ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Произошли от кого? – не веря своим ушам, переспросил Селдон, ошарашенно взглянув на Дорс.

– От людей Земли! – прокричал Амариль, – С той планеты, где зародился род человеческий.

– С одной планеты? С одной-единственной?

– Да. С одной. С Земли.

– Вы сказали «Земля», а имели в виду Аврору, так?

– Аврору? Что за Аврора? Нет, я говорил про Землю и имел в виду Землю. Вы разве никогда не слыхали о Земле?

– Нет, – покачал головой Селдон. – Нет, не слыхал.

– Это мифический мир, – начала Дорс, – который…

– Никакой не мифический, – возразил Амариль. – Самая настоящая планета.

– Мне такое уже не раз говорили, – вздохнул Селдон. – Ну, поехали. Есть в Дале книга, где рассказывается о Земле?

– Что?

– Ну, не книга, кассета какая-нибудь?

– Не понимаю, о чем вы меня спрашиваете?

– Молодой человек, откуда вы знаете о Земле?

– Отец рассказывал. Все про нее знают.

– А нет ли кого-нибудь, кто знает о Земле побольше? Может быть, вас в школе этому учили?

– Нет, в школе об этом ни слова не говорили.

– Как же тогда люди узнают об этом?

Амариль пожал плечами, не понимая, о чем его так усердно расспрашивают.

– Просто все знают, и все. Если хотите послушать рассказы о Земле, есть такая женщина, матушка Ритта. Вроде бы она еще жива.

– Ваша мать? Как же вам тогда не знать, она еще…

– Нет, никакая она мне не мать. Просто ее так все называют. Матушка Ритта. Она старушка, живет в Биллиботтоне. Жила раньше, по крайней мере.

– А где это?

– Там… – Амариль неопределенно махнул рукой.

– Как туда добраться?

– Добраться? Нет, нет, даже не думайте. Оттуда не возвращаются.

– Это почему же?

– Поверьте мне. Даже не думайте.

– Но мне хотелось бы повидать матушку Ритту.

Амариль покачал головой.

– Вы с ножом обращаться умеете?

– С каким ножом? Для чего?

– С острым ножом. Вот таким.

Амариль притронулся кончиками пальцев к широкому ремню. Часть ремня отъехала в сторону, и в открывшемся углублении блеснуло тонкое, острое лезвие.

Рука Дорс тут же крепко сжала правое запястье юноши.

Амариль рассмеялся.

– Я и не думал вынимать его. Просто показываю. Такой нож обязательно нужен для самозащиты, а если у вас такого при себе нет, нечего и думать отправляться в Биллиботтон. Живым вы оттуда не вернетесь. Хотя, – он сразу как-то собрался, напрягся, – так вы не шутите, господин Селдон, насчет Геликона? Вы мне правда поможете?

– Не шучу. Какие шутки? Я пообещал. Напишите ваше имя и адрес, чтобы вас можно было разыскать по гиперкомпьютерной связи. Код у вас есть, надеюсь?

– Есть код кабинета в термарии, где я работаю. Этого будет достаточно?

– Да.

– Ну тогда… – сказал Амариль, устремив на Селдона чистый юношеский взгляд. – Все мое будущее зависит от вас, только от вас, господин Селдон, и я вас очень прошу, не ездите в Биллиботтон. Теперь мне вас тем более нельзя потерять.

Он обернулся, умоляющим взглядом посмотрел на Дорс и тихо попросил:

– Госпожа Венабили, если он вас послушается, не пускайте его. Пожалуйста!

Глава четырнадцатая

Биллиботтон

Даль – как нистранно, наиболее известной достопримечательностью этого сектора является Биллиботтон, полулегендарное место, о котором ходит множество рассказов. Образовалась даже целая отрасль литературы, посвященная опаснейшим приключениям героев в Биллиботтоне. Эти произведения настолько хорошо стилизованы, что в одном из наиболее известных романов есть фрагмент, где описывается просто-таки фантастическое приключение Гэри Селдона и Дорс Венабили, которые…

Галактическая энциклопедия
65

Когда Гэри Селдон и Дорс остались наедине, Дорс нахмурилась и спросила:

– Ты в самом деле собираешься посетить эту… матушку?

