ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но как вы его захватите? – с любопытством спросила Антония.

– Для начала сделаем предупредительный выстрел по носовой части, а в случае необходимости я потоплю его судно. Негодяй скорее всего откажется подчиниться любым требованиям сдаться, так как, несомненно, считает себя непобедимым и у него имеется полдюжины шестифунтовых пушек. Конечно, они не идут ни в какое сравнение с вооружением моей шхуны. Когда дело дойдет до сражения, я легко одолею противника, если только ему не повезет и он случайно не сделает удачный выстрел.

– Все равно это опасно. – Антония пал ьцем медленно рисовала круги на покрытой волосами груди Деверилла. – Признаюсь, мне страшно думать обо всем этом.

– В меня стреляли сотни раз, дорогая, – Трей снисходительно усмехнулся, – но я до сих пор цел.

Цел? Антония непроизвольно коснулась самого большого шрама на его теле.

– Мне больно, что они мучили тебя, – тихо сказала она.

– Но ведь я выжил. – Деверилл поморщился. – Мне повезло тогда.

– Думаю, тебе действительно повезло. Ты выжил, чтобы вершить правосудие над своими мучителями.

– Да? А ты знаешь, что значит для капитана пережить свою команду?

– Это не твоя вина.

– Нет, моя. Капитан полностью отвечает за все, что касается жизни команды.

– Но ведь вас предали. Разве на тот момент британское правительство не подписало договор с пашой?

– Подписало, но паша решил наказать меня за то, что я потопил один из его пиратских кораблей. Он задумал сделать из меня наглядный пример для других англичан.

Слегка касаясь кожи, Антония провела пальцами по щеке Трея, стараясь хоть немного его утешить. Затем Трей почувствовал прикосновение ее губ к своей груди, ощутил горячие капли, падающие из ее глаз. Отстранив Антонию, он пристально посмотрел на нее.

– Пожалуйста, не плачь.

Стараясь подавить рыдания, Антония тяжело сглотнула, но слезы все равно продолжали капать. Погрузив пальцы в ее блестящие, ниспадающие шелковым занавесом волосы, Деверилл привлек Антонию к себе и прижался к ее губам страстным поцелуем. Его ненасытность успокоила рыдания, но этого было недостаточно ни для одного из них.

Перевернув Антонию на спину, Деверилл стремительно опустился на нее, спрятал лицо в ямочке у ее шеи, вошел в ее сладостное тепло, и кровь застучала у него в ушах громче, чем разбивающийся неподалеку прибой.

Не возражая против этого неистовства, Антония обняла его и крепко держала, пока он наконец не задрожал в извечном мощном освобождении.

Потом, обессилевший, он неподвижно лежал на ней, и Антония поглаживала его покрытую шрамами спину, успокаивая нежными ласками. Первый раз за все время Трей не отказался от предложенного сочувствия, а наоборот, позволил ей утешать его, впитывая глубоко в себя ее тепло и аромат, наслаждаясь ее отзывчивостью и силой. Невысказанная благодарность переполняла его. В объятиях Антонии он был способен на время забыть преследовавшую его тоску, несмотря на то что навсегда был обречен жить с этим чувством.

В мрачном настроении Деверилл провожал Антонию в замок Уайлд, где, как оказалось, его ожидал сюрприз – сэр Гавейн специально приехал к нему в Корнуолл.

Пожилой предводитель «хранителей» пил чай в гостиной с леди Изабеллой. Поднявшись, он тепло поздоровался с Антонией.

– С грустью узнал о смерти вашего отца, дорогая. Он был добрым человеком и хорошим другом.

– Благодарю, вы чрезвычайно добры. В память о моем отце сэр Гавейн подарил мне изумительный парусник, сделанный из стекла, – пояснила она Девериллу и Изабелле.

– Как трогательно, – одобрительно заметила Изабелла и жестом указала на чайный стол, уставленный оладьями, сандвичами и печеньем. – Дорогая, вы с Девериллом выпьете с нами чаю? Мы почти закончили, но я позвоню и попрошу подать еще чайник.

– Возможно, позже, – ответила Антония. – Я должна вымыться и сменить одежду – она вся в песке и соли, поскольку Деверилл только что учил меня плавать.

