ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как только Владыка вместе с тобой и большей частью охраны покинул дворец, так все и началось. Заговорщики очень хорошо все подготовили и рассчитали. Они были осведомлены насчет планов Хелиуса и знали, что он не сможет быстро вернуться, что ему не хватит времени и сил на обратную телепортацию. Кто-то очень близкий к окружению Владыки помогал им. Мы даже предположить не могли, что в перевороте будет задействовано столько заговорщиков. Тогда очень многие сторонники Хелиуса погибли безвозвратно.

В тот день погибла и твоя мать вместе со своим телохранителем Римером, который защищал ее до последнего. Чуть раньше Катана отправила твоего брата ко мне с просьбой прийти во дворец. Когда мы с Раем смогли прорваться в ее покои, было уже поздно. Необходимо было предупредить Владыку, но бои велись почти во всех коридорах и комнатах, накатывая лавиной и сметая всех вокруг. Даже оборотень в своей звериной ипостаси не смог справиться с таким количеством врагов. А знаешь, что самое страшное и грустное во всей этой истории? Мы так и не смогли выяснить, кто стоял за всем этим и как ему удалось объединить под своим руководством и низших, и оборотней, и высших.

Видя растерянный взгляд Стауруса, Широн грустно покачал головой.

– Да, Стаурус, в заговоре против Хелиуса участвовали все три расы. Кроме слепых подозрений, у нас не было ничего. Валий не единожды пытался убедить нас в причастности Рошана ко всему случившемуся, но прямых доказательств мы все же не находили. Как только мы с Раем выбрались из дворца, то сразу же отправились к оборотням, чтобы предупредить Владыку Хелиуса. Ты знаешь, что оборотни умеют пронзать пространство? Это почти что телепортация, только чуть медленнее. Кажется, что зверь сделал один прыжок, а в это время мимо тебя пронеслись километры лесов и полей. Мы добрались до границы наших земель за несколько минут и успели увидеть, как Хелиус дрался с оборотнями и как он погиб, защищая тебя. Я тогда думал, что и ты умер, но тебя только ранили, и ты всего лишь потерял сознание. Потом к нам на помощь подоспел Власлен со своими оборотнями, и они быстро разделались с остальными врагами.

– Почему ты никогда не рассказывал, что тогда случилось и как погиб мой отец? Почему ты это скрыл от меня? Я бы смог перевернуть весь Терриас и все выяснить! – Стаурус из последних сил сдерживал себя, чтобы не закричать и не сорваться с места.

– Вот это одна из причин: ты был слишком вспыльчив и мог наделать много бед, не разобравшись. Тебе нужно было время, чтобы вырасти и остыть.

– Ты говорил, что я тогда был вместе с отцом и просто потерял сознание. – Широн кивнул. – Тогда почему я ничего не помню и почему меня не оставляет странное чувство вины! Это я виноват, что погиб отец. Если бы только я… – Стаурус все-таки вскочил с кресла и забегал по комнате.

– А вот и вторая причина, по которой я не хотел тебе ничего рассказывать. – Широн подошел к Стаурусу, останавливая его метания. – Я боялся, что ты станешь винить себя в его смерти, как я до сих пор виню себя в смерти Рая.

– Что? Как это произошло?

– Я отвлекся на тебя. Ты лежал весь в крови среди трупов оборотней и едва начинал приходить в себя. Я не знал, цел ли ты, и спешил помочь тебе, поэтому и допустил ошибку, повернувшись, пусть и к поверженному врагу, спиной. Оборотень кинулся на меня и нанес удар. Я отчетливо понял, что мне не выжить с таким ранением. Вокруг все уже покрывалось дымкой. То, что потом произошло, я смог понять только спустя много лет. Вернее, не просто понять, а уяснить суть тех событий. И мне пришлось буквально вытрясать правду из Власлена – мы даже подрались с ним из-за этого. – Широн посмотрел на Стауруса и вдруг спросил: – Что ты знаешь о хранителях?

– Немного. Оборотни никому не доверяют своих тайн. А что? При чем здесь хранители?

