ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же вы считаете сумасбродным или вызывающим, мисс Мейтленд?

– О, не знаю… – Она замолчала, потом искоса взглянула на Деверилла. – Как вы считаете, поцелуй был бы достаточным сумасбродством?

– Поцелуй?

– Вы покажете мне? – Антония повернулась к Девериллу. – Меня никогда еще не целовали, и моя лучшая подруга Эмили постоянно дразнит меня за это. Сегодня я уже нарушила правила приличия, увидев вас без одежды, так почему бы не нарушить еще раз? Прошу вас.

– Вы это серьезно?

– Совершенно серьезно. Пока мы здесь, нет никакого риска, что вы меня скомпрометируете. А если даже и так, никаких ужасных последствий не будет: папа не потребует от вас компенсации в виде женитьбы, потому что у вас нет титула. Неужели вы боитесь, мистер Деверилл? – удивилась Антония, видя, что он все еще колеблется.

– Вам нравится жить опасной жизнью, мисс Мейтленд? – Трей скрыл глаза за опустившимися темными ресницами.

– Наверное, понравилось бы, если бы я когда-нибудь себе это позволила, – рассмеялась Антония. – Но я никогда не выйду за рамки пристойности.

– А у меня есть правило никогда не целовать вооруженных женщин. – Деверилл перевел взгляд на ее лук и стрелу. – Положите лук и идите сюда.

Сердце Антонии забилось сильнее, когда она поняла, что Трей собирается исполнить ее просьбу. Оставив лук, она медленно подошла к нему, и он одним пальцем поднял ее подбородок. Антония затаила дыхание, и Деверилл, наклонив голову, запечатлел на ее губах нежный поцелуй; при этом он лишь слегка коснулся ее губ.

Внезапно Антония нахмурилась – поцелуй показался ей слишком уж деликатным для такого опытного мужчины.

– Я… разочарована. Не могли бы вы сделать это получше?

– Ну, если вы настаиваете…

На этот раз Деверилл заключил ее в объятия и прижал к своему высокому упругому телу. Антония не успела даже почувствовать приятное удивление, потому что он, нагнув голову, крепко прижался губами к ее губам. Прикосновение было напористым и обжигающе горячим, и ей показалось, что ее коснулся раскаленный уголь. Затем Деверилл скользнул языком в глубину ее рта, заставив сердце Антонии подпрыгнуть. Его губы забрали в плен ее губы, язык медленно начал двигаться взад-вперед, и Антония всхлипнула, ощутив волну жгучего желания. Резкая, вибрирующая боль стала подниматься внутри ее, и Антония, теряя силы, потянулась вверх и схватилась за мощные плечи Деверилла.

Когда он наконец отстранился, ее ноги были так слабы, что она едва могла стоять.

Оцепенев от мучительного желания, которое он без всяких усилий возбудил в ней, и все еще прижимаясь к Девериллу, Антония открыла глаза и посмотрела на него, а когда заговорила, ее голос дрожал так же, как и ноги.

– Это было… изумительно.

– Я польщен. – Деверилл, осторожно отпустил ее и сделал шаг назад.

– Благодарю вас, мистер Деверилл. – Все еще дрожа, Антония поднесла пальцы к горящим губам. – Я никогда этого не забуду.

– Надеюсь. А теперь мне лучше исчезнуть, пока ваш отец не увидел нас вместе и не нашел этим стрелам иное применение.

Антония не отрываясь смотрела, как высокая фигура Деверилла скрывается в темноте. Голова ее кружилась, тело горело; поцелуй Деверилла разжег глубоко внутри ее желание изведать захватывающую страсть, на которую он лишь мельком позволил ей взглянуть.

Кончиками пальцев Антония провела по припухшим губам и решила, что никогда никому не расскажет об этом поцелуе – даже Эмили: она оставит его для себя и будет хранить, как сокровище.

Внезапно ей стало грустно, и Антония закрыла глаза. Вероятно, было ошибкой просить Трея поцеловать ее, потому что теперь ей будет еще труднее довольствоваться своим унылым существованием.

И все же одно было несомненно: пока она жива, она никогда, никогда не забудет этого человека.