Трей подозревал, что ей хотелось смыть со своего тела следы их страсти, а не только песок и соль, и когда Антония слегка улыбнулась ему, мгновенно почувствовал, как его снова захлестывает мощный поток желания. Он поспешно отвел от нее взгляд, однако успел заметить, что Изабелла лукаво наблюдает за ним, а сэр Гавейн с любопытством смотрит на него проницательными голубыми глазами.

Когда Антония покинула комнату, Изабелла тоже встала.

– Не сомневаюсь, джентльмены, у вас есть много такого, что вам хотелось бы обсудить наедине, а я должна распорядиться, чтобы повар приготовил к обеду дополнительные блюда. Вы останетесь на обед, Деверилл? Мы проведем тихий домашний вечер и выслушаем все сплетни с Кирены.

– С удовольствием.

– Тогда оставляю вас вдвоем. – Изабелла подала руку сэру Гавейну и, когда он, склонившись, поцеловал ей пальцы, похлопала его по щеке, а затем быстро вышла из комнаты.

Ходили слухи, что Изабелла и лорд Гавейн когда-то были любовниками, но Деверилл полагал, что они просто близкие друзья – не только потому, что разница в возрасте между ними составляла больше двух десятков лет, но и потому, что Изабелла имела слишком пылкую натуру, чтобы отдаться мужчине, который не мог ответить ей такой же страстью.

Сэр Гавейн сел на диван и пригласил Деверилла расположиться в соседнем кресле.

– Итак, мой друг, – не торопясь заговорил он, – я знаю, что вы спасли Антонию от пагубного замужества, а возможно, и от чего-то более страшного, и из-за этого попали в дьявольски сложное положение.

– Да, теперь меня обвиняют в убийстве, – уточнил Деверилл с мрачным юмором. – Но я должен винить только себя за то, что недооценил коварство Хьюарда.

– Надеюсь, – хмуро кивнул сэр Гавейн, – что, приложив определенные усилия, нам все удастся исправить.

– Сэр, вы привезли какие-нибудь известия от Макки?

– Разумеется. Вы сами прочтете его сообщение, но новости положительные. Мадам Венера на самом деле оказалась очень полезной, и, осторожно расспросив ее о пристрастиях лорда Хьюарда, мы получили много ценной информации. Похоже, барон имеет склонность к извращениям, а именно получает огромное удовольствие, причиняя боль куртизанкам, которых часто посещает.

– Я так и думал. – Деверилл покачал головой. – Слава Богу, Антония спаслась от этого негодяя.

– Согласен. И еще наметился успех в розыске бандита со шрамом, который напал на вас и убил бывшую с вами молодую женщину. Раскрыто его пристанище в Севен-Дайалз и обнаружены два мерзавца, являющиеся его сообщниками. Макки ждет вашего возвращения в Лондон, чтобы выступить против них.

– Хорошо, – кивнул Трей, – я хочу принять участие в их допросе.

– Еще я говорил с лордом Уиттингтоном. – Назвав имя заместителя министра иностранных дел, сэр Гавейн наклонился и взял чашку с чаем. – Уиттингтон возмущен тем, что вас заподозрили в убийстве и собирались арестовать. Он заверил меня, что его коллеги в министерстве заступятся за вас. Вернувшись в Лондон, вы в течение некоторого времени сможете избежать ареста и заключения в тюрьму.

– Я надеюсь не только избежать тюрьмы, но и доказать виновность Хьюарда, – нахмурился Деверилл. – Вернувшись в Лондон, я намерен действовать совершенно секретно, чтобы у Хьюарда не было возможности изобрести еще какой-нибудь вероломный план.

– Меня приводит в ярость одна мысль о том, что Сэмюел Мейтленд отравлен. – Морщины прорезали лоб сэра Гавейна. – И я благодарен вам за то, что вы, действуя без промедления, сумели защитить его дочь. Сэмюел был бесценным сторонником нашего дела, и я не остановлюсь ни перед чемради безопасности Антонии. – Гавейн сделал глоток чаю и пристально посмотрел на Деверилла. – Я знаю, что у вас в отношении Антонии честные намерения. Белла сказала мне о вашем предложении.

– Увы, мисс Мейтленд намерена выйти замуж за аристократа, как мечтал ее отец. – Деверилл покачал головой, и слабая улыбка скривила его губы.

– Что ж, пусть только будет счастлива, и вы тоже.

37
{"b":"225","o":1}