– Рай принял на себя мою смерть. Он стал моим хранителем, а я даже не знал об этом. Много позже Власлен проговорился мне, что хранитель может не только вернуть тебе силу и залечить раны, но еще и забрать на себя твою смерть. Рай поступил именно так, когда понял, что я не выживу с таким ранением. Он пожертвовал собой ради меня, и я до сих пор не могу простить себя за это. – Широн отвернулся к окну. Стаурус понял, что дядя пытается скрыть слезы.

– Широн, расскажи, как погиб мой отец? Я ничего не помню, как будто белая пелена густого тумана скрывает мои воспоминания.

– Его разорвали на части, – очень тихо ответил дядя и повернулся к Стаурусу. – Ведь ты знаешь, что убить Владыку почти невозможно. Но они использовали яд, метнув в него сразу несколько ножей, отбить их все не смог даже твой отец. Когда яд начал действовать и Владыка уже не мог шевелиться, оборотни разорвали его. Я не хотел, чтобы ты это увидел, потому и спешил заслонить от тебя отца, а в результате так глупо подставился под удар.

– Почему отец не телепортировался сразу, как только увидел опасность? Почему он не ушел один? – Тяжелейший груз ответственности и вины лег на плечи Стауруса, и он сжал кулаки так сильно, что почувствовал, как ногти врезаются в ладони.

– Трудно сказать. Думаю, что он не мог бросить своих людей и ждал помощи оборотней. Но Власлен опоздал. Я так никогда и не узнал, что же его задержало и почему он так поздно пришел к вам на помощь. Когда появились мы с Раем, в живых оставались только вы двое. Наш приход, скорее всего, напугал заговорщиков и заставил их действовать быстрее.

– Что случилось потом?

– Я разрывался между тобой, приходящим в сознание, и умирающим Раем. А потом Власлен попросил нового Владыку о перерождении для своего брата. – Широн поднял руку, останавливая готового сорваться Стауруса. – Я знаю, о чем ты хочешь спросить. Когда оборотень умирает в человеческом обличье, то он не может переродиться снова. Для того чтобы вернуться, он должен умереть в облике зверя. А Рай не мог перекинуться, его сердце почти остановилось. Поэтому Власлен и обратился к тебе. Свой первый обряд перерождения ты провел именно в тот день, а первым, кому ты помог, был оборотень.

– Как ты мог это допустить? – Стаурус вскочил с кресла и навис над Широном. – По закону я не имел на это права. Я мог умереть! Со мной могло случиться неизвестно что! Я мог… Моя кровь… – Владыка задыхался от злости и обиды.

– Успокойся. И прошу, прости меня. Я не мог допустить, чтобы Рай ушел от меня навсегда. Я вообще ни о чем другом не мог тогда думать. Уже потом до меня дошел весь смысл сделанного, но уже ничего нельзя было вернуть. Ты провел обряд, и в твоей крови до сих пор присутствует сила оборотня. Ты носитель двух сущностей, двух сил. Такого никогда раньше не случалось, и это еще одна причина, по которой мы ничего тебе не стали рассказывать. Ты самый сильный из когда-либо существовавших Владык, сравнимый по могуществу разве что с императорами, и чем это тебе грозит, даже я не могу предсказать.

Стаурус нервно заходил по комнате. Столько новой информации и так мало времени на ее анализ. Он обязательно разберется и с этим нападением, и со смертью родных, и со своей силой, но позже. Сейчас на первом месте – вернуть Ирэн. Владыка остановился возле окна. Он почти ничего не помнил с того времени, не помнил даже, как провел свой первый обряд. Очнулся и пришел в себя Стаурус уже в своей комнате. Окружающие просто стали воспринимать его как нового Владыку, обвинив в смерти Хелиуса и Катаны телохранителя Римера.

Стауруса затрясло, ноги задрожали, и в голове поднялся такой шум, что он невольно схватился за виски и сжал их. Неожиданно перед его глазами стали проноситься странные картины из прошлого, о котором он напрочь забыл и о котором ему только что рассказал Широн. Стаурус пошатнулся и, чтобы не упасть, схватился за подоконник с такой силой, что его пальцы побелели.

– Мальчик мой, что с тобой? – Широн поддерживал племянника за плечи, а тот стоял возле окна с закрытыми глазами и тихо стонал.

– Отец, мама, Ример, – бессвязно бормотал Стаурус. По его лицу текли слезы горького отчаяния и обиды.

9
{"b":"225284","o":1}