ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не было у Земли другого названия – Аврора, например? – спросил Селдон.

Матушка Ритта сердито нахмурилась.

– Откуда ты знаешь об этом?

– Уж не помню. Где-то слышал, будто Авророй называлась планета, где человечество когда-то обитало в мире и гармонии.

– Это ложь! – объявила матушка Ритта и брезгливо вытерла губы, словно хотела, чтобы на них не задержался самый вкус услышанного. – То слово, что ты произнес, упоминается только для названия места, где обитало Зло. Оттуда пошло Зло. Земля была одна до тех пор, покуда не пришло Зло. Зло чуть было не погубило Землю, но Земля устояла и победила Зло с помощью своих героев.

– Земля существовала раньше этого Зла. Вы уверены в этом?

– Намного раньше. Земля была одной-единственной в Галактике тысячи, нет – миллионы лет.

– Миллионы лет? Человечество существовало на Земле миллионы лет, и больше ни на одной планете людей не было?

– Это правда. Это правда. Это правда.

– Но вам-то это откуда известно? Это что, зафиксировано в памяти компьютера? Напечатано, написано? Есть у вас книга какая-нибудь, где я мог бы прочитать об этом?

Матушка Ритта