ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 17

Лондон, август 1815года

– Вы уверены, что с вами все в порядке, дорогая? – спросил Финеас Кокран, взяв Антонию за руки. – Весь этот месяц я ужасно беспокоился о вас.

– Поверьте, Финеас, со мной все хорошо. – От этой искренней заботы у Антонии стало теплее на сердце. – Полагаю, вы знакомы с мистером Девериллом?

– Конечно. – Отпустив Антонию, Финеас обернулся и пожал Девериллу руку. – Безмерно благодарен вам, сэр, за то, что вы уберегли мисс Мейтленд от опасности.

– Таков мой долг, – просто ответил Деверилл.

Финеас был на голову ниже и Деверилла, и остальных находившихся в скромной гостиной джентльменов, с которыми ему только предстояло познакомиться.

Деверилл послал друзьям сообщение о своем прибытии, едва его шхуна вошла в гавань, а потом дождался темноты и отвез Антонию в апартаменты Бо Маклина на Сент-Джеймс-стрит.

Макки, красавчик с каштановыми волосами, бывший актер, в ожидании прибытия других участников встречи любезно угощал Антонию вином, и вскоре она уже улыбалась его забавным рассказам о театре, забыв про всю серьезность ситуации, послужившей поводом для их знакомства.

Вскоре к ним присоединились виконт Торн, с которым Антония несколько раз встречалась прежде, и мистер Алекс Райдер; в обоих она сразу угадала неординарные, сильные личности. Лорд Торн, светловолосый и обаятельный, производил впечатление повесы, тогда как темноволосый и худой Райдер выглядел суровым и грозным. И все же, несмотря на различие между ними, оба они обладали чем-то не поддающимся определению, что выделяло их из ряда всех других великосветских джентльменов.

Наконец прибыл Финеас Кокран, и после взаимного представления они проинформировали Финеаса о проведенном ими расследовании, сообщили ему улики, собранные против Хьюарда, и представили список свидетелей, готовых дать показания против него. Затем все перешли к обсуждению плана Деверилла, нацеленного на то, чтобы передать лорда Хьюарда в руки правосудия.

– Я решил побить Хьюарда на его собственном поле, – объявил Деверилл собравшимся, – использовав против него его собственные слабости.

– И что же это за слабости? – поинтересовался Финеас Кокран.

– Прежде всего, стремление к богатству и власти, а также ревность. И еще его бешеная ярость из-за того, что мы помешали его планам. Барон приложил слишком много сил, стараясь захватить управление наследством мисс Мейтленд, чтобы так легко отказаться от своего плана. Когда он увидит, что наследство выскальзывает из его рук и падает в мои, он перейдет к решительным действиям и всеми силами постарается этого не допустить.

– Его милость, безусловно, взбешен тем, что вы ускользнули. – Финеас важно кивнул.

– Кто бы сомневался! Такой катастрофический провал заставит Хьюарда еще настойчивее стремиться к реваншу. Ему отчаянно хочется убить меня, и поэтому я сделаю из себя доступную мишень, но при этом сохраню возможность контролировать ситуацию.

– Вы хотите вынудить Хьюарда признаться в совершенных преступлениях?

– Верно. Хотя у нас и есть свидетели, готовые дать показания, нам потребуются неоспоримые улики. Необходимо получить от Хьюарда публичное признание и показать всем сомневающимся, что он и есть убийца. Тогда мы сможем немедленно арестовать его и отдать под суд.

– Также необходимо добиться, чтобы с Деверилла были сняты все обвинения в убийстве, – заметил Алекс Райдер. – Полицейский с Боу-стрит, который пытался арестовать его, согласился лишь приостановить дело, чтобы дать нам возможность доказать невиновность Деверилла.

– И как вам удалось убедить представителя закона отложить исполнение своего священного долга? – удивился Финеас.

– Я просто пообещал ему, что арест непременно произойдет, – мрачно улыбнулся Райдер. – Если он не убедится в виновности Хьюарда, то арестует Деверилла. Линч был не слишком счастлив тем, что позволил Трею ускользнуть, но побег только подтвердил подозрение, что убийца он.

