ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что-нибудь не так?

– Да. Капелька Сорок Третья явно смущена. Скажи ей, что я постараюсь вернуть Книгу как можно скорее.

Дорс смерила Селдона удивленным взглядом.

– Гэри, – сказала она, покачивая головой, – ты, конечно, исключительно внимателен и заботлив, но хитрости тебе явно недостает. Как ты не понимаешь, что как только я заикнусь о Книге, эта несчастная девица сразу поймет, что ты мне рассказал все-все о том, что случилось вчера, и вот тогда-то она смутится окончательно. Единственный выход – вести себя с ней так, как обычно.

Селдон обреченно кивнул и сказал:

– Может, ты и права.

Вернулась Дорс как раз к обеду. Селдон лежал на кровати, нетерпеливо перелистывая Книгу. Угрюмо взглянув на Дорс, он пробурчал:

– Если придется тут задержаться, неплохо было бы обзавестись каким-нибудь средством связи. Я не знал, когда ты вернешься, и, признаться, беспокоился.

– Ну, вот она я, вернулась, – улыбнулась Дорс, стянула с головы шапочку и с неприязнью посмотрела на нее. – Правда? Ты волновался? Как приятно. А я, честно говоря, думала, что ты так поглощен чтением Книги, что и не заметишь моего отсутствия.

Селдон фыркнул.

– Что касается средства связи, – сказала Дорс, – то думаю, что в Микогене нам вряд ли удастся раздобыть что-либо подобное. Ведь это означало бы, что варвары, находящиеся здесь, и те, что за границей Микогена, могли бы поддерживать связь между собой, а цель нынешней политики – всеми силами препятствовать каким-либо внешним сношениям.

– Точно, – кивнул Селдон, отложив Книгу. – Собственно, это видно из того, что тут написано. А тебе что-нибудь удалось разузнать об этом… как ты его назвала? – …храме?

– Да, – кивнула Дорс, отклеивая ленточку с бровей. – Он существует. И не один. Храмы разбросаны по всему сектору, но существует одно, главное здание. …Слушай, ты не поверишь, одна женщина заметила мои подкрашенные ресницы и заявила, что мне не следует показываться на людях. У меня есть опасение, что она на меня донесет за аморальное поведение!

– Ладно, не бойся, – нетерпеливо махнул рукой Селдон. – Ну, и что же, выяснила ты, где находится этот главный храм?

– Я поняла, где он находится, но Капелька Сорок Пятая предупреждала меня о том, что женщин внутрь допускают только по особым случаям. И таких случаев в ближайшее время не предвидится. А называется это место Святилищем.

– Как-как?

– Святилищем.

– Удивительно неуклюжее слово. Что оно означает?

Дорс покачала головой.

– Я его тоже впервые слышу. И ни одна из Капелек не смогла мне объяснить, что оно значит. Для них «Святилище» – это не название здания, а его сущность. Спрашивать у них, почему оно так называется, это все равно что спрашивать, почему стена называется стеной.

– Ну хорошо, что же в таком случае они знают об этом заведении?

– Кое-что знают, Гэри. Они знают, для чего оно предназначено. Это место посвящено чему-то, отличному от обыденной жизни в Микогене. Другому, прежнему, более прекрасному миру.

– Тому миру, где они жили раньше?

– Точно. Капелька Сорок Пятая… в общем, еще бы чуть-чуть, и она именно так бы и сказала. Но слова произнести не посмела.

– Авроре?

– Да. Но у меня такое подозрение, что если бы ты произнес это слово вслух при большом скоплении народа, люди бы попросту испугались. Капелька Сорок Третья только и успела сказать: «Святилище посвящено…», потом запнулась, а потом вывела буквы пальцем на ладони. Да еще и зарделась, словно совершила что-то запретное.

– Странно, – нахмурился Селдон. – Если эта Книга – их главное руководство, учебник жизни, так сказать, стало быть, Аврора – самое дорогое из всех воспоминаний, краеугольный камень их мировоззрения, ось, вокруг которой вертится весь Микоген. Почему же упоминание о ней запрещено? Ты уверена, что поняла все правильно?

– Да, Гэри. Скорее всего, ничего загадочного тут нет. Если бы об этом болтали напропалую, информация просочилась бы за пределы Микогена, попала бы к варварам. И лучший способ избежать этого – сделать из самого упоминания об этом мире табу.

