ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лорд Хьюард охотник за состояниями? Ну уж нет. У него самого огромное состояние, и он определенно не беспринципный человек.

– Вы точно в этом уверены?

Антонию явно напугали настойчивый интерес к ее предстоящему замужеству и странные вопросы. Это легко было заметить по ее взгляду.

– Простите, дорогая. – Деверилл покачал головой, словно осознав, что слишком далеко зашел. – Я не хотел портить вам настроение. – Он тут же обворожительно улыбнулся ей. – Разумеется, вы уверены, что делаете именно то, чего хотел ваш отец.

Антония натянуто улыбнулась:

– Печально, что папа умер и теперь не сможет увидеть, как осуществляется его желание.

– Но почему Хьюард до сих пор не настоял на объявлении о вашей помолвке?

– Это я отложила помолвку, чтобы соблюсти положенные формальности, связанные с трауром. И тем не менее все это время лорд Хьюард был для меня большой поддержкой, контролируя предприятия «Мейтленд шиппинг», чего я как женщина, естественно, не могла сделать.

– Естественно. Впрочем, довольно о Хьюарде, давайте просто наслаждаться танцем. – Деверилл непринужденно улыбнулся и закружил ее по залу.

Когда музыка смолкла, Деверилл не сразу отпустил ее. Его поза была недопустимо интимной, лицо придвинулось опасно близко к ее лицу, взгляд опустился к ее губам, а изумительный чувственный рот, который мог доставлять такое жгучее наслаждение…

Антония резко стряхнула с себя воспоминание о его поцелуе и, оглянувшись, заметила, что поведение ее партнера привлекло пристальное внимание гостей бала, а лорд Хьюард бросил на нее ревнивый взгляд. Сконфузившись, она высвободилась из рук Деверилла и поспешно отступила назад.

Словно не замечая, что находится в центре пристального внимания, Деверилл отвесил вежливый поклон.

– Свое почтение вашему жениху я засвидетельствую как-нибудь в другой раз: судя по тому, как пронзительно смотрит на меня лорд Хьюард, сомневаюсь, что его это огорчит. – Еще раз поклонившись, Деверилл повернулся и быстро ушел.

Антония все еще пыталась собрать разбежавшиеся мысли, когда рядом с ней неожиданно появилась Эмили.

– Боже, что он тебе наговорил?

– Так, ничего особенного. – Антония вздохнула. – Мы вспоминали отца, а еще он спросил меня о помолвке. – Она виновато улыбнулась подруге. – Мне очень жаль, что Деверилл явился без приглашения и вызвал всеобщий интерес.

– Послушай, я нисколько не виню тебя. Всем известно, что этому человеку доставляет удовольствие попирать правила общественного приличия. На самом деле его дурная слава только обеспечит больший успех моему балу и даст гостям тему для обсуждения. Знаешь, пока вы танцевали, я наслушалась разных сплетен о Деверилле. Неужели он действительно столь обворожителен, как все говорят?

– Он был другом моего отца, и это все.

– Все? Хьюард чуть не вышел из себя, когда Деверилл танцевал с тобой. Я слышала, леди Фоллоуз многие годы безнадежно влюблена в него, но еще никому не удавалось возбудить в его сердце ни малейшего желания. И все равно женщины находят Деверилла неотразимым…

– Эмили, – Антония сделала вид, что шокирована словами подруги, – ты не должна оскорблять мой нежный слух такими постыдными вещами. Миссис Болдуин надрала бы тебе уши, если бы услышала тебя.

– Ладно-ладно. Не понимаю, почему при тебе я должна следить за своим языком. Скоро ты обвенчаешься с Хьюардом, узнаешь все радости супружеской постели, и тогда…

Антония невольно вздохнула и тут же непроизвольно вздрогнула, вспомнив, каким темным огнем вспыхнули зеленые глаза Трея, когда он заговорил о беспринципных охотниках за состояниями. Она подозревала, что еще не услышала от него окончательного слова о своем женихе, который как раз приближался к ней с двумя чашками пунша.

Трей покидал душный бальный зал с явно не лучшим настроением. Танец с Антонией был ошибкой, но он понял это только в тот момент, когда взял ее за руку. Каждое прикосновение к ней таило в себе опасность, так как действовало неожиданно возбуждающе.

