ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стаурус потянулся, расправляя затекшие от неудобной позы мышцы. Они уже перестали болеть после перехода, и Владыка почти полностью восстановил прежнюю физическую форму. Первые мгновения после перехода еще не стерлись в его памяти. Стауруса передернуло. Боль – это все, что он чувствовал. Боль в каждой клеточке его тела, в каждом нерве и мышце. Боль была такая сильная, что он боялся потерять сознание. Если бы кто-то захотел его убить тогда, он воспринял бы смерть с радостью, настолько страдания были нестерпимы. Он находился в мире Зета несколько минут или часов, сказать точнее он не мог. Но спустя время боль начала отступать, а чуть позже он наконец-то смог вдохнуть полной грудью, но все равно чувствовал себя слишком слабым и беспомощным.

Краем глаза Стаурус заметил движение за столиком девушек. Он так задумался, что чуть не пропустил момент расставания. Он видел, как сначала одна подруга, а через минуту и вторая покинули кафе, оставляя Ирэн одну. Видел, как изменилось лицо Ирэн после ухода подруг, какая растерянность появилась на нем, когда она подняла какой-то листок и, хмурясь, что-то читала. Потом к ней подошел молодой парень в красном фартуке и закрыл ее от Стауруса своей спиной. А когда он отошел от столика, Ирэн легко поднялась, взяла сумочку, небрежно закинув ее себе за спину, и пошла к выходу. Все так же держась в тени, Стаурус последовал за ней.

Он решил проследить за Ирэн, выяснить, где она живет, и по возможности поселиться рядом. А там… он сделает все, чтоб завоевать ее снова, – ничто и никто не сможет ему в этом помешать.

Глава 4

Ирэн сидела за рабочим столом в полутемном кабинете, просматривая бумаги и внося последние правки. Утром, расставшись с подругами, она успела еще забежать домой, чтобы переодеться и сделать укладку, а потом на машине приехала в издательство, в котором работала редактором и корректором в одном лице уже несколько лет. Она устроилась сюда сразу же после института. Ей нравилась эта работа, да и коллектив на удивление подобрался молодой и интересный. Правда, начальник был уже в годах, седой, но все еще очень привлекательный мужчина. Он всегда снисходительно относился к своей рабочей молодежи, прощая опоздания и даже прогулы, если это не шло в ущерб работе. Он часто повторял, что молодость проходит настолько быстро, что не стоит терять ни одну минуту такого драгоценного времени на скуку и печаль.

– Ирэн, вы опять сидите без света? Я, конечно, благодарен вам за экономию электричества, но ваши глаза для меня более ценны. – В дверях стоял высокий худощавый мужчина в сером костюме. Он улыбался, через стекла дорогих очков с теплотой взирая на взлохмаченную девушку.

– Простите, Сигизмунд Всеволодович, заработалась. – Ирэн потерла уставшие глаза и глянула на часы. – Уже так поздно? У меня же сегодня… черт! – Ирэн соскочила с кресла и как сумасшедшая забегала по кабинету.

Сигизмунд стоял в дверях, наблюдая за торопливыми сборами девушки.

– Никак на свидание опоздала? – спросил он, но Ирэн не обратила внимания на странную грусть в его голосе.

– Да нет. Девичник у меня сегодня, а мне еще надо проверить… и купить… а потом приготовить…

– Ирэн, может, остановитесь на минутку?

– А? Что? – Девушка остановилась посреди собственного небольшого кабинета, выглядевшего так, будто здесь только что пронесся тайфун.

Ирэн абсолютно безуспешно пыталась надеть куртку, забыв, что крепко сжимает в руке свою дамскую сумочку отнюдь не миниатюрных размеров. И к тому же под мышкой девушка держала дюжину папок с бумагами, которые то и дело норовили вывалиться на пол.

– Ирэн!

– Черт, – смутилась девушка. – Заработалась, простите.

– Осторожней за рулем. До завтра. – Мужчина улыбнулся ей и, кивнув на прощание, вышел из кабинета.

Ирэн бросила сумку, папки и куртку на стол и уселась в кресло, с которого так стремительно вскочила минуту назад. Она откинулась на спинку и закрыла глаза, стараясь медленно и глубоко дышать, чтобы успокоиться и собраться.

