ЛитМир - Электронная Библиотека

Сопровождая бандитов, Макки и Райдер вышли со двора через калитку и исчезли в темноте переулка; за ними последовали лорд Уиттингтон и полицейский Линч, ведя перед собой прихрамывающего лорда Хьюарда. Последними ушли Финеас Кокран и аптекарь, оставив Деверилла, Торна и графа Рейнуорта обсуждать происшедшее.

Обычно надменный и утонченный Рейнуортна этот раз выглядел угрюмым и подавленным.

– Приношу вам свои искренние извинения, мистер Деверилл, я слишком опрометчиво поверил грязным россказням о вас и записал вас в убийцы. Теперь я непременно расскажу леди Рейнуорт о том, что здесь произошло, и можете не сомневаться, она передаст это всем знакомым.

– Не сомневаюсь, что это наголову разобьет всех моих недоброжелателей, – слегка улыбнулся Деверилл.

Рейнуорт, похлопав его по руке, откланялся и ушел.

– Уверен, тебе хотелось бы провести несколько минут наедине с мисс Мейтленд, – предположил Торн, заметив, что Трей оглядывается в поисках Антонии, – так что мы пока подождем вас в экипаже, верно, миссис Пик?

– Да, конечно, милорд. – Экономка согласно кивнула и вместе с Торном вышла со двора, после чего Деверилл подошел к Антонии.

– Пожалуй, я лучше конфискую это, – он осторожно взял из ее ослабевших рук лук, – пока ты кого-нибудь не застрелила.

Антония все еще дрожала.

– Я просто не могла не выстрелить. Он мог тебя убить, как ты не понимаешь! – попыталась она оправдаться.

– К счастью, ты, моя храбрая амазонка, меня спасла, – нежно улыбнулся Деверилл. – К тому же тебе необходимо было услышать признание Хьюарда.

Понимая, что Деверилл прав, Антония кивнула, и тут же слезы снова обожгли ей глаза.

– Теперь это преступление будет преследовать меня всю жизнь, – прошептала она. – Хьюард убил моего отца, а отец у меня один.

– Понимаю, дорогая. – Трей привлек ее к себе и крепко обнял. – Но теперь он за это заплатит. Всего через пару часов негодяя отправят в Ньюгейтскую тюрьму.

Наконец Антонии удалось подавить рыдания и взять себя в руки, но она так и продолжала стоять, уткнувшись лицом в куртку Деверилла.

– Думаю, я должна поблагодарить тебя за то, что ты заставил меня увидеть истинное лицо этого злодея. Если бы не ты, я вышла бы за него замуж. О Господи, – Антония вздрогнула, – что было бы, если бы я обвенчалась с ним? Кажется, ты спас меня от участи, которая страшнее смерти.

– Значит, теперь мы квиты, так как сегодня вечером ты спасла мне жизнь. Однако теперь тебе предстоит выбрать нового кандидата в супруги. Надеюсь, твой следующий жених окажется более достойным.

Отстранившись, Антония удивленно взглянула на Трея. Как он может в такой момент говорить о ее будущем замужестве! И вдруг она поняла: он с ней прощается. Теперь, когда его невиновность доказана и убийца ее отца найден, он считает, что больше ей не нужен. Опасность и неопределенность остались позади, как и их страсть.

Жестокая боль пронзила сердце Антонии, боль, которая только усилилась, когда Деверилл большим пальцем стер с ее щеки слезу.

– Поезжай домой и немного поспи, – ласково произнес он.

Ей хотелось воспротивиться, хотелось кричать, молить его изменить решение, рассказать ему о своем ошеломляющем открытии. Теперь она знала, что всем сердцем любит его. Но как она могла что-то объяснить Девериллу – ведь он только что избежал смерти. Наверное, сейчас для нее лучше всего остаться наедине со своими мыслями, чтобы решить, как быть дальше с ее открытием.

Молча кивнув, Антония позволила Девериллу проводить ее по темному переулку к парадному входу в здание. На улице он, наклонившись, запечатлел у нее на лбу невинный поцелуй, а затем помог сесть в коляску Торна.

Радуясь, что фонари экипажа не зажжены и внутри темно, Антония бессильно откинулась на мягкие кожаные подушки. После волнений последних часов она внезапно почувствовала себя усталой и опустошенной.

Видимо, поняв ее состояние, миссис Пик похлопала Антонию по плечу и сунула ей в руку носовой платок.