Антония почувствовала, как у нее все оборвалось; при мысли о том, что поставлено на карту, ей стало нехорошо. Если им не удастся доказать вину Хьюарда, Трея вполне могут повесить за убийство проститутки.

– Надеюсь, мы сможем разыскать настоящих преступников, – подал голос Макки. – Я продолжаю следить за тремя бандитами, которые, вероятно, и совершили убийство. Наверняка того, со шрамом на лице, а также его приятеля можно уговорить сдаться, и в обмен на некоторую снисходительность они подтвердят, что их нанял Хьюард.

– К сожалению, признание уголовников будет мало что значить для палаты лордов, – заметил виконт Торн.

– Мистер Барнаби Трант, управляющий «Мейтленд шиппинг», – внезапно заговорил Финеас Кокран, – возможно, также поможет нам, чтобы избежать преследования за свою незаконную деятельность.

– Я, безусловно, рассчитываю на это, – кивнул Деверилл. – Трант поможет завлечь Хьюарда в ловушку. Как только барон узнает, что Антония вернулась в Лондон, он захочет выяснить, как обстоят дела с помолвкой, и скорее всего, узнав, что Антония на моей стороне, придет в ярость и постарается причинить ей зло. Вам, Торн, придется обеспечить ее безопасность, и мне хотелось бы, чтобы сегодняшнюю ночь она провела у вас с Дианой, а в последующем к ней были приставлены вооруженные охранники.

– Считай, сделано, – улыбнулся Торн. – К сожалению, в последнее время я приобрел богатый опыт, оберегая Диану. Уверен, мисс Мейтленд, – обернулся он к Антонии, – моя жена будет рада познакомиться с вами и принять вас сегодня вечером.

– Я тоже с удовольствием познакомлюсь с ней. – Антония знала, что виконт недавно отпраздновал свадьбу, но ей еще не довелось встретиться с леди Торн. – Вот только нельзя ли без вооруженной охраны?

– Никаких вопросов, вы не забыли? – Деверилл строго посмотрел на нее.

– Хорошо-хорошо, – кивнула Антония. – Что вы хотите, чтобы я сделала?

– Полагаю, барон сразу же попытается встретиться с вами. Но вы откажетесь принять его, чем еще больше разожжете его негодование. Потом мы устроим вам встречу с ним в людном месте, чтобы гарантировать вашу безопасность.

– Маркиз Легмор в четверг вечером устраивает бал-маскарад, – сообщил Торн. – Сделав оружие частью наших костюмов, мы сможем надежно охранять мисс Мейтленд, но Трея из-за его роста и телосложения с нами не будет, иначе он выдаст себя.

– И что я скажу Хьюарду, когда встречусь с ним?

– Во-первых, вы официально расторгнете помолвку, а затем намекнете, что собираетесь обвенчаться с Треем, как только будет подтверждена его невиновность.

– Но он, конечно, не собирается этого делать? – Антония пристально посмотрела на Деверилла.

– А разве может быть лучший способ привести Хьюарда в бешенство? – Трей мрачно усмехнулся.

– И что произойдет потом?

– Потом мы поймаем Хьюарда в ловушку. Мистер Кокран, я хочу, чтобы днем в четверг вы передали управляющему Транту наше предложение: мы воздержимся от судебного преследования, если он сможет убедительно сыграть предназначенную ему роль.

– Роль, сэр?

– Да. В четверг вечером после маскарада он явится к барону с визитом и сообщит, что я собираю улики, чтобы его разоблачить, а самому Трею угрожал физической расправой. Потом он попросит у него защиты от меня. Трант с неохотой признается, что должен встретиться со мной поздно вечером в пятницу в определенное время и в определенном месте. Если Хьюард проглотит наживку, он немедленно начет действовать.

– До пятницы осталось всего три дня, – заметил Торн. – Тебе хватит времени, чтобы приготовиться?

– Должно хватить. Хьюард будет скрежетать зубами от желания получить мою голову на блюде, и нам лучше действовать быстро, чтобы лишить его возможности изобрести какой-нибудь хитроумный план. Райдер, ты позаботишься о том, чтобы обеспечить свидетелей: необходимо, чтобы признание Хьюарда слышали как минимум несколько пэров.

– С удовольствием. Кого ты имеешь в виду?

46
{"b":"225","o":1}