ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если я ошибаюсь, господин Тисальвер, поправьте меня. Я так понимаю, что термарии – это такое место, где внутреннее тепло Трентора используется для производства пара, который должен вращать турбины, которые, в свою очередь, производят электричество.

– О нет! Там стоят мощные термоэлементы, которые напрямую производят электричество. Только не спрашивайте у меня о подробностях, прошу вас. Я всего-навсего программист-головизионщик. И вообще не советую никого тут, внизу, расспрашивать о подробностях. Тут все вроде большого такого черного ящика. Все работают, но никто не знает как.

– А если что-то сломается?

– Как правило, ничего такого не происходит, но если и случается, откуда-то вызывают эксперта. Того, кто разбирается в компьютерах. Тут все компьютеризировано, конечно.

Кабина лифта остановилась, они вышли и сразу почувствовали, как по ним ударила плотная волна жара.

– Жарко тут, – заметил Селдон, хотя это и так было ясно.

– Да, жарко, – согласился Тисальвер. – Потому-то Даль и является таким ценным источником энергии. Слой магмы залегает здесь ближе к поверхности, чем в любом другом месте. Приходится работать в такой жаре.

– А как насчет кондиционеров? – спросила Дорс.

– Кондиционеры тут есть, но они ужасно дороги. Тут есть вентиляция, увлажнители и охладители, но если пользоваться всем этим чересчур широко, то на потребление энергии уйдут слишком большие затраты и все предприятие станет нерентабельным.

Тисальвер остановился у какой-то двери и позвонил. Дверь открылась, из проема хлынул более прохладный воздух, и Тисальвер пробормотал:

– Нужно разыскать кого-нибудь, кто бы нас здесь поводил. Вы уж извините, но нашему провожатому придется оградить госпожу Венабили от всяких неприятных замечаний, на которые тут способны некоторые мужчины.

– Меня совершенно не пугают никакие замечания, – улыбнулась Дорс.

– А меня могут напугать, – сказал Тисальвер.

– Хано Линдор, – представился молодой человек, вставший им навстречу из-за столика. Можно было подумать, что он – близкий родственник Тисальвера. Селдон понял, что еще долго в Дале ему предстоит вот так путаться, до того тут все были похожи друг на друга.

– Буду рад, – сказал Линдор, – показать вам все; что сумею. Зрелище, правда, не ахти… – Говорил он, вроде бы, обращаясь ко всем сразу, но взгляд его был прикован к Дорс. – И потом, вам будет не совсем удобно. Думаю, придется снять футболки.

– Но тут так хорошо, прохладно, – возразил Селдон.

– Конечно, но это в кабинете. Должность имеет свои привилегии. А за пределами кабинета мы не в силах поддерживать кондиционирование на таком же уровне, Поэтому рабочие получают больше, чем я. На самом деле, у них самая высокооплачиваемая работа в Дале: только деньгами сюда народ и заманиваем. И все равно, находить рабочих становится все труднее и труднее. Ну, ладно, – сказал он, глубоко вздохнув, – нырнем в кипяточек…

Он стянул с себя футболку через голову и, скомкав, засунул под поясной ремень. То же самое проделал и Тисальвер. Селдон последовал их примеру.

Линдор взглянул на Дорс и пробормотал:

– Вам же лучше будет, госпожа, но это необязательно.

– Все нормально, – улыбнулась Дорс и сняла футболку, оставшись в тоненьком белом бюстгальтере, который почти ничего не скрывал.

– Госпожа, – опустив глаза, промямлил Линдор, – это необя… Ну, ладно, – закончил он, пожав плечами, – пойдемте.

Селдон смотрел во все глаза, но видел только компьютеры, какие-то машины, толстые трубы, мелькание огоньков да тускло светящиеся экраны.

Общее освещение было ужасно тусклым, только панели приборов горели ярко. Вглядываясь в темноту, Селдон спросил:

– Почему тут такая темнотища?

– Освещение хорошее – там, где нужно, – ответил Линдор хорошо поставленным, но чуть хрипловатым голосом. – Общее освещение слабое, да, но для этого есть чисто психологические причины. Слишком яркий свет ассоциируется с жарой. Стоит только поярче включить свет, и тут же сыплются жалобы, даже если при этом понизить температуру.

