ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но это же просто домыслы! – Барон сжал кулаки, его лицо покраснело от злости. – Деверилл подкупил этих негодяев, чтобы они оболгали меня!

– Позволю себе не согласиться с вами, милорд, – усмехнулся Кокран. – Против вас существуют неопровержимые улики. Учитывая имеющиеся свидетельства, я нисколько не сомневаюсь, что палата лордов обвинит вас в организации убийства.

– Я уже достаточно услышал, – грустно покачав головой, вступил в разговор седовласый граф Рейнуорт. – Никогда бы этому не поверил, Хьюард, если бы не присутствовал здесь сегодня вечером, но теперь бессмысленно отрицать, что это вы виновник убийства. Своими бесчестными поступками вы опозорили всех нас.

Хьюард с ненавистью смотрел на обступивших его людей. Если раньше он был красным от злости, то теперь его лицо мгновенно побледнело. Мнение Рейнуорта как пэра могло стать решающим. Даже если обвинения в преступлениях не удастся доказать в суде, барон будет навсегда отвергнут обществом, а слухи об убийстве станут преследовать его повсюду. Единственное, что ему оставалось, это уехать из Англии на континент и прожить остаток жизни в забвении.

– Подозреваю, Хьюард, что сейчас вы чувствуете себя как крыса, попавшая в капкан, – холодно заметил Деверилл, – но обсуждение ваших преступлений еще не закончено. Против вас выступают и другие свидетели. – Он медленно огляделся. – Мистер Битон здесь?

– Здесь, сэр. – Невысокий седой человек шагнул вперед и поправил очки.

– Спасибо, что пришли, мистер Битон. – Трей откашлялся. – Милорды, перед вами аптекарь, который в день смерти Сэмюела Мейтленда продал белладонну врачу барона. Для тех, кто не знает: белладонна – это растительный яд, способный вызвать сердечный приступ. Именно так умер Сэмюел Мейтленд. – Трей впился взглядом в Хьюарда. – Мы не стали допрашивать врача, чтобы не вызвать у вас подозрений, но, я думаю, под давлением улик он подтвердит, что действительно снабдил вас ядом.

Барон упрямо молчал, в его глазах пылала ненависть.

– Миссис Пик? – Деверилл снова огляделся.

– Да, мистер Деверилл. – Плотная краснощекая экономка подошла ближе.

– Прошу вас, расскажите нам, как умер Сэмюел Мейтленд. Это случилось сразу после того, как лорд Хьюард нанес ему визит, верно?

– Именно так, сэр. – Пожилая женщина поджала губы. – Его милость пришел к мистеру Мейтленду в середине дня и принес бутылку бренди. Он сказал, что сделал это в знак примирения.

– Но почему им нужно было мириться? Разве они были в ссоре?

– В некотором смысле да. Накануне лорд Хьюард и хозяин бурно спорили. Я подавала им чай и слышала почти все.

– И что же вам особенно запомнилось?

– Разговор о помолвке мисс Мейтленд с лордом Хьюардом. Хозяин сказал, что скорее выдаст дочь за трубочиста, чем за беспринципного человека.

– Но почему он посчитал Хьюарда беспринципным человеком?

– Он узнал, что корабли лорда Хьюарда перевозят рабов, и из-за этого пришел в ярость.

– А что стало с бутылкой бренди, миссис Пик?

– Она исчезла на следующий день, после того как лорд Хьюард явился выразить соболезнования по случаю внезапной смерти мистера Мейтленда. Заметив исчезновение бутылки, я и стала подозревать, что его милость унес ее, чтобы скрыть улику.

– Это так, Хьюард? Признавайтесь, вам все равно уже нечего терять. – Трей посмотрел на барона, но получил в ответ лишь злобный взгляд. – Хотите услышать мои предположения о том, что произошло? Узнав, что вы, нарушая закон, занимаетесь перевозкой рабов, Мейтленд расторг помолвку, а вы, не желая, чтобы состояние его дочери уплыло у вас из рук, на следующий день вернулись с бутылкой отравленного бренди. Мейтленд отказался принять ваши извинения, но это уже не имело значения, так как он выпил бокал вашего бренди, что привело его к немедленной смерти. А потом вы сумели убрать вещественное доказательство.

Услышав объяснение Деверилла, Антония больше не могла молчать.

– Неужели это правда? – Ее гневу не было предела. – Вы в самом деле отравили моего отца, Хьюард?

