ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Переживу как-нибудь, надеюсь.

Как только все было готово, группа направилась к лифту, на двери которого красовалась табличка: «Посторонним вход воспрещен. Только для служебного пользования».

– Это потому, что лифт идет наверх, – объяснила Селдону одна из женщин. – Наверх просто так, от нечего делать, никто не ездит.

Селдон раньше с этой женщиной не встречался, но коллеги называли ее Клозией. Он не понял, имя это, фамилия или прозвище.

Лифт как лифт, ничего особенного, Селдон на таких ездил много раз, и не только на Тренторе, а и на Геликоне, но само чувство, что этот лифт вывезет его за пределы закрытого пространства, на поверхность, создавало у Селдона ощущение, будто он летит на космическом корабле.

Селдон мысленно усмехнулся. «Какая глупость», – подумал он.

Кабина слегка подрагивала, и Селдон вспомнил разглагольствования Челвика относительно упадка в технике. Легген, двое мужчин и одна из женщин застыли, как каменные, будто берегли энергию для работы наверху, а Клозия разглядывала Селдона с нескрываемым интересом.

Селдон наклонился к самому ее уху и прошептал:

– И высоко мы поднимемся?

– Высоко? – громко переспросила она бесцеремонно. Выглядела она очень молодо. «Аспирантка, наверное, – решил Селдон. – Или практикантка».

– Просто… мы уже так долго едем. Что, наверху много этажей?

Она не сразу нашлась, что ответить.

– О нет. Не так уж высоко. Просто Университет низко расположен. Понимаете, мы поедаем уйму энергии, а чем ниже, тем она дешевле.

Тут Легген сообщил:

– Порядок. Прибыли. Давайте вынесем оборудование.

Кабина вздрогнула и остановилась, широкая дверь отползла в сторону. Сразу стало холодно, и Селдон машинально сунул руки в карманы, мысленно поблагодарив Леггена за свитер. Холодный ветер растрепал его волосы, и Селдон пожалел, что не захватил никакого головного убора. Легген вытащил из рукава вязаную шапочку и натянул на голову. То же самое проделали и все остальные.

Все, да не все. Клозия собралась было надеть шапочку, но передумала и протянула ее Селдону.

Селдон отрицательно покачал головой.

– Нет-нет, Клозия, не надо.

– Не стесняйтесь, берите и надевайте. У меня длинные волосы, густые, я не замерзну, а у вас – короткие и… не такие густые.

В другое время Селдон обязательно поспорил бы и насчет волос, и насчет шапочки. Но делать было нечего. Он взял шапку, неуклюже натянул ее на голову и пробормотал:

– Спасибо. Если замерзнете, я вам сразу верну.

А может быть, он и ошибся насчет ее возраста. Просто у Клозии было круглое, наивное, почти детское лицо. Она сказала про волосы, и он невольно обратил на них внимание. И действительно, волосы у нее были чудесные – каштановые, с золотистым отливом. На Геликоне Селдон никогда не встречал женщин с таким цветом волос.

Наверху было облачно, почти как в тот день, когда Селдона везли во Дворец, но намного холоднее. «Наверное, это потому, – решил Селдон, – что прошло целых шесть недель, и скоро зима». Небо затянули мрачные тучи – не то собиралась гроза, не то близился вечер. Да нет, вечер – это навряд ли, Разве выбрались бы метеорологи для наблюдений на ночь глядя? Или просто они выбрались ненадолго?

Селдон хотел спросить, но решил, что сейчас не время отвлекать бригаду по пустякам. Лица у всех были взволнованные или сердитые.

Селдон огляделся по сторонам.

Стоял он на металлической поверхности – так, по крайней мере, он решил по звуку, топнув ногой. Однако, сделав несколько шагов, Селдон оглянулся и понял, что оставляет следы. Поверхность явно была покрыта не то пылью, не то мелким песком.

Ну и что такого, собственно говоря? Неужели кому-то могло взбрести в голову забираться сюда, чтобы вытереть пыль? Селдон наклонился и решил приглядеться получше.

В это время к нему подошла Клозия. Заметив, куда он смотрит, она тоном оправдывающейся домохозяйки проговорила:

– Вообще-то мы тут подметаем, а то приборы могут испортиться. В других местах наверху гораздо грязнее, но это никому не мешает, честное слово. Наоборот, лишняя теплоизоляция.

Селдон кивнул и продолжил осмотр окрестностей. Назначения приборов, которые торчали повсюду, словно экзотические растения на тонких стебельках, он понять не мог.