Глава 1

Лондон, июнь 1815 года

Она не выглядит убитой горем, заключил Деверилл, наблюдая за Антонией Мейтленд через наполненный народом бальный зал. Вряд ли этой юной леди угрожает опасность и вряд ли нужна его защита от мужчины, с которым она неофициально помолвлена.

Одетая в роскошное, отливавшее серебром жемчужно-серое платье, стоившее, должно быть, целое состояние, мисс Мейтленд, по-видимому, чувствовала себя в своей стихии среди блеска бала. Разумеется, как одна из самых богатых наследниц Англии, Антония вполне могла позволить себе многочисленных дорогих модисток.

И все же платье, хотя и восхитительное, служило лишь украшением ее очаровательной внешности.

Почувствовав, как его пронзило неожиданное желание, Деверилл прищурился. Внешне Антония мало напоминала ту долговязую, неуклюжую девушку, которую он встретил четыре года назад; ее фигура приобрела нежные женственные формы, изящество и грациозность. Она прямо-таки излучала уверенность в себе, о которой прежде можно было только догадываться.

Деверилл невольно вспомнил их первую встречу и ее неподдельное смущение, когда она застала его голым в ванной, а потом вечером того же дня дерзкую, совершенно неожиданную просьбу поцеловать ее. У нее чисто мужские стремления при исключительно женственной внешности, подумал Деверилл и вздрогнул. Антония – красавица, в этом нет сомнения, как и в том, что множество джентльменов добиваются ее руки.

Стоя в окружении страстных поклонников, Антония то и дело улыбалась. Оно и немудрено: среди поклонников находился ее жених барон Хьюард – он-то и был главной причиной появления Деверилла в Англии.

Деверилл вернулся в Лондон, получив от экономки Мейтлендов полное страха письмо, в котором говорилось, что Антония в опасности. Сэмюел Мейтленд умер год назад, как считалось, от сердечного приступа, однако миссис Пик подозревала, что его отравил лорд Хьюард после яростного спора, когда Мейтленд отменил разрешение на помолвку барона с дочерью.

Пообещав во всем разобраться, Деверилл явился на бал, чтобы найти Антонию. Он собирался возобновить знакомство, расспросить ее о женихе и только после этого действовать.

Ни для кого не являлось секретом, что Антония и лорд Хьюард уже обо всем договорились. Они обручились всего за несколько дней до смерти Мейтленда, но по настоянию Антонии формальное оглашение, как положено, отложили на год из-за траура, и теперь оно ожидалось в следующем месяце на специальном балу. Свадьба предполагалась еще через три недели, после оглашения в церкви, и миссис Пик боялась, что, как только они поженятся, Хьюард завладеет состоянием Антонии. Тогда ничто не помешает ему убить ее, как он, возможно, убил ее отца.

Деверилл внимательно смотрел, как барон ведет невесту на танцевальную площадку. Для Антонии это был первый светский вечер после окончания траура, и она счастливо смеялась чему-то, что шепнул ей лорд Хьюард. Этот высокий светловолосый дворянин обладал изысканными аристократическими манерами, способными легко покорить сердце впечатлительной наследницы.

Деверилл стиснул зубы. Он знал Хьюарда лишь по нескольким случайным встречам в клубах да еще по одному случаю, оставившему у него неизгладимое отталкивающее впечатление. Совершенно случайно Деверилл оказался свидетелем того, как барон избил тростью мальчика-попрошайку только за то, что тот посмел дотронуться до его дорогого пальто.

Утром после встречи с миссис Пик Деверилл отправился к себе в контору, надеясь выяснить, что его людям известно о Хьюарде, и после решил нанести визит управляющему. То, что Хьюард, по слухам, был жадным и беспощадным в делах, еще не означало, что он повинен в убийстве. Но если Сэмюел Мейтленд действительно отравлен Хьюардом, Деверилл обязан предать правосудию убийцу друга и сделать все, чтобы Антония не стала следующей, ничего не подозревающей жертвой барона.

В бальном зале было жарко, и Антония обрадовалась, когда по окончании танца лорд Хьюард оставил ее с Эмили и пошел на поиски прохладительных напитков.

– Разве это не замечательно – мой первый бал и так многолюдно? – воскликнула Эмили, с удовольствием окидывая взглядом собравшихся.

3
{"b":"225","o":1}