ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дайте мне одеяло, доктор Бенастра. Быстро! – прокричала Дорс, не помня себя от радости.

Расправив одеяло, она расстелила его прямо на снегу.

– Теперь приподнимите его и осторожно положите на одеяло. Я укутаю его, и мы все спустимся вниз.

В кабине лифта от Селдона, завернутого в одеяло, повалили клубы пара. Дорс распоряжалась:

– Доктор Легген, как только мы принесем Гэри в его комнату, бегите за врачом. Найдите кого-нибудь получше и ведите немедленно. Если доктор Селдон поправится, я, клянусь, никому не скажу ни слова. Но только если он действительно поправится. Не забывайте…

– Да хватит вам нотации читать! – буркнул Легген. – Я понимаю, что виноват, и сделаю все, что в моих силах. Но имейте в виду, виноват я только в том, что взял этого человека с собой наверх, вот и все.

Сверток зашевелился, и послышался хриплый, едва слышный голос.

Бенастра вздрогнул, поскольку голова Селдона покоилась у него на плече.

– Кажется, он что-то хочет сказать, – растерянно пробормотал Бенастра.

– Да, я расслышала, – кивнула Дорс. – Он спросил: «В чем дело?»

Дорс не сдержалась и тихонько рассмеялась. Вопрос был на удивление уместным.

28

Утром, открыв глаза, Селдон увидел рядом со своей постелью Дорс. Она сидела за столиком, читала книгу и делала в блокноте какие-то заметки.

– Ты еще здесь, Дорс? – спросил Селдон почти обычным голосом.

Дорс отложила в сторону вьюер.

– Не могу же я оставить тебя одного, правда? А другим я не доверяю.

– Но я тебя вижу всякий раз, как просыпаюсь. Ты что, все время здесь?

– Да, все время. Сплю, работаю – все здесь, рядом с тобой.

– А как же занятия, студенты?

– Меня пока заменяет ассистент.

Дорс наклонилась и взяла Селдона за руку. Селдон смутился, Дорс заметила это и отпустила его руку.

– Гэри, что же случилось? Я так волновалась.

– Дорс, я должен признаться…

– В чем, Гэри?

– Я подумал, что это был заговор и ты в нем тоже участвовала…

– Какой заговор? Ты о чем?

– Я думал, что кто-то сговорился заманить меня наверх, чтобы я оказался за пределами Университета, то есть на территории, где меня могли бы схватить имперские власти.

– Но ты не покинул пределов Университета. На Тренторе граница сектора простирается снизу доверху, и участок поверхности, находящийся над Университетом, относится к его юрисдикции.

– Вот как! А я этого не знал. Но ты не пошла со мной, сказала, что очень занята, и когда я впал в отчаяние, я подумал, что ты это нарочно сделала. Прости меня, пожалуйста. Я знаю, это ты меня вытащила оттуда. Остальные наверняка даже не вспомнили обо мне.

– Они – занятой народ, – дипломатично объяснила Дорс. – И потом, они решили, что ты спустился раньше. Совершенно законное предположение.

– И Клозия так думала?

– Эта девушка, практикантка? Да, и она тоже.

– Все равно, заговор не исключен. Без твоего участия, я хочу сказать.

– Нет, Гэри, только я одна виновата. Я не имела никакого права разрешать тебе подниматься наверх без меня. Ведь я обязана о тебе заботиться. Все время ругаю себя за случившееся, за то, что ты заблудился там.

– Погоди, погоди, – неожиданно рассердился Селдон. – Но я вовсе не заблудился. Почему ты так говоришь?

– А ты бы это как назвал? Когда вся группа уходила, тебя поблизости не было, и к лифту ты вернулся, когда уже было совсем темно.

– На самом деле все было не так, Я не заблудился в том смысле, что ушел, а потом не смог найти дорогу обратно. Я сказал, что подозреваю заговор против меня, и буду стоять на своем. Паранойей я не страдаю.

– Ну, хорошо, так что же тогда все-таки случилось?

Селдон все рассказал Дорс. Все вспомнил, ничего не забыл. Он просто не мог забыть – весь вчерашний день жуткое приключение виделось ему в кошмарных снах.

Дорс слушала его, нахмурившись.

– Невероятно, – покачала головой она, – Вертолет? Ты уверен?

– Уверен, конечно. Или ты думаешь, у меня была галлюцинация?

