1
2
3
...
41
42
43
...
59

Мистер Трант, безусловно, должен быть отстранен от работы в «Мейтленд шиппинг» и привлечен к ответственности за преступную деятельность. Жду от Вас дальнейших инструкций, чтобы по получении предпринять все необходимые действия.

По Вашему настоянию я ничего не сказал лорду Хьюарду, чтобы не спугнуть его, но действовать нужно как можно скорее. Я, безусловно, виню себя за недостаточное внимание к делам компании и хочу без промедления исправить свою ошибку.

Ваш покорный слуга Ф. Кокран

Антонию охватил гнев; она чувствовала возмущение и стыд не только из-за того, что Хьюард замешан в постыдном деле перевозки рабов ради огромных прибылей. Он обманул ее доверие, предал память отца, преступно воспользовавшись компанией, чтобы набить собственные карманы…

Теперь у Антонии больше не оставалось сомнений в том, что Хьюард был способен убить невинную женщину, обвинить в убийстве Деверилла и… отравить ее отца.

Она непроизвольно скомкала в кулаке письмо. Она непременно добьется, чтобы негодяй понес наказание!

– Дорогая, я знаю, что вы получили письмо из Лондона, – услышала она рядом с собой голос Изабеллы. – Надеюсь, в нем хорошие новости?

– Можно сказать и так. – Антония подняла голову. – У нас есть свидетель преступления лорда Хьюарда.

Письмо Финеаса Антония решила послать Девериллу в гостиницу в Джеррансе, чтобы он мог прочитать его, как только вернется из патрулирования. Она надеялась, что это произойдет очень скоро, потому что ей срочно нужно было попасть в Лондон. Когда Хьюард предстанет перед судом, она хотела быть в городе, чтобы лично убедиться, что мерзавец получил по заслугам.

На следующее утро леди Кенард прислала в замок Уайлд записку с приятной новостью. Ее муж, сэр Криспин, отправился в Фалмут, чтобы встретиться с мистером Девериллом и проследить за размещением арестованного убийцы. Как местный судья, сэр Криспин должен был взять на себя надзор за ним и провести все предписанные законом процедуры.

Прочитав записку, Антония поняла, что Деверилл не пострадал и успешно справился со своей задачей. Она полагала, что он навестит ее, закончив дела с сэром Криспином в Фалмуте, но к середине дня, когда Трей так и не появился, ее радостное ожидание сменилось беспокойством. Разумеется, он был занят, но не до такой же степени! В пять часов Антония послала записку в гостиницу и вскоре получила ответ от хозяина гостиницы, в котором он сообщал, что мистер Деверилл отказался от комнат и его вещи доставлены в дом сэра Криспина.

Антонии показалось вполне разумным, что Деверилла пригласили жить в Кенард-Хаус, однако, когда после обеда в гостиной появился Флетчер Шортолл, она встревожилась не на шутку.

– Полагаю, вы с известиями от Деверилла? – Антония постаралась скрыть тревогу.

– Да, мисс. – Моряк учтиво поклонился сэру Гавейну и подал ему запечатанное письмо, а другое подал Антонии. – Мистер Деверилл велел мне извиниться за то, что не смог доставить письма лично.

Сломав печать, Антония быстро пробежала глазами письмо – оно было очень коротким. Трей писал, что по возвращении его ожидало сообщение из Лондона, и теперь для осуществления его планов ему необходимо на следующее утро отбыть в Лондон. Он также выразил сожаление по поводу того, что до отплытия не сможет навестить Антонию, и пообещал, что будет сообщать ей обо всем происходящем из Лондона.

Антония в волнении смотрела на письмо. Итак, скоро Деверилл встретится с Хьюардом! Лишь постепенно до нее дошел скрытый смысл записки: Трей не только решил отплыть без нее, но даже не попрощался с ней.

– Флетчер, а где сейчас Деверилл? – Она постаралась ничем не выдать своих подозрений. – Вероятно, с сэром Криспином в Кенард-Хаусе?

– Верно, мисс. Они занимаются делами, и мистер Деверилл сказал, чтобы я от его имени попрощался с вами, потому что завтра рано утром мы выходим в море.

– Ну, это мы еще посмотрим, – пробормотала себе под нос Антония и, быстро выйдя из гостиной, распорядилась подать экипаж Изабеллы.

