ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Апельсинки. Честная история одного взросления
Голое платье звезды
Фея с островов
С мечтой о Риме
#Сказки чужого дома
Наследник для императора
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Одиноким предоставляется папа Карло
Невеста

– Вы тоже намерены вернуться в Лондон, чтобы разоблачить Хьюарда?

– Да. Поверьте, я ни за что не упущу такой возможности.

Антония удовлетворенно кивнула, радуясь мстительным ноткам в его голосе. В душе она была убеждена, что Деверилл прав: если Хьюард действительно убил ее отца, то именно для того, чтобы жениться на ней и без помех распоряжаться ее состоянием, а Трея представил убийцей, поскольку он мог помешать этому браку.

– Я вернусь в Лондон вместе с вами, – неожиданно объявила она.

– Нет. Хьюард слишком опасный противник. Пока он на свободе, вы останетесь в Корнуолле – там вам по крайней мере ничего не грозит.

Антония решила воздержаться от возражений, и Трей с невольной благодарностью взглянул на нее. Разумеется, он не мог ничего рассказать ей о «хранителях», так как клятва обязывала его хранить тайну.

Когда они, сменив тему, перешли к вопросу о необходимости брака, Антония привела несколько веских аргументов, с которыми Деверилл не смог бы не согласиться. Вполне вероятно, как наследница, она сможет найти другого титулованного кандидата, достаточно покладистого, чтобы принять брак по расчету на ее условиях.

Возможно, даже бесхарактерный человек лучше подойдет ей, чем высокомерный аристократ, которого она выбрала в первый раз.

Однако Трей считал, что Антония заслуживает гораздо лучшего.

Когда-то, много лет назад, дух приключений вполне удовлетворял его, но это было еще до трагической потери команды и корабля. После своего спасения он посвятил себя одной-единственной цели и не мог допустить, чтобы ему что-то мешало.

К тому же его подозревают в преступлении, и его опозоренное имя едва ли принесет какую-нибудь пользу Антонии.

Тем не менее, формально он просто обязан сделать Антонию своей женой независимо оттого, примет она сейчас его предложение или нет.

– Вы забыли о еще одном преимуществе: выходя за меня замуж, вы расстраиваете главный план Хьюарда по завладению вашим состоянием.

Антония нахмурилась.

– Его план рухнет независимо оттого, за кого я выйду замуж.

– Конечно, за меня. – Деверилл невозмутимо допил остаток бренди и не спеша повернулся.

– Куда это вы собрались?

– Сообщить капитану Ллойду о наших намерениях. Мне только сейчас пришло в голову, что он может обвенчать нас без всякого церковного оглашения.

– Не смейте никуда ходить! Мы еще не закончили наш разговор.

И все же он ушел, оставив Антонию кипеть от ярости – но всего на мгновение. Она не могла допустить, чтобы последнее слово осталось за ним, и тут же бросилась вслед за Девериллом, однако его и след простыл.

До самого вечера Деверилл делал все возможное, чтобы не оставаться наедине с Антонией, а она была слишком хорошо воспитана, чтобы спорить с ним и устраивать спектакли перед его командой. Тем не менее, ее испепеляющие взгляды преследовали его везде, куда бы он ни пошел, при первой же возможности она повторяла свои страстные возражения против их супружеского союза.

Деверилл же в отличие от Антонии решил покориться неизбежности. С момента похищения он знал, что последствия для репутации его пленницы могут быть просто сокрушительными. Теперь же, чтобы заставить ее сдаться, ему придется использовать против нее ее непокорный характер.

После обеда Антония вернулась в каюту и, глядя в открытый иллюминатор, невольно залюбовалась золотыми лучами заходящего солнца. Потом она повернулась к сидячей ванне, занимавшей значительную часть ее апартаментов. Ванна была наполовину наполнена, и Антония с интересом ждала, что будет дальше.

Через минуту раздался стук в дверь, и Флетчер внес два дымящихся ведра с горячей водой.

– Босс сказал, что вам необходимо принять ванну, – коротко пояснил он.

Хотя горячая ванна была ее слабостью, Антония не совсем отчетливо представляла себе, как воспользоваться ванной с забинтованными руками. Однако, как только Флетчер вышел, на пороге появился Деверилл.

– Что вы делаете в моей каюте? – удивленно спросила Антония.