– Табу?

– Это такой специальный антропологический термин. Табу – это разновидность запрета на какие-то действия. Ну вот, например, в здешнее Святилище не допускают женщин – наверняка это связано с каким-то табу. Уверена, любая Сестра умерла бы от ужаса, если бы ей предложили нарушить запрет.

– А ты хорошо поняла, где находится Святилище? Сможешь мне объяснить, чтобы я сам сходил туда?

– Во-первых, Гэри, один ты туда не пойдешь. Я пойду с тобой. Я считала, что этот вопрос мы уже обсудили и закрыли. На расстоянии я не могу защитить тебя ни от снежной бури, ни от страстных женщин. И потом, мне кажется, что не стоит особо обольщать себя мыслью о том, чтобы попасть в Святилище. Во-вторых, туда не дойти пешком. Микоген, конечно, маленький сектор, но не настолько маленький.

– Ну хорошо, а на экспрессе?

– Маршруты экспресса не пролегают по микогенской территории. Это бы чересчур облегчило контакты между микогенцами и варварами. Но кое-какой транспорт тут все-таки есть. Что-то такое безнадежно устарелое, что в ходу лишь на отсталых планетах. Собственно, сам Микоген – словно кусочек отсталой планеты, вырезанный откуда-то и вставленный в тело Трентора. …Да, Гэри, заканчивай чтение как можно скорее. Капелька Сорок Третья волнуется. Отдав тебе Книгу, она тоже нарушила какой-то запрет, и если это выяснится, ей может здорово нагореть.

– Хочешь сказать, что давать эту Книгу варвару – тоже табу?

– Уверена.

– Ну что ж. Можно отдать хоть сейчас. Потеря невелика. Я бы сказал так: девяносто пять процентов содержания – скука смертная: бесконечное описание борьбы политических группировок, бесконечное восхваление политиков, о мудрости которых судить крайне трудно, бесконечные рассуждения на темы морали, и ото всего этого разит таким самодовольством, что просто рассвирепеть можно.

– Выходит, ты только обрадуешься, если я заберу у тебя Книгу?

– В общем и целом, да. Но оставшиеся пять процентов посвящены Авроре, которая почти никогда не называется своим именем. Думаю, в этом что-то есть, и я склонен полагать, что мог бы извлечь из этого кое-какую пользу. Вот потому-то я и хочу отправиться в Святилище.

– Ты думаешь, в Святилище ты сумеешь больше узнать об Авроре?

– Может быть. И еще: меня просто захватила эта тема – об автоматах, или как их там… роботах. Это очень интересно.

– Уверена, ты не принимаешь этого всерьез?

– Как раз наоборот. Почти всерьез. Если понять содержание некоторых фрагментов книги буквально, получается, что некоторые роботы выглядели совсем как люди.

– Конечно, Если собираешься изготовить имитацию человека, какой же ты ее сделаешь? Естественно, ты придашь устройству форму тела человека.

– Да, это понятно. Имитация предполагает сходство, но сходство ведь может быть весьма приблизительным, Художник, допустим, набросает карикатурную фигурку, но ты поймешь, что он нарисовал человека. Голова – кружочек, тело – палочка, ручки и ножки зигзагами, вот и все, Но дело в том, что роботы были потрясающе похожи на людей. Абсолютно похожи.

– Глупости, Гэри. Ты только представь, сколько времени уйдет на то, чтобы создать верные пропорции металлического тела, сымитировать очертания мускулатуры.

– При чем здесь «металлическое тело», Дорс? У меня полное впечатление, что с какого-то времени началось производство органических или псевдоорганических роботов. Их тело покрыто кожей, и выглядели они совсем как люди – не отличить.

– Что, так написано в Книге?

– Буквально несколько слов. Но впечатление такое…

– Твое впечатление, Гэри. Твое. Я бы не стала принимать этого всерьез.

– Погоди. Послушай меня. Из всего того, что в этой Книге написано о роботах, я сделал четыре вывода. Первое; как я уже сказал, некоторые из них являлись точными копиями людей. Второе: продолжительность их жизни была необычайно велика.

– Ой, только не говори «жизни», – поморщилась Дорс. – Хотя бы – «деятельности». А то уж и вправду получается все как у людей.

51
{"b":"2253","o":1}