном и уже прославился тем, что боролся с пиратами, конфисковывал у них сокровища, чем заработал их лютую ненависть. Однажды он отправился с официальным визитом к турецкому паше, который подписал договор с Британией, но оказалось, что у паши были на капитана свои виды. Когда мы вошли в порт, Деверилла и его офицеров пригласили на обед, но это была западня. Кровавые дьяволы бросили всех в тюрьму, напали на наш корабль и схватили остальных. Потом они каждый день начали убивать по одному пленнику и заставляли капитана смотреть на это. Его они оставили напоследок, но при каждом убийстве наносили ему раны кривыми саблями. – Флетчер снова надолго замолчал. – Это были два месяца настоящего ада, – наконец прошептал он, – но они показались мне двумя годами.

У Антонии сжалось сердце, она не в силах была представить, как можно выдержать такие нечеловеческие страдания.

– И все-таки вам удалось бежать?

– Да. Капитан едва стоял на ногах, и тем не менее он сумел одолеть нескольких стражников, после чего взял пашу в заложники. Он мог бы бежать со своим помощником, но не бросил нас, хотя некоторые были тяжело ранены. Мы прорвались в порт и, вернувшись на корабль, уплыли, а через месяц вернулись с военным кораблем. До основания разрушив порт, мы навсегда поставили точку в этом кровавом деле. Сегодня я жив только благодаря капитану Девериллу, это точно.

– Все, что вы пережили, просто ужасно, – прошептала Антония.

– Вы правы. Раны каждого со временем заживают, но боссу гораздо хуже, потому что он был капитаном и отвечал за всю команду.

Антония кивнула, она отлично понимала, что имеет в виду Флетчер.

– Могу поспорить, – Флетчер пристально посмотрел на девушку, – именно из-за этого он не позволил вам прошлой ночью прыгнуть с корабля. Капитан взял на себя ответственность за вас и не хочет отступать. Он жизнь за вас отдаст. – Старый моряк помолчал, потом заговорил снова, и в его тоне послышалась мольба: – Вы не должны сердиться на него, мисс. Босс просто держится курса, который считает правильным. Клянусь, вы можете доверить ему свою жизнь.

Закусив губу, Антония отвернулась. Она всегда знала, что Девериллу можно доверять, что его честность и порядочность вне подозрений, и сердилась на него только зато, что он обманул ее. Однако, увозя ее из Лондона, он действовал в ее интересах, и если его уверенность оправданна, то тогда…

Она упорно старалась не задумываться над тем, что отца, возможно, убил ее жених, потому что, перестань она хоть на мгновение бороться с этой мыслью, весь ужас произошедшего убил бы ее душу.

Антония старалась вернуть свои встревоженные мысли к починке парусов, но они никак не могли успокоиться даже тогда, когда Флетчер показывал ей, как отвязывать линь, прикрепленный к кливеру.

Внезапно налетевший порыв ветра наполнил парус и, застав ее врасплох, чуть не вырвал линь у нее из рук. Грубая веревка обожгла ей ладони, а пальцы оказались ободранными до крови. Антония не желала показывать свою слабость, но через полчаса боль в руках стала такой сильной, что она едва сдерживалась, чтобы не застонать.

Подойдя к ним, Трей, по-видимому, сразу понял, что происходит, и взял ее за локоть.

– Пойдемте со мной.

– Куда? – попыталась сопротивляться Антония.

– В мою каюту. – Он решительно направился к трапу, ведущему на нижнюю палубу. – Я должен осмотреть ваши руки.

Чувствуя, что боль слишком сильна, чтобы спорить, Антония покорно сдалась.

Когда они оказались в каюте, Деверилл усадил Антонию за письменный стол, а сам принялся готовить все необходимое, чтобы помочь ей.

– Очевидно, я был не прав, посчитав вас в высшей степени разумной. Мне следовало бы догадаться, что вы весьма упрямая особа.

Мазь принесла ее рукам благословенное облегчение, после чего Трей аккуратно наложил марлевую повязку на ладони и три пораненных пальца.