– Но имперские власти все равно не имели права арестовать тебя там, наверху. Это было бы таким же грубым вмешательством в дела Университета, как если бы они арестовали тебя здесь, в кампусе.

– Хорошо. Откуда тогда взялся этот вертолет?

– Не знаю. Но у меня такое чувство, что я зря не пошла с тобой наверх. Может быть, все еще хуже, чем тебе кажется. Челвик будет мной очень недоволен.

– Тогда давай не будем ему говорить, – предложил Селдон. – Все ведь хорошо закончилось в конце концов.

– Сказать придется, – печально проговорила Дорс. – Насчет «закончилось» я сильно сомневаюсь.

29

Вечером с визитом явился Легген. Чувствовал он себя неуверенно, смущенно, переводил взгляд с Дорс на Селдона и обратно. Они молчали, как в рот воды набрали.

Наконец он пробурчал, обращаясь к Селдону:

– Вот, пришел узнать, как вы себя чувствуете.

– Прекрасно, – ответил Селдон. – Только все время спать хочется. Доктор Венабили говорит, что мне придется проваляться еще пару дней, чтобы окончательно поправиться. Честно говоря, – добавил он с улыбкой, – я не возражаю.

Легген набрал побольше воздуха, шумно выдохнул, и наконец заговорил, выдавливая из себя слова:

– Я ненадолго. Я прекрасно понимаю, что вас нельзя беспокоить. Но я все-таки хочу сказать, что сожалею о том, что произошло. Я не должен был столь легкомысленно полагаться на то, что вы спустились вниз один. Вы новичок, и я должен был за вами получше присматривать. Ведь я, именно я взял вас с собой. Надеюсь, у вас хватит доброты, и вы простите меня. Вот и все, что я хотел сказать.

Селдон неожиданно зевнул и прикрыл рот ладонью.

– Простите, ради бога. Не стоит так переживать. Все кончилось хорошо, и я не держу на вас зла. Ведь в каком-то смысле, это и не ваша вина. Я не должен был отходить от группы, и случившееся вряд ли можно рассматривать, как…

Дорс прервала его.

– Все, Гэри, хватит болтать. Отдохни. И потом, мне нужно кое о чем спросить доктора Леггена, пока он не ушел. Во-первых, доктор Легген, я прекрасно понимаю, что вас беспокоят последствия этого неприятного происшествия для вас лично, Я обещала вам, что никому ни слова не скажу, если доктор Селдон поправится. Поскольку он поправляется, можете не волноваться. Пока. Я вас хочу спросить кое о чем, и надеюсь, на этот раз вы будете более сговорчивы.

– Попытаюсь, доктор Венабили, – буркнул Легген.

– Вы не заметили ничего необычного, пока были наверху?

– Что вы спрашиваете? Конечно, заметил. Я потерял доктора Селдона и только что принес свои извинения.

– Я не об этом. Больше ничего необычного не произошло?

– Нет, ничего. Абсолютно ничего.

Дорс посмотрела на Селдона, а Селдон нахмурился. Ему показалось, что Дорс хочет проверить, правду ли он ей рассказал. Неужели она решила, что поисковый вертолет ему померещился? Он уже собрался было поспорить, но Дорс сделала знак молчать, словно хотела дать понять, что не стоит. Селдон промолчал – с одной стороны, решил послушаться Дорс, с другой – потому, что на самом деле безумно хотел спать. Он всей душой надеялся, что Легген не будет тут торчать слишком долго.

– Вы уверены? – упорствовала Дорс. – Никто не мешал вашим наблюдениям?

– Да нет же, говорю вам! Хотя…

– Да, доктор Легген?

– Над нами пролетел… летательный аппарат.

– Летательный аппарат? Какой именно?

– Вертолет.

– Это вас удивило?

– Вовсе нет.

– Почему же?

– Слушайте, это становится похоже на допрос, доктор Венабили, И мне это совсем не нравится.

– Сочувствую, доктор Легген, но дело в том, что эти вопросы имеют самое непосредственное отношение к тому, что произошло с доктором Селдоном. Весьма вероятно, что все намного сложнее, чем мне показалось поначалу.

– В каком смысле? – сердито поинтересовался Легген. – Вы собираетесь и дальше экзаменовать меня, требовать еще каких-то объяснений? Имейте в виду, я могу и отказаться.

30
{"b":"2253","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Большая книга «ленивой мамы»
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Постарайся не дышать
Зеркало, зеркало
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
Слушай Луну