ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
О чем молчат мертвые
Каждому своё
Резня на Сухаревском рынке
Все наши ложные «сегодня»
Белое безмолвие
Лестница в небо. Краткая версия
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Кровь деспота

До сих пор все шло, как и было задумано. После приезда Антония провела ночь на Кавендиш-сквер в особняке виконта Торна и его очаровательной жены Дианы. Диана сразу же понравилась ей, и Антония была благодарна за поддержку и женское участие среди этого мужского бастиона «хранителей».

На следующее утро Антония вернулась к себе и первое, что она сделала, это успокоила миссис Пик. Затем они послали объявление в раздел светской хроники, чтобы Хьюард наверняка узнал о ее присутствии в Лондоне, и наконец нанесла визит Эмили.

По сдержанному приему Антония поняла, что Эмили все еще сердится на нее за то, что она так стремительно покинула Лондон, но постепенно за чаем с тостами хозяйка дома согласилась вернуть ей свою благосклонность – во всяком случае, до того момента, пока речь не зашла о бароне.

– Хьюард был готов удавиться, когда ты исчезла, не сказав ни слова. Он несколько раз приходил ко мне, чтобы узнать, куда ты уехала. Должна сказать, не слишком любезно обращаться так со своим женихом.

Антония поморщилась.

– Хьюард больше мне не жених.

– Это почему же?

– Так, длинная история.

– Послушай, Антония, ты точно что-то недоговариваешь. Как ты можешь быть такой скрытной со своей лучшей подругой?

Антония поспешила успокоить Эмили:

– Сейчас я не вправе обсуждать эту тему, но, клянусь, когда все закончится, расскажу тебе обо всем подробно.

– Это имеет какое-то отношение к тому преступнику, Трею Девериллу, да? – Эмили подозрительно покосилась на гостью. – Кажется, его разыскивают за убийство…

– Деверилл не преступник, – резко ответила Антония, – и, безусловно, не убийца.

– Я так и знала! – Эмили сделала большие глаза. – Значит, он действительно имеет отношение к твоему исчезновению?

– Пока я не могу ничего говорить.

– Так у тебя было настоящее приключение, подобное тому, о котором ты всегда мечтала? – Улыбка, появившаяся на губах Эмили, стала еще шире.

Антония почувствовала, что несмотря на все старания, краснеет. Она пыталась не думать о восхитительной страсти, которую испытала с Девериллом в последний месяц, и о своей все растущей уверенности, что их окончательное расставание будет мучительным. Это были темы, которые она не могла обсуждать даже с самой лучшей подругой, хотя и обязана была дать какое-то объяснение, чтобы успокоить Эмили.

– Это приключение – лучшее из всего, о чем я когда-нибудь мечтала, но ты должна никому ни слова не говорить о своих догадках. Никому, тем более Хьюарду. Если ты это сделаешь, то последствия для меня могут быть ужасными.

– Провалиться мне на месте. – Эмили загадочно улыбнулась, – А знаешь, у меня тоже есть секрет.

– О чем ты?

– За твое отвратительное поведение я тебе не скажу. – Антония не стала спорить, отлично зная, что подруга не умеет долго сердиться.

– Ладно уж, – смягчилась Эмили. – Скоро у меня будет ребенок.

Антония непроизвольно опустила глаза и под платьем с высокой талией увидела едва заметную округлость. На секунду ее наполнила зависть, но в. следующее мгновение она вскочила и порывисто обняла подругу.

– Эмили, я так счастлива за тебя!

– Я тоже, Садбери совершенно не в себе, он безумно хочет наследника, и я молюсь, чтобы это был мальчик, иначе его мать, пожалуй, сживет меня со свету. Я очень рада, что ты вернулась и составишь мне компанию, а то по утрам я что-то плоховато себя чувствую…

Радуясь, что кризис миновал, Антония терпеливо слушала беспорядочный отчет о радостях и огорчениях начала беременности. Когда она в конце концов попрощалась и отправилась домой, ее сопровождала вооруженная охрана – четверо крепких слуг, которых для надежности Торн добавил к ее домашнему штату.

Позже Антония по достоинству оценила их присутствие, когда лорд Хьюард подъехал к дому и пытался увидеться с ней. Ему попросту не разрешили войти, сообщив, что если он желает поговорить с мисс Мейтленд, то сможет найти ее, посетив бал-маскарад у Легмора.