Антония старалась проглотить слезы, но от заботы Деверилла все стало только хуже: он перенес страшные мучения, несравнимые с ее болью, а она усомнилась в его порядочности. И во всем был виноват неразрешенный вопрос о смерти ее отца.

Как он радовался ее помолвке с лордом Хьюардом, человеком безупречного происхождения, занимающего видное положение в обществе, и вот теперь…

– Вы в самом деле уверены, что Хьюард виновен? – Голос Антонии невольно задрожал.

– У меня нет в этом ни малейшего сомнения. – Трей нахмурился. – Ваш отец собирался расторгнуть помолвку, и поэтому барон отравил его. Не будь я в этом уверен, мне бы в голову никогда не пришло похитить вас.

– Значит, теперь вы мой защитник?

Некоторое время Трей молчал и заговорил, лишь когда закончил накладывать повязку.

– Скорее, я ваша охрана.

– Если Хьюард виновен в убийстве, то получается… что это я – причина смерти отца.

– Чушь. Вы здесь совершенно ни при чем. – Антония отвернулась, не желая, чтобы Деверилл видел ее плачущей, но когда слезы хлынули потоком из ее глаз, он привлек ее к себе.

– Не нужно плакать, дорогая. – Его пальцы нежно погладили ее волосы, потом нежно коснулись влажной щеки.

– Наверное, я все-таки очень слабохарактерная, – прошептала Антония.

– Ничего подобного. И все же мне было бы гораздо приятнее, если бы вы ругали меня, а не плакали.

Антония грустно улыбнулась. Она до сих пор так и не смогла понять, что так притягивает ее в этом человеке.

Как завороженная смотрела она на приближающийся к ней манящий рот. Теплое дыхание Деверилла коснулось ее губ, и она ощутила его возбуждающий запах, а под кончиками пальцев ощущала сплетение твердых мускулов и жар его мощного тела.

Опустив руки ей на плечи, Деверилл повернул Антонию и заставил попятиться на несколько шагов, пока она не прижалась спиной к переборке. Тогда он снова привлек ее к себе, глядя на нее горящими глазами. От этого взгляда, полного жгучего желания, у Антонии пересохло во рту.

– О, прошу вас, поцелуйте меня еще…

Прижавшись к Девериллу, Антония закрыла глаза, и сладкая судорога прокатилась по ее телу. Желание бурлило внутри, вызывая удивительную слабость и одновременно пробуждая жизнь в тайном месте между ее бедрами.

Обхватив губами ее сосок, Деверилл потянулся вниз, поднял подол платья и, коснувшись нежной кожи, протяжно вздохнул. Затем его рука, двинувшись вверх, погладила сокровенное женское местечко и Антония мгновенно ощутила, как ее складки приятно покрываются влагой.

Добравшись до влажной расщелины между ее ногами и поглаживая большим пальцем складки, Деверилл раздвинул их…

Желание превратилось в безжалостную, сверлящую боль, и Антония прижалась к нему, словно требуя большего.

Удовлетворяя ее требование, Деверилл снова завладел ее губами. Его поцелуй был обжигающим и ненасытным. Антония ответила на него с безумным жаром. Ее тело неистово дрожало, она не могла вспомнить, как дышать, ее кожа горела огнем, который невозможно было вытерпеть. Желание подобно пламени жгло ее, и, когда Деверилл погрузил в нее палец, у Антонии вырвался хриплый дрожащий стон удовольствия.

Неожиданно Деверилл поднял голову и глубоко, прерывисто втянул в себя воздух.

– Господи, да вы опасны. Просто касаясь вас, я дошел до края.

Обессилев от желания, Антония потянулась губами к его губам.

– Пожалуйста, – взмолилась она, – не останавливайтесь.

Это было именно то, чего она хотела всегда. В ее мечтах Деверилл именно так целовал ее, именно так ласкал. Антония хотела его, хотела страстно; ей казалось, что если она его не получит, то немедленно умрет.

25
{"b":"225","o":1}