– Кружка горячего молока – вот что вам необходимо, дорогая, – сочувственно сказала она.

– Это было бы чудесно. – Антония невольно улыбнулась, потом отвернулась к окну экипажа. Сейчас ей больше всего хотелось поскорее оказаться в тишине собственного дома, где она могла оплакивать потерю отца и грустить о том, что навсегда потеряла Деверилла.

Вспомнив легкий поцелуй, который только что получила от него, Антония прикусила губу. Что ж, он свободный человек и волен уйти из ее жизни, не оборачиваясь назад.

И тут же Антония напомнила себе, что она тоже свободный человек и вправе искать себе мужа среди аристократов – именно этого всегда хотел для нее отец. Вот только теперь ей вовсе не хотелось выходить замуж за аристократа. Ей был нужен только Деверилл, хотя, возможно, она слишком поздно это поняла.

Глава 20

Вернувшись домой, Антония отдала лук и колчан со стрелами дворецкому, однако от предложенного миссис Пик молока решила отказаться.

– Если вы не против, я сразу пойду спать. – Кивнув миссис Пик, она направилась к лестнице.

– Конечно, дорогая, – с сочувствием прокудахтала миссис Пик. – На вас лица нет после всех треволнений этих последних дней. Честно говоря, я и сама хотела бы поскорее добраться до кровати.

– Миссис Пик… – внезапно остановившись, Антония коснулась руки экономки, – не знаю, как и благодарить вас за все, что вы сделали для меня. Если бы не вы, я бы никогда не узнала о причине смерти отца и сейчас была бы женой лорда Хьюарда.

– Боже упаси! – Миссис Пик содрогнулась. – И думать не хочу, что этот страшный человек сделал бы с вами. К счастью, теперь он получит по заслугам, и все благодаря мистеру Девериллу.

– Тут вы совершенно правы, – горячо согласилась Антония и повернулась к широкой лестнице. – Что ж, спокойной ночи.

– Спокойной ночи, дорогая, – отозвалась миссис Пик и тут же нерешительно кашлянула. – Мисс Антония? Это, конечно, не мое дело, но я надеюсь, что теперь, когда вы больше не помолвлены… Я хочу сказать, ваш отец был высокого мнения о мистере Деверилле, вы это отлично знаете. Да и для меня было бы большой честью называть его хозяином.

Антония с трудом улыбнулась.

– Полагаю, теперь, когда мистер Деверилл спас меня и его совесть чиста, он вскоре покинет Англию.

– Что ж, мне искренне жаль, – грустно призналась миссис Пик.

«А уж как мне жаль», – подумала Антония и, взяв светильник, медленно пошла вверх по лестнице. Вокруг стояла тишина; в этот поздний час остальные слуги уже, несомненно, спали, а мисс Тоттл, которая обычно дожидалась возвращения Антонии с вечерних мероприятий, еще не прибыла из Корнуолла.

Поднявшись по лестнице, Антония направилась к спальне, но, внезапно передумав, вошла в портретную галерею. Поставив светильник, она села в кресло перед портретами родителей – точно так же, как это делал отец на протяжении многих лет.

Глядя на портрет Сэмюела Мейтленда, Антония почувствовала, как у нее в груди разрастается огромный, мешающий дышать комок. Ее не слишком утешало, что убийца наказан; она безумно скучала по отцу, и ей очень его не хватало.

– Мне так грустно, папа, – прошептала Антония, и ее глаза наполнились слезами. – Увы, нас обоих обманула благородная аристократическая внешность Хьюарда.

Осознав, что разговаривает с отцом точно так же, как он разговаривал со своей любимой женой, она неловко усмехнулась, и слезы потоком хлынули из ее глаз. Потом она долго сидела, выпрямившись и прижав к глазам платок, который дала ей миссис Пик, и наконец произнесла:

– Нам нужно очень серьезно поговорить, папа. – Некоторое время она молчала, словно собираясь с силами, затем продолжила:

– Я знаю, чего ты для меня хотел, но я не могу этого сделать. Я не могу выйти замуж за дворянина.

Портретист хорошо передал черты Сэмюела Мейтленда – его огненно-рыжие волосы, румяное лицо, непокорный характер, – но Антония должна была призвать на помощь память, чтобы мысленно услышать раскатистый голос и акцент, выдававший его простонародные корни. И тут же она ясно представила себе его возмущенную реакцию на ее заявление: «Что это значит, девочка, и почему ты не можешь выполнить мою волю?»

53
{"b":"225","o":1}