– Разумеется, нет! Это все ложь, слово дворянина.

– Такая же ложь, как и то, что вы приказали убить бедную неповинную женщину? – Антония с трудом сдерживалась. – Теперь нам всем известно, чего стоит ваше слово, лорд Хьюард. Вы надеялись, что, когда мой отец умрет, никто не помешает вам жениться на мне. И что вы собирались сделать со мной после того, как я вышла бы за вас? Может, так же убили бы? Отвечайте, черт побери!

Барон молчал, крепко сжав зубы. Неожиданно взгляд Трея упал на лук Антонии.

– Я, кажется, знаю, как убедить его. Дорогая, сколько стрел вы взяли с собой?

– Достаточно. – Она приподняла лук, чтобы был виден висящий у нее сбоку полный колчан.

– Тогда, может быть, мы развяжем его милости язык, простреливая ему конечности одну за другой?

Барон нервно дернулся, но не произнес ни слова.

– Вы уже познакомились с искусством вашей бывшей невесты, – снова заговорил Трей. – Советую вам сказать правду, пока ей не пришлось снова продемонстрировать его.

Лицо Хьюарда перекосилось от страха, однако он упрямо продолжал молчать.

Трей оглянулся на Антонию.

– Что ж, пожалуй, можете прострелить ему левую ногу.

– Нет! – завопил Хьюард, увидев, что Антония угрожающе подняла лук. – Будьте вы прокляты!

– Так что произошло между вами и Сэмюелом Мейтлендом? – как ни в чем не бывало спросил Трей.

– Этот старый дурак расторг нашу помолвку, как и сказала служанка…

– И поэтому вы пришли на следующий день, чтобы его отравить?

– Да. – Хьюард невольно поморщился.

– Но почему? – с болью выкрикнула Антония. – Что он сделал вам, кроме того, что всегда был вашим другом?

– Он заявил, что я недостоин вас. – Глаза Хьюарда негодующе сверкнули. – Мой титул имеет семисотлетнюю историю, и когда меня стыдит неотесанный выскочка, торгаш…

Ослепленная гневом, Антония натянула тетиву. В этот момент она с удовольствием выпотрошила бы его и четвертовала! Изо всех сил оттянув тетиву лука, она прицелилась в сердце негодяя…

Непроизвольно съежившись, барон вскинул руки в тщетном стремлении защититься от смертельной угрозы.

– Уберите ее от меня! Немедленно!

– Не трать стрелу, он ее не стоит, – в напряженной тишине тихо произнес Трей. – Обещаю, этот мерзавец получит все, что ему причитается.

– Нет, этого недостаточно.

– Убив его, вы получите лишь временное удовлетворение, но пэры вам этого не простят, и вы вряд ли найдете для себя мужа среди аристократов. Вы ведь помните, чего хотел для вас отец? – Деверилл ласково коснулся ее плеча, и Антония, вздрогнув, опустила лук. Затем она круто повернулась и стремительно зашагала прочь, изо всех сил стараясь не разрыдаться. За спиной она слышала обрывки разговора, во время которого собравшиеся обсуждали, как поступить с Хьюардом и его пятью наемниками. Хорас Линч хотел немедленно взять их под стражу, однако он сомневался, одобрит ли начальство немедленное заточение барона в тюрьму.

– Мне необходимо, чтобы мадам Бруно и мистер Деверилл поехали со мной на Боу-стрит, – заявил Линч. – Было бы еще лучше, если бы нас сопровождали лорд Уиттингтон и мистер Кокран, потому что придется поднять с постели судью и убедить его подписать ордер на заключение в тюрьму лорда Хьюарда. В противном случае мне придется подождать до утра.

– Пожалуй, лучше покончить с этим прямо сейчас, – решительно произнес Уиттингтон. – После такого волнения я все равно не смогу уснуть.

– А как быть с мисс Мейтленд? – поинтересовался Трей. – Она достаточно пережила за эту ночь.

– Они с миссис Пик могут уехать домой, как и аптекарь мистер Битон, – ответил полицейский, – но позже мне придется задать им несколько вопросов.

– Если никто не возражает, я готов отвезти дам, – предложил Торн.

– А мистер Райдер и я в целости и сохранности доставим наших голубчиков на Боу-стрит, – присоединился к разговору Макки.

– Прекрасно, сэр, – кивнул Линч, – с удовольствием приму вашу помощь.

52
{"b":"225","o":1}