ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не в силах скрыть удивления, он спросил:

– А откуда вы появились?

– Оттуда, – махнул рукой старик. – Через ворота. Они закрылись за мною. Вы даже не смотрели в ту сторону.

– Да, не смотрели. Но мы и не знали, честно говоря, куда смотреть и чего ждать. Да и теперь не знаем.

– Варвар по имени Четтер Челвик оповестил Братьев о прибытии двоих варваров. Он просил позаботиться о вас.

– Значит, вы знакомы с Челвиком?

– Знакомы. Он оказал нам услугу. И поскольку он, достойнейший из варваров, оказал нам услугу, мы должны отплатить ему услугой. Немногие попадают в Микоген, немногие покидают его. Я должен обеспечить вашу безопасность, предоставить вам жилье, проследить за тем, чтобы вам не мешали. Здесь вам будет хорошо.

– Благодарим вас. Протуберанец Четырнадцатый, – склонила голову Дорс.

Протуберанец неприязненно взглянул на Дорс.

– Обычаи варваров мне ведомы, – презрительно проговорил он. – Я знаю, что у вас женщина имеет право говорить первой и не ждать, когда к ней обратятся. Поэтому я не в обиде. Я только бы попросил женщину быть осмотрительнее с Братьями. Не все наши так хорошо знают ваши обычаи.

– Вот как? – вскинула брови Дорс. Кто-кто, а она явно обиделась.

– Именно так, – подтвердил Протуберанец. – И когда мы наедине, необязательно называть мой порядковый номер. «Протуберанец» – этого будет вполне достаточно. Теперь же я попрошу вас проследовать со мной, дабы я смог поскорее покинуть это место, представляющееся мне невыносимо варварским. Я себя здесь чувствую неудобно.

– Все не против чувствовать себя удобно, – возразил Селдон. – И мы отсюда никуда не уйдем, покуда вы не заверите нас в том, что нас не станут принуждать соблюдать ваши традиции и этикет, к которым мы не привыкли. А мы привыкли к тому, что женщина говорит тогда, когда ей вздумается. Если вы решили предоставить нам безопасность и покой, покой должен быть не только физическим, но и психологическим.

Протуберанец недовольно уставился на Селдона.

– Ты нагл, юный варвар. Твое имя?

– Я Гэри Селдон, с Геликона, Моя спутница – Дорс Венабили из Цинны.

Когда Селдон назвал свое имя, Протуберанец слегка наклонил голову, но никак не отреагировал на имя Дорс.

– Я поклялся, – сказал он, – варвару Челвику, что ты будешь в безопасности, значит, так оно и будет, и я сделаю все возможное, чтобы эта женщина, твоя спутница, тоже была в безопасности. Если она желает выказывать непокорство, это ее дело, я постараюсь, чтобы она не пострадала за это. Однако одно условие вам придется выполнить.

Указав на головы Селдона и Дорс, он сообщил:

– Вот это надо будет убрать.

– Что именно? – поинтересовался Селдон.

– Волосы, – презрительно скривился Протуберанец.

– Вы предлагаете нам выбрить головы, как у вас? Ну уж нет!

– Моя голова не выбрита, варвар Селдон, Как только я достиг совершеннолетия, я подвергся обряду депиляции, как и все Братья, как и все женщины.

– Ну, если речь идет о депиляции, тогда тем более нет.

– Варвар, я не говорю ни о бритье, ни о депиляции. Я прошу лишь о том, чтобы ваши волосы были покрыты, когда вы – среди нас.

– Это как?

Я привез для вас шапочки, дабы вы могли покрыть ваши головы. Они снабжены полосками., которые прикроют надглазную растительность… ах да: вспомнил – брови. Вы будете носить эти шапочки, будучи рядом с нами. И конечно же, варвар Селдон, тебе придется бриться ежедневно, а то и чаще, если понадобится.

– Но ради чего все это?

– Мы считаем растительность на голове возмутительной и позорной.

– Но вы, безусловно, должны знать, что никто в Галактике так не считает!

– Мы знаем. И тем из нас, кто общается с варварами, приходится волей-неволей взирать на эту растительность. Мы страдаем, но смотрим, однако было бы несправедливо и жестоко заставлять всех Братьев созерцать то, что, на наш взгляд, оскорбительно.