– Похоже, тут все у вас здорово компьютеризировано, – отметила Дорс. – Мне кажется, что и все тут могли бы делать компьютеры. Самое подходящее место для этого.

– Совершенно верно, – кивнул Линдор. – Но мы должны быть застрахованы от любых ошибок. Если что-то сломается, нужны люди. Вышедший из строя компьютер может вызвать неполадки за две тысячи километров от места поломки.

– Так же, как и ошибка человека, разве нет? – спросил Селдон.

– Да, конечно, но, когда работают одновременно и люди, и компьютеры, ошибку компьютера выявить всегда гораздо проще, и наоборот, компьютер быстрее подметит ошибку человека. Главное, ничего ужасного не случится до тех пор, пока человек и компьютер не ошибутся одновременно. А такое не случается почти никогда.

– Почти никогда, но все-таки случается, а? – спросил Селдон.

– Почти никогда, но все-таки случается, – подтвердил Линдор. – И компьютеры уже не те, и люди тоже.

– Так всегда говорили, во все времена, – Селдон тихо рассмеялся.

– Нет-нет, я говорю не о прошедшем времени, не о старых добрых временах. Такова статистика.

И снова Селдон вспомнил слова Челвика об упадке.

– Я вот о чем говорю, – сказал Линдор потише. – Посмотрите, вон там кучка рабочих, судя по виду, с уровня С-3. Они пьют. И все не на своих рабочих местах.

– А что они такое пьют? – поинтересовалась Дорс.

– Особые напитки для профилактики потери электролита. Фруктовые соки.

– Но разве можно их за это ругать? – возмутилась Дорс. – Как же тут не пить, в такой жаре?

– А знаете ли вы, как долго опытный рабочий уровня С-3 может тянуть свой напиток? А поделать ничего нельзя. Если давать им пятиминутные перерывы на питье и хронометрировать эти перерывы, да следить за тем, чтобы они не собирались компаниями… так и до забастовки недалеко.

Вскоре они подошли поближе к группе рабочих. Среди них были и мужчины, и женщины, и все по пояс обнаженные. На женщинах, правда, были надеты какие-то тряпочки, отдаленно напоминавшие бюстгальтеры, но назначение у них было чисто функциональное. Они поддерживали грудь, впитывали пот, но ничего не прикрывали.

– Знаешь, Гэри, – шепнула Дорс Селдону, – в этом что-то есть. Я уже взмокла.

– Сними, – шепнул Селдон. – Я не против.

– Я так и думала, – кивнула Дорс, но бюстгальтер не сняла.

В компании рабочих было около дюжины человек.

– Если кто-то из них что-нибудь отчебучит в мой адрес, я переживу, – сказала Дорс.

– Благодарю вас, – ответил Линдор. – Не могу пообещать, что они от этого удержатся. Но мне придется вас представить. Если им покажется, что вы – парочка инспекторов, расхаживающих здесь за компанию со мной, они не поверят. Инспекторы обычно шныряют в одиночку, без представителей руководства.

Подняв обе руки в знак приветствия, Линдор обратился к рабочим.

– Термальщики, – сказал он, – позвольте представить вам наших гостей. Они нездешние, ученые. Они прибыли из таких миров, где не хватает энергии, и сюда пришли для того, чтобы посмотреть, как обстоят дела в Дале. Они надеются кое-чему поучиться у нас.

– Мы их поучим, как потеть, – выкрикнул один из термальщиков, и вся компания громко расхохоталась.

– А у этой-то, поди, уже пузо взопрело, – выкрикнула женщина-термальщица, – в таком-то наряде!

Дорс не ударила лицом в грязь:

– Я готова раздеться, да только боюсь, мне до тебя далеко.

Смех рабочих на сей раз был вполне дружелюбным.

Но тут вперед выступил молодой человек. Уставившись на Селдона в упор глубоко посаженными глазами, он весело улыбнулся и сказал:

– Я вас знаю. Вы математик.

Быстро подойдя поближе, он принялся бесцеремонно разглядывать Селдона. Дорс автоматически шагнула вперед и встала между ним и Селдоном, а Линдор заслонил ее собой и крикнул:

– Назад, термальщик! Веди себя, как подобает!

– Погодите! – вмешался Селдон. – Дайте ему сказать. Что это вы все выстроились впереди меня?

66
{"b":"2253","o":1}