– Собираюсь исполнить роль горничной, – невозмутимо ответил он.

– Лучше уж я как-нибудь сама справлюсь.

– Лучше повернитесь, и я расстегну ваше платье.

– Вы на самом деле собираетесь раздеть меня? – Антония с шумом втянула в себя воздух.

– Да, чтобы помочь вам вымыться.

– Нет! – Отступив на шаг, Антония непреклонно покачала головой. – Это слишком непристойно.

– Ну и что? Я уже видел большую часть вашего прекрасного тела. То, что я помогу вам мыться, вряд ли сильнее скомпрометирует вас, учитывая, что всего несколько часов назад я был внутри вашего гнездышка.

Лицо Антонии покрылось краской, и она молча смерила Трея гневным взглядом.

– Вы тоже видели меня голым в ванне, – напомнил он.

– Это совсем другое дело. Тогда все произошло случайно.

– Наши любовные игры сегодня утром вовсе не были случайностью, и я не могу вернуть вам невинность, так что перестаньте вести себя по-детски.

– Между тем, чтобы вести себя по-детски, и тем, как ведет себя проститутка, есть разница. – Антония прищурилась. – Я не позволю вам купать меня.

– Тогда я раздену вас без вашего согласия.

– Только попробуйте! – Антония в негодовании сложила руки на груди.

Внезапно Деверилл хлопнул себя полбу.

– О, простите, совсем забыл. Я ведь пришел к вам с мирным подношением. – Он достал из кармана и протянул Антонии два украшенных драгоценными камнями гребня. – Капитан Ллойд везет их своей сестре, но, глядя на вас, решил, что сейчас вам эти безделушки нужнее, так как у нас на борту отсутствуют шпильки.

К его удовольствию, подкуп сработал, и после короткого колебания Антония, протянув руку, взяла гребни.

– Скажите капитану Ллойду, что я признательна ему за щедрость и верну их, как только мы доберемся до Корнуолла. – Развязав бечевку, которая стягивала сзади ее золотисто-каштановые волосы, Антония подняла шелковую массу вверх и с помощью гребней закрепила локоны. Деверилл услышал, как она тихо вздохнула от удовольствия.

– Надеюсь, теперь вы разрешите мне вас искупать? – вкрадчиво спросил Деверилл.

Антония недоверчиво посмотрела на него из-под опушенных ресниц.

– Скажите прямо, что вы замышляете?

– Абсолютно ничего. Я даже готов пообещать вести себя примерно.

– Боюсь, ваше представление о хорошем поведении не имеет ничего общего с представлением остального цивилизованного мира.

– Бог с ним, со всем миром, у вас вода остывает. – Деверилл жестом указал на медную ванну. – Вы собираетесь купаться или нет?

Антония бросила мечтательный взгляд в сторону ванны.

– Пожалуй, я не стану полностью раздеваться и останусь в ночной сорочке…

– Не знал, что она у вас есть.

– Я смастерила ее из наволочки прошлой ночью, чтобы было в чем спать. Если вы непременно хотите купать меня, я останусь в ней, чтобы сохранить хотя бы остатки пристойности.

– Ну, как пожелаете. – Чтобы не дать Антонии возможности передумать, Деверилл принялся быстро расстегивать крючки ее платья и тут же невольно вспомнил, как длинные стройные ноги Антонии обвились вокруг него, когда он погрузился в ее сладостное тепло.

Проклиная вдруг ставшие тесными бриджи, Трей торопливо продолжил свое занятие и, покончив с крючками, повернул Антонию лицом к себе и опустился на колени, чтобы снять с нее чулки.

– Вот видите, – как бы между прочим заметил он, – я уже у ваших ног. Не многие женщины могут сказать, что заставили меня стоять перед ними на коленях.

– Я тоже не могу этого сказать, потому что вы сделали это исключительно по собственной воле. – Антония отвернулась и, подойдя к сундуку, извлекла из него хитроумно сооруженную ночную сорочку – прямое, похожее на мешок одеяние из белого муслина с прорезями для головы и рук. Повернувшись спиной к Девериллу, она спустила платье с плеч, быстро надела сорочку, забинтованными руками осторожно потянула вниз подол и только потом позволила платью соскользнуть с бедер на пол.

27
{"b":"225","o":1}