Он до боли сжал челюсти, чтобы справиться с болезненным ощущением в паху. Разумеется, его вожделение имело простое объяснение – прошло уже несколько месяцев с тех пор, как Трей наслаждался женскими прелестями. Найдя ожидавшее его на острове срочное письмо от экономки, он слишком торопился попасть в Лондон, и ему было не до развлечений. К тому же он всегда был неравнодушен к рыжеволосым искусительницам, а у Антонии золотисто-каштановые волосы горели расплавленным огнем, манившим обжечь об него руки.

Деверилл задумался. Интересно, столь же она пламенна в постели, как тот огонь, которым горят ее волосы? Он подозревал, что да, хотя все в Антонии свидетельствовало о том, что она утонченная, достойная, воспитанная леди. И все же вспышка темперамента, которую он заметил в ее ярко-голубых глазах, дала ему понять, что она просто скрывает огонь, бушующий в ее душе.

Как бы то ни было, ему следует защитить Антонию от нетитулованного авантюриста, каким он является, не только потому, что она помолвлена с другим мужчиной, но и из уважения к ее покойному отцу. Если Хьюард не является убийцей, напомнил себе Трей, выйдя в теплый июньский вечер, то нет причин лишать ее шанса на выгодный брак. Он выполнил то, зачем пришел сюда. Антония действительно влюблена в своего жениха и без веских доказательств не поверит подозрениям экономки. Деверилл и сам не был окончательно убежден, что обвинения верны.

За день до смерти Сэмюела Мейтленда, рассказала миссис Пик, она слышала, как ее хозяин обвинял лорда Хьюарда в том, что корабли барона незаконно перевозят рабов; ярый противник рабства, мистер Мейтленд заявил, что человек, который содействует работорговле, не может претендовать на руку его дочери. Миссис Пик ожидала, что он расторгнет помолвку Антонии, состоявшуюся за два дня до этого, но на следующий день мистер Мейтленд внезапно умер от сердечного приступа, последовавшего за еще одним, менее шумным визитом лорда Хьюарда.

– Вы только подумайте, мистер Деверилл, хозяин всегда был крепким и бодрым и редко болел, а тут вдруг свалился после всего лишь маленькой рюмки бренди. Бутылку превосходного французского бренди ему принес лорд Хьюард, и я уверена – там был яд. После обеда мистер Мейтленд взял бутылку с собой в чертежную, а когда я принесла ему чай, он лежал на ковре лицом вниз.

– Но разве доктор не сказал, что у него отказало сердце? – осторожно спросил Деверилл.

– Верно, но только это был не доктор мистера Мейтленда, а доктор лорда Хьюарда: на этом настоял его милость, когда вечером того же дня вернулся в Мейтленд-Хаус, и это тоже чрезвычайно подозрительно. А бутылка с бренди исчезла. Честно говоря, у меня даже начались ночные кошмары. Если лорд Хьюард убил хозяина, чтобы тот не взял обратно свое разрешение на брак, то что помешает его милости после свадьбы убить мисс Мейтленд и присвоить ее состояние?

Деверилл кивнул. Защита невиновных являлась его святым долгом. Он был «хранителем», членом тайного общества, которое действовало как особое подразделение при британском министерстве иностранных дел, выполняя миссии слишком сложные и опасные для самого министерства. «Хранители меча» действовали в некоторой степени подобно современным наемникам, но с более высокими целями: защищать слабых, беззащитных, нуждающихся в помощи; бороться против тирании; работать на благо человечества.

Деверилл вступил в этот орден с многовековой историей почти десять лет назад. Сражаясь с пиратами в Средиземном море, он обратил на себя внимание руководителя ордена своим мужеством, находчивостью и в результате был приглашен в ряды избранных. Трей с радостью принял предложение не только ради того, чтобы служить благородному делу, но и чтобы свести счеты со своими личными демонами. С тех пор, кроме сражений с наполеоновским военным флотом, его первейшей обязанностью стало освобождение морей от пиратов.

Деверилл был безгранично предан идеалам «хранителей» и считал служение ордену целью своей жизни. Сэмюел Мейтленд, не будучи действительным членом ордена, являлся убежденным приверженцем их дела и несколько десятилетий оснащал все корабли «хранителей». Сейчас его дочери угрожала опасность, и она имела полное право на их защиту.

5
{"b":"225","o":1}