– Ну, хорошо, Протуберанец, хорошо, – проворчал Селдон. – Но скажите, я хочу понять… Рождаетесь вы, как все, с волосами на голове и, как я понял, до совершеннолетия носите их. Так? Зачем же их потом удалять? Это просто обычай, или за этим кроется что-то рациональное?

Старик-микогенец гордо ответил:

– Депиляция, варвар, показывает юноше, что он стал взрослым, а взрослые после этого уже никогда не забывают, кто они, и помнят, что все остальные – варвары.

Не дождавшись ответа на свою тираду (честно говоря, Селдон и не нашелся, что ответить), Протуберанец вытащил из потайного кармана пригоршню кусочков разноцветного пластика, пристально разглядел лица новых знакомых и протянул им шапочки.

– Цвета должны подойти, – сказал он. – Никто, конечно, не поверит, что вы прошли депиляцию, но зато вы никого не оскорбите своим видом.

Протуберанец подошел к Селдону и показал, как надеть шапочку.

– Прошу тебя, варвар Селдон, надень ее. Поначалу будет казаться, что это трудно, но потом ты привыкнешь.

Селдон напялил шапочку, но она все время сползала с головы.

– Начни с бровей, – посоветовал Протуберанец и уже протянул было руки, чтобы помочь.

– Может, поможете, правда? – улыбнулся Селдон.

Протуберанец отшатнулся в ужасе.

– Нет! Это немыслимо! Тогда я коснусь волос!

В конце концов Селдон с горем пополам натянул шапочку, вняв совету Протуберанца. Дорс справилась с шапочкой в два счета.

– А как ее снимать? – поинтересовался Селдон.

– Потянуть за краешек в любом месте. Вообще ты сам поймешь, что и надевать шапочку, и снимать гораздо легче, если немного подстричься.

– Нет уж, я лучше помучаюсь, – отшутился Селдон и, обернувшись к Дорс, утешил ее: – А ты все такая же хорошенькая, Дорс, тебе даже идет, правда характера в лице стало чуть меньше.

– Он никуда не делся, весь при мне, – заверила его Дорс. – Не горюй, привыкнешь ко мне вот такой, лысой.

– Не хочу, – прошептал Селдон. – Не хочу привыкать и надеюсь, мы не пробудем здесь слишком долго, чтобы пришлось.

Протуберанец надменно отвернулся, не желая слушать, о чем шепчутся варвары.

– Если вы сядете в мою машину, – проворчал Он, – я отвезу вас в Микоген.

36

– Честно говоря, – призналась Дорс, – я не верю, что я на Тренторе.

– Надо понимать, что ты ничего подобного раньше не видела? – спросил Селдон.

– Я ведь всего два года на Тренторе, и из Университета почти никуда не выбиралась. Так что путешественницей меня не назовешь. Бывала, конечно, кое-где, кое-что слышала, но такого… обезличивания… – прошептала она.

Протуберанец вел машину ровно и неторопливо. По пути им встречались другие автомобили. Лысины водителей поблескивали в лучах огней.

Улица была застроена трехэтажными домами. Все они были на одно лицо. Все улицы пересекались под прямым углом, все кругом было серое, безликое.

– Скучно, – пробормотала Дорс. – Как скучно…

– Уравниловка, – прошептал в ответ Селдон. – Наверное, все это для того, чтобы ни один из Братьев не мог похвалиться перед другими.

На улице было довольно много пешеходов. Тротуары не двигались, не слышалось шума экспресса.

– Похоже, – предположила Дорс, – те, что в сером, – женщины.

– Трудно сказать, – пожал плечами Селдон. – Все в балахонах, все бритоголовые.

– Да, но те, что в сером, посмотри – они или парочками или вместе с теми, кто в белом. Те же, что в белом, ходят и поодиночке, а Протуберанец – в белом.

– Может, ты и права, – кивнул Селдон. – Сейчас спросим. Протуберанец, я хочу полюбопытствовать…

– Хочешь – спрашивай, но не жди, что я отвечу.

– Мы, похоже, проезжаем жилые районы. Тут ни вывесок, ни промышленных предприятий…

– Наше сообщество – крестьянское. Мы занимаемся только земледелием. Откуда ты родом, если тебе это неведомо?

– Вы прекрасно знаете, что я нездешний, – огрызнулся Селдон. – На Тренторе я всего пару месяцев.

– Все равно.

– Вы говорите, что заняты земледелием. Но пока нам не встретилось ни единой фермы.

38
{"b":"2253","o":1}