Глава 16

Узнав от дворецкого, что Деверилл и сэр Криспин закрылись в кабинете, Антония решила подождать в гостиной. Она не хотела сразу делать окончательные выводы и все же отчаянно боялась, что Трей руководствуется чем-то иным, кроме желания заняться расследованием.

Едва Деверилл появился на пороге, у Антонии застучало сердце; она не могла отвести от него взгляд, но его зеленые глаза были прикрыты и бесстрастны. Когда он заговорил, его голос звучал холодно и резко:

– Зачем вы пришли сюда., дорогая? В моем письме ясно сказано, что у меня нет времени на встречу с вами.

– По-моему, я имею право спросить, почему вы решили уехать, не попрощавшись. – Антония старалась сдержать бурлившие в ее душе эмоции.

– Вы знаете почему. – Трей пожал плечами. – Мне необходимо немедленно вернуться в Лондон, и я не вижу особого смысла затягивать прощание. Идиллия закончилась, Антония. Мы провели вместе несколько изумительных недель, а теперь пришла пора поблагодарить друг друга за это и расстаться.

Антония вся сжалась. До чего же она была глупа, думая, что сможет завоевать его любовь! Вздернув подбородок, она по крайней мере решила спасти свою гордость и не обращать внимания на жестокую боль внутри.

– Скажите хотя бы, что вы планируете делать. Что говорят ваши коллеги в Лондоне? Надеюсь, им удалось собрать достаточно веские улики против Хьюарда?

По лицу Деверилла пробежала тень.

– Владелица клуба мадам Бруно готова отказаться от показаний против меня. Теперь она утверждает, что всем делом руководил Хьюард, и согласна повторить это в суде, если мы гарантируем ей защиту.

– Защиту?

– Да, защиту от Хьюарда. Она много лет заставляла девушек терпеть его жестокое отношение из страха за свою собственную жизнь и именно поэтому солгала, обвинив меня в причастности к убийству.

– И что она говорит теперь?

– Мадам Бруно утверждает, что в ту ночь Хьюард привел своих наемников в клуб, а ей приказал вызвать полицейского с Боу-стрит задолго до самого происшествия.

– Тогда вы легко сможете доказать свою невиновность. – Антония невольно почувствовала прилив радости.

– Пожалуй. Но эта женщина не сможет достоверно подтвердить, что именно Хьюард – заказчик убийства, а одних только ее подозрений, безусловно, недостаточно.

– Тогда что вы собираетесь делать? – Антония в растерянности нахмурила брови.

Трей долго молчал, очевидно, не желая посвящать Антонию в свои планы.

– Попытаюсь принудить Хьюарда к публичному признанию.

– Как? Вызовете его на дуэль? – Трей покачал головой:

– У Хьюарда не хватит мужества встретиться со мной на дуэли: он знает, что я отлично стреляю и искусно владею шпагой.

– Он и сам великолепный стрелок и часто упражняется в тире Ментона…

– Не беспокойтесь обо мне, дорогая. – Деверилл усмехнулся. – Я не слишком боюсь смерти, но все же не доставлю кому-то, тем более Хьюарду, удовольствие убить меня.

– И что же тогда?

– Я планирую устроить ему ловушку. – Деверилл явно начал терять терпение. – А теперь довольно вопросов, я уже сказал, что буду сообщать вам о своих действиях, когда окажусь в Лондоне.

– Нет. – Антония недовольно сжала губы. – Я поплыву с вами.

– Вы останетесь здесь, в безопасности.

– В Лондоне мне тоже ничего не угрожает.

– Этого я не могу гарантировать. Неизвестно, как поведет себя Хьюард. Чтобы устранить меня, он разработал план убийства ни в чем не повинной женщины. Как, по-вашему, он поступит, если вы вернетесь в Лондон, проведя в моем обществе целый месяц? Я не для того влез во все эти неприятности, чтобы снова отдать вас в когти Хьюарда. Обещаю, как только мы упрячем его за решетку, сразу послать за вами.

Антония нахмурилась. Она откровенно боялась за Деверилла, боялась того, что может с ним случиться. Хьюард уже показал, насколько он хитер и коварен, а значит, Трей мог быть ранен и даже убит, или его могли повесить за убийство, которого он не, совершал.

42
{"b":"225","o":1}