Боже, сколько сегодня было работы, беготни, встреч. Возможно, это и к лучшему, потому что у нее совсем не оставалось времени думать о своих проблемах. Только сейчас она вспомнила, что у нее намечается девичник и что нужно принимать хоть какое-то решение. Игорь вернется через шесть дней, и она должна дать ему ответ. Ирэн снова вдохнула и медленно выдохнула через рот. Где-то глубоко внутри себя она уже знала, что скажет Игорю. Ее мама любила повторять: «Постарайся никогда в жизни не врать только одному человеку – себе. Тогда тебе проще будет решить любые проблемы и найти ответы». Ирэн открыла глаза и горько усмехнулась.

– Эх, мама, мама, как же трудно не врать именно себе!

Выйдя из офиса, Ирэн обнаружила, что на улице льет дождь, и до стоянки, где она припарковала утром машину, придется добираться по лужам и без зонта, который так и остался валяться на столе под грудой бумаг и папок.

Подъехав к дому, она еле приткнула свою Honda Accord недалеко от подъезда. Собрав бумаги, которые захватила с собой на доработку, она вышла из машины снова под дождь и побежала по дорожке к подъезду. Она так сосредоточилась, обегая лужи и ямы, что не заметила человека, идущего ей навстречу по той же самой дорожке из бетонных плит, и налетела на него со всего маху. Поняв, что сейчас самым позорным образом сядет в лужу в буквальном смысле этого слова, Ирэн мертвой хваткой вцепилась в собрата по несчастью, стараясь хоть как-то устоять на ногах. Не удержав равновесие и крякнув от неожиданности, бедолага шлепнулся как раз в ту самую лужу, куда так боялась упасть Ирэн, при этом изловчившись не потащить девушку за собой. Ее бумаги, не выдержав столкновения, разлетелись. Хорошо хоть все документы были в файлах и папках – не успеют быстро промокнуть. Не обращая внимания на сидящего в луже человека, Ирэн стала быстро вылавливать бумаги из грязной воды, отряхивая их и негромко ругаясь.

– Я понимаю, что виноват, и приношу свои извинения, но не могли бы вы меня отпустить, чтобы я имел возможность подняться. – Голос зазвучал так неожиданно, что Ирэн от испуга чуть снова не уронила с таким трудом собранные бумаги.

– Ой, простите, – пролепетала девушка.

Сквозь струи дождя и мокрые волосы, прилипшие к лицу, она попыталась разглядеть говорившего. Да, вид у него был тот еще: белые брюки, рубашка и лицо были мокрыми и забрызганными грязью. Волосы прилипли к голове, а в аметистовых глазах горели искры. Он сидел прямо в луже и даже не пытался отцепить схватившуюся за его плечо девушку.

– Простите, я вас не увидела, – захлопала мокрыми ресницами Ирэн и, отпустив молодого человека, отошла от него на шаг, позволяя подняться. – Просто я очень спешила. Понимаю, что это меня не оправдывает, но я так боялась сломать каблук и упасть, что смотрела только себе под ноги, а не по сторонам. – Ирэн пыталась извиниться, но у нее ничего не получалось – все подходящие слова вылетели из головы. Под взглядом незнакомца она сбивалась, заикалась, краснела и бледнела, поэтому очень старалась не смотреть в его глаза, хотя это у нее не получилось бы при всем желании – мужчина был таким высоким, что она видела перед собой только пуговицы когда-то белой рубашки.

– Я все понимаю, – улыбнулся он. – Мне самому стоило быть осторожнее. Простите мою неуклюжесть и невнимательность. – Голос молодого человека был глубоким, бархатистым и завораживающим. – Давайте я вам помогу.

Мужчина быстро нагнулся и поднял две последние папки, отряхнул их от грязи, протянул Ирэн. Потом просто взял ее под руку и, не сказав ни единого слова, помог дойти до подъезда. Девушка лихорадочно пыталась найти хоть какую-то тему для разговора, но в голову ничего не шло. Мысли путались, как только она пыталась сосредоточиться. А тепло мужской руки просто завораживало и немного напрягало.

– У вас брюки грязные и мокрые. Может, вы подниметесь ко мне, и мы как-то постараемся решить эту проблему, – ни с того ни с сего брякнула Ирэн. Хоть бы парень правильно ее понял и не вообразил себе бог весть что.

14
{"b":"225284","o":1}