Теперь Хьюард, несомненно, сгорал от нетерпения, разыскивая ее в бальном зале, и наконец, скользнув взглядом по костюму пастушки, замер, узнав ее.

Антония содрогнулась, радуясь лишь тому, что ей не придется оставаться наедине с ним в этот вечер – не столько потому, что она боялась Хьюарда, сколько потому, что могла выпустить из-под контроля собственные эмоции.

Когда их взгляды встретились, Антония почувствовала, как в ней вскипает гнев. Хьюард убил ее отца, убил невинную женщину и приказал возложить вину на Деверилла. Кто знает, что он замышляет теперь…

Однако его вину еще нужно доказать, напомнила себе Антония. Хьюард должен заплатить за свои преступления, и она не может потерпеть неудачу.

Когда барон подошел к ней, миновав наполненный гостями зал, Антония встретила его холодной улыбкой.

– Лорд Хьюард, приятно вас видеть.

Ей пришлось собрать все самообладание, чтобы, обменявшись любезностями, представить барона своим новым друзьям, лорду и леди Торн и мистеру Райдеру. Хьюард тут же предложил ей поговорить наедине, но Антония согласилась только на вальс, стремясь оставаться на виду у всех. Кроме того, она отказалась оставить свою пастушескую палку, даже когда они заняли место на площадке для танцев.

– Я скучал без вас, дорогая. – Барон искусно вел ее в танце по залу.

– Неужели?

– Без сомнения, это так. Ваше внезапное исчезновение очень расстроило меня. Вы, возможно, сердитесь на меня, но я не представляю, чем мог заслужить ваше неудовольствие.

– В самом деле не представляете? – Антония насмешливо улыбнулась. – Я считала вас более сообразительным.

– Как это понимать?

– Очень просто. Мне стало известно об использовании вами кораблей моего отца для незаконной перевозки рабов.

Хьюард долго молчал, очевидно, раздумывая, не попытаться ли ему отрицать свою причастность к этому делу.

– Есть и кое-что похуже. – Теперь улыбка Антонии не предвещала ничего хорошего. – Обманув мое доверие, вы воспользовались своим положением советника, чтобы набить собственные карманы. Слава Богу, отец этого не знал, иначе вам бы несдобровать.

– Боюсь, вы ошибаетесь, дорогая, я ничего не знаю о каких-либо нарушениях закона. Если такие отвратительные операции имели место, то за это полностью отвечает Трант…

– Которого вы шантажировали, заставляя выполнять ваши приказания. Теперь я обязана вам сообщить, – медовым голосом объявила Антония, – что больше не хочу иметь с вами дела.

– Неужели вы готовы разорвать нашу помолвку? – Губы Хьюарда вытянулись в тонкую линию.

– Ну не могу же я выйти замуж сразу за двух джентльменов. Мистер Трей Деверилл просит моей руки, и я намерена принять его предложение.

– Вы это несерьезно? – Хьюард угрюмо уставился на нее.

– Почему же?

– Этого человека разыскивают за убийство женщины… низких моральных правил.

– О, об этом мне уже известно, – беззаботно ответила Антония, стараясь как можно сильнее разозлить Хьюарда, – и знаете, я не верю ни единому слову. На самом деле именно это абсурдное обвинение склонило мой выбор в пользу Деверилла. Какой может быть лучший способ убедить высшее общество, что я уверена в его невиновности, чем принять его предложение?

Барон надолго погрузился в молчание, очевидно, стараясь подобрать подходящий ответ, и Антония подумала, что Трей был прав: самый верный способ разозлить Хьюарда и возбудить в нем ревность – это сообщить ему, что она может выйти замуж за его соперника. По всей вероятности, Хьюард отлично понимал, что в ее глазах он никогда не сможет сравниться с Девериллом, несмотря на то что обладает титулом и высоким положением в обществе.

– Поразительное заявление, дорогая, – в конце концов, промямлил Хьюард. – И все же мои чувства к вам удерживают меня от того, чтобы высказать вам свои поздравления.

– Вряд ли ваши чувства задеты, скорее вы сокрушаетесь по поводу потери моего состояния.

– Позвольте оставить вашу колкость без внимания и полюбопытствовать, где же сейчас этот образец совершенства, за которого вы собираетесь выйти замуж? Полагаю, он вернулся в Лондон вместе с вами? – Взгляд Хьюарда так и впился в нее.

48
{"b":"225","o":1}