– Я думаю об этом, Дорс.

– Странный ты все-таки человек, Гэри. Похоже, тебе просто не терпится от плохого поскорее перейти к худшему. Потащился на поверхность в Стрилинге – ну ладно, там хотя бы цель была более или менее разумная. В Микогене тебя понесло в алтарь Старейшин. Это было намного опаснее, чем выход на поверхность, а уж цель была гораздо более дурацкая. Теперь, в Дале, ты собираешься отправиться в такое место, поход куда, если верить этому молодому человеку, равносилен самоубийству, и цель у тебя, ты уж меня извини, попросту бессмысленная.

– Меня заинтересовало упоминание о Земле. Я должен выяснить, что за этим кроется.

– Это легенда, и не такая уж интересная, – уговаривала Дорс. – Ничего особенного. В разных мирах эту планету называют по-разному, но суть одна и та же. Это всегда рассказ о мире-прародине человечества и его золотом веке. Все легенды до одной отражают тоску по замечательному, прекрасному, нехитрому прошлому, и это так естественно для людей, живущих в хитросплетениях жестокого мира. А все миры, все сообщества таковы, или таковыми их себе представляют те, кто в них живет, как бы проста на самом деле ни была их жизнь, Это ты, кстати, не забудь записать для своей психоистории.

– Все равно, я должен учесть эту вероятность, вероятность того, что когда-то существовал один-единственный мир. Аврора, Земля – не имеет значения. На самом деле…

Он умолк на полуслове и молчал, пока Дорс не поторопила его:

– Ну?!

Селдон покачал головой.

– Помнишь, ты мне в Микогене рассказала про забавный случай насчет руки, лежащей на бедре? Сразу после того, как я получил Книгу от Капельки Сорок Третьей… В общем, история почему-то пришла мне на память однажды вечером, совсем недавно, когда мы болтали с Тисальверами. Что-то я такое сказал и вдруг на мгновение вспомнил…

– О чем вспомнил?

– Уже не помню. Вспомнил, и все тут же вылетело из головы, но почему-то всякий раз, стоит разговору зайти об этом самом единственном мире, у меня возникает такое ощущение, будто я прикасаюсь к чему-то очень важному, но оно тут же ускользает от меня.

Дорс удивленно смотрела на Селдона.

– Ничего не понимаю. История о руке, лежащей на бедре, не имеет ничего общего ни с Землей, ни с Авророй.

– Знаю, но все равно что-то такое… что все время ускользает, все равно должно быть связано с этим единственным миром, потому-то меня не покидает чувство, что я должен во что бы то ни стало разузнать о нем гораздо больше, О нем и о роботах.

– И о роботах? А я думала, что приключение в алтаре поставило точку на твоем интересе к роботам.

Но Селдон только молча покачал головой.

Дорс нахмурилась.

– Гэри, я тебе вот что хочу сказать. В настоящей истории, в официальной – поверь мне, я отвечаю за свои слова – нет ни единого упоминания ни о каком первоначальном мире. Да, многие в это верят, это правда. Не только в таких местах, как Микоген, где это – народное предание, не только в Дале, где в это верят униженные, отверженные термальщики, но в это верят и некоторые уважаемые биологи, которые настаивают, что единственный мир-прародина обязательно должен был существовать; правда, откуда у них такая уверенность, я судить не могу. Есть и мистически настроенные историки, которые также утверждают, что такой мир существовал. Подобные мысли бродят и у роскошествующих интеллектуалов. И все-таки настоящая, официальная история, научная история об этом ничего не говорит.

– Тем больше причин заглянуть туда, – сказал Селдон упрямо, – куда не сует нос эта самая официальная история, Мне нужно средство, которое помогло бы упростить подход к созданию психоистории, и мне все равно, что это будет за средство – математический ли фокус, исторический ли, или вообще что-то совершенно невообразимое. Если бы этот молодой человек, с которым мы только что беседовали, был бы чуть-чуть более образован, я бы поручил ему разработку этой проблемы. Он мыслит оригинально, местами даже гениально…

– Значит, ты действительно собираешься ему помочь?

69
{"b":"2253","o":1}