ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уверен, – продолжал Трей, – если бы твой отец был жив, я сумел бы убедить его. Род Трейлейнов имеет вековую историю, и на самом деле в моих венах течет благородная кровь. Наши дети тоже получат голубую кровь.

– Наши дети? – У Антонии от изумления расширились глаза. – Ты хочешь иметь детей?

– Да. – Он улыбнулся. – Я хочу иметь детей, принцесса, если только их матерью будешь ты.

Бросив поводья, Трей подошел к Антонии и заключил ее в объятия.

– Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, моя девочка. – Не дав ей возможности ответить, он крепко прижался к ее губам, и от его страстного поцелуя у Антонии закружилась голова, а когда Трей выпрямился, она увидела, как светятся его глаза. – Ты не солжешь мне и скажешь, что чувствуешь то же самое, ведь так?

– Да! – Сквозь пелену слез Антония с обожанием смотрела на него. – Я чувствую в точности то же, что и ты.

– Значит, ты выйдешь за меня замуж?

– Да, и еще раз да.

Трей не отрываясь смотрел на нее, словно не мог до конца поверить своему счастью.

– Господи, а я-то приготовился к еще одному величайшему сражению с тобой, – после долгого молчания признался он. – Если бы ты не согласилась, я бы обратился к методу Аполлона.

– Что это за метод?

– Ты когда-нибудь слышала легенду о нашем острове? Аполлон с первого взгляда влюбился в нимфу Кирену, а когда она его отвергла, создал для нее остров и держал там в заточении, пока она не полюбила его. Так что, дорогая, я собирался не позволить тебе уйти, пока ты меня не полюбишь.

– Но я уже люблю тебя. – Счастливая улыбка медленно заиграла на губах Антонии. – Люблю давно, хотя никогда не позволила бы себе в этом признаться. А вчера ночью я поняла и то, что хочу стать твоей женой.

Трей несколько секунд смотрел на нее, потом, пробормотав «Слава Богу», снова приник к ее губам. Его долгий, горячий поцелуй снова довел Антонию до головокружения, но внезапно он отстранился и, крепко взяв ее за плечи, отодвинул от себя.

– Тогда почему ты катаешься здесь, в парке, с этим бездельником?

Антония, вспыхнув, посмотрела на Деверилла.

– Потому что на этом настояла Эмили – это была ее идея. Теперь я понимаю, что Эмили старалась вызвать твою ревность, чтобы побудить тебя действовать. Когда я рассказала ей обо всем, что произошло за последний месяц, она сочла это ужасно романтичным. А когда я призналась, что люблю тебя, она сказала, что найдет способ заставить тебя признаться мне в любви…

– И для начала заставила меня поверить, что ты имеешь виды на лорда Фентона. – Деверилл нахмурился. – Она могла бы просто сказать мне, что ты меня любишь.

– Возможно, но я боялась, что ты не разделяешь мои чувства. Эмили сказала, что мне каким-то способом нужно подтолкнуть тебя еще раз сделать мне предложение. Повидавшись с тобой, Эмили дала мне повод надеяться, но я и мечтать не смела о том, что ты меня любишь.

– Что ж, можешь попрощаться со своими страхами.

– Теперь я это понимаю. – Лицо Антонии просияло, и она обняла Трея. – Ты не только спас меня от этого изверга, но и ясно заявил о своих намерениях. К тому же добрая половина общества была свидетелем моего похищения, так что теперь я окончательно скомпрометирована и ты просто обязан на мне жениться.

– Именно таково и мое желание, дорогая. – Трей победно улыбнулся, затем не спеша вытащил шпильки из ее соломенной шляпки и бросил их на землю.

– Твоя стратегия сработала. – Антония наморщила нос. – Но если бы этого не случилось, я бы сама предприняла более радикальные действия.

– Вот как?

– Да. Я пошла бы на скандал и устроила так, чтобы меня застали в твоей постели. – Антония погладила его золотистые волосы. – Ты честный человек и, без сомнения, сделал бы мне предложение.

– Ты так была уверена во мне? – У Деверилла озорно блеснули глаза.

– Нет, вовсе нет. Я чуть не сошла с ума, стараясь придумать, как это сделать.