Легген направился к Селдону, осторожно переставляя ноги. «Наверное, не хочет повредить чувствительные приборы, – решил Селдон. – Надо будет тоже не слишком топать тут».

– Послушайте, Селдон! – окликнул Легген.

Селдону не очень понравился его тон, и он холодно отозвался:

– Да, доктор Легген?

– Так вот, доктор Селдон, этот малыш, Ранда, сказал мне, что вы – математик.

– Он не соврал.

– И хороший?

– Хотелось бы верить, что это так, но мне самому трудно себя оценивать.

– Вас интересуют неразрешимые проблемы?

Селдон искренне признался:

– Я столкнулся именно с такой проблемой.

– Я тоже. Вы не стесняйтесь. Если будут вопросы, обращайтесь к нашему интерну, Клозии, она вам ответит. Не исключено, что нам понадобится ваша помощь.

– Я бы с радостью, но, увы, в метеорологии я полный профан.

– Это не беда, Селдон. Я просто хочу, чтобы вы все… как бы это сказать… прочувствовали, а потом мне бы хотелось поговорить с вами о моих математических выкладках, если вы не против.

– К вашим услугам.

Легген отвернулся, собрался было отойти, но обернулся и пробурчал:

– Если замерзнете – совсем замерзнете: – дверь кабины открыта. Войдите и нажмите кнопку «Первый этаж Университета». Кабина доставит вас вниз и автоматически вернется к нам. Если забудете, спросите у Клозии, она вам напомнит.

– Не забуду.

На этот раз он ушел, а Селдон смотрел ему вслед, чувствуя, как холодный ветер пронизывает свитер, Клозия, раскрасневшаяся от холода, подошла к нему.

– Похоже, доктор Легген сердится, – сказал ей Селдон. – Или он всегда такой?

– Нет, – усмехнулась Клозия. – Не всегда. Сейчас он и правда очень сердит.

– Почему?

Клозия оглянулась, ее пышные волосы взметнулись на ветру.

– Мне этого знать не положено, но я знаю. Доктор Легген рассчитывал, что сегодня, как раз в это самое время, облака немного рассеются, и он сможет понаблюдать за солнцем. Ну, а погода… вы и сами видите какая.

Селдон понимающе кивнул.

– У нас здесь установлены головизионные приемники, так что он заранее знал, что погода облачная, но, наверное, понадеялся на то, что приборы врут, и виноваты они, а не его теория и расчеты. Но пока никаких неисправностей не обнаружено.

– Поэтому он такой несчастный?

– Ну… честно говоря, полностью счастливым он никогда не бывает.

Селдон, прищурившись, осматривал окрестности. Несмотря на облачность, свет был довольно резким. Вскоре он понял, что поверхность у него под ногами не совсем горизонтальная, а имеет наклон. Он находился на склоне большого покатого купола. Осмотревшись получше, он разглядел поблизости и вдали множество куполов различной высоты и диаметра.

– Довольно-таки неровная поверхность. Будто холмы, – сказал он.

– Да, и почти везде, – подтвердила Клозия. – Так уж вышло.

– А почему?

– Думаю, по чистой случайности. Насколько я знаю – я ведь тоже когда-то так же глазела по сторонам и спрашивала, точь-в-точь, как вы сейчас – ну, и мне рассказали, что поначалу тренторианцы ставили купола над площадями, тортовыми центрами, стадионами, и так далее, потом – над целыми городами, потому куполов стало так много, и все разной высоты и диаметра. В конце концов и получился вот такой «холмистый» пейзаж, но люди решили, что так тому и быть, и даже более того – что так и должно быть.

– Вы хотите сказать, что на то, что получилось совершенно случайно, стали смотреть, как на некую традицию?

– Пожалуй, что так, если хотите.

«Если простую случайность так легко возвести в ранг традиции, незыблемой и несокрушимой, – подумал Селдон, – не может ли это стать законом психоистории?» Выходило жутко тривиально, и сколько еще могло получиться таких законов, на вид совершенно тривиальных? Миллион? Миллиард? Но, может быть, существует относительно небольшое число более общих законов, из которых следует множество производных? Как узнать? Селдон так крепко задумался, что на время позабыл о холодном ветре.

24
{"b":"2253","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отель
Три дня до небытия
Представьте 6 девочек
Слишком красивая, слишком своя
Летальный кредит
Полночный соблазн
Прах (сборник)
Между небом и тобой
Подсознание может все!