Деверилл добродушно усмехнулся:

– Никто в моей жизни не может сравниться с тобой. Не многие женщины смогли бы выстрелить в своего жениха, чтобы спасти жизнь другому претенденту…

– Верно, но… скажи, ты по-настоящему любишь меня? – Антония чувствовала, как под его нежным взглядом у нее замирает дыхание и быстрее бьется сердце.

– Да. – Деверилл хмыкнул. – Мои друзья поняли это даже раньше, чем я. Для Макки все стало ясно, как только он увидел нас вместе, и для Торна, вероятно, тоже.

– Думаю, сэр Гавейн тоже хотел, чтобы мы поженились, – задумчиво протянула Антония, – а также Изабелла – она сама призналась мне в этом. Что касается моего отца… – Взгляд Антонии стал серьезным. – Я уверена, он тоже хотел бы этого. В жилах его внуков будет течь голубая кровь, и его душа наконец успокоится.

– Ну а ты, Антония? – Деверилл пристально посмотрел на нее. – Ты веришь, что брак со мной – это именно то, чего ты хочешь?

– За свою жизнь я никогда ни в чем не была так уверена. – Ее глаза затуманились. – Мне понадобилось некоторое время, но в конце концов я поняла, что не могу отказаться от своего шанса на любовь даже ради того, чтобы исполнить мечту отца.

Вздохнув, Трей привлек Антонию к себе и коснулся губами ее волос, а она, обвив руками его шею, прижалась лицом к его крепкому плечу, и благоговейный восторг от возможности обнимать Деверилла наполнил ее душу. Теперь она знала правду: всю жизнь она хотела брака, основанного на истинной любви.

– Трей, я так люблю тебя, – прерывисто прошептала она.

Деверилл наклонил голову и еще раз поцеловал Антонию, чувствуя, как его охватывает безграничная, всепоглощающая нежность.

– Господи, – простонал он, наконец оторвавшись от ее губ, – я дал бы на отсечение правую руку ради возможности прямо сейчас заняться с тобой любовью.

– Только не здесь. – С дразнящей улыбкой Антония взглянула сквозь ветви ивы на толпу гуляющих в парке. – Это было бы чересчур вызывающим даже для тебя.

– Что ж, ладно. Завтра мы сможем обвенчаться, а потом я целую неделю не выпущу тебя из постели. После того как твои друзья сегодня побывали у меня, я, не тратя времени, раздобыл специальное разрешение, – объяснил Деверилл в ответ на недоуменный взгляд Антонии, – так что теперь нам нет необходимости ждать три недели для оглашения в церкви.

Довольно улыбнувшись, Антония покачала головой и, неохотно высвободившись из его объятий, отступила на безопасное расстояние.

– К сожалению, я не могу прямо завтра обвенчаться с тобой, потому что должна дождаться возвращения Милдред Тоттл из Корнуолла. Она страшно обидится, если пропустит мою свадьбу. К тому же Эмили непременно захочет помочь устроить бал, или свадебный завтрак, или еще какой-нибудь подобный праздник. А в свадебное путешествие мы отправимся на Кирену.

– Согласен, это нетрудно организовать.

– И еще мы должны решить, где будем жить.

– Если хочешь, мы можем остаться здесь, в Англии. – Трей слегка помрачнел. – Сэр Гавейн будет не особенно доволен, но я могу вести свою работу и отсюда.

– Но я вовсе не против жить на Кирене.

– Даже несмотря на то что тебе придется оставить империю отца?

– Надеюсь, ты найдешь достойного кандидата на должность управляющего, и компания будет в надежных руках.

– Что ж, пожалуй. – Трей немного помолчал. – Кстати, ты, посылая ко мне Кокрана с предложением передать в мои руки половину твоей компании…

– Я думала, что ты сможешь пользоваться моими кораблями в интересах своего дела. Сначала я собиралась написать сэру Гавейну и спросить его, как мне это сделать, но потом поняла, что на это уйдет слишком много времени и ты, возможно, уедешь из Англии еще до того, как я получу от него ответ. Вот почему сегодня утром я решила просто передать тебе контрольный пакет, чтобы всеми средствами компании ты мог распоряжаться по своему усмотрению. Конечно, я не могла рассказать ему о «хранителях», но подумала, что ты будешь рад принять это предложение.

– Значит, твой подарок – это не подкуп? – Деверилл с подозрением смотрел на нее.

56
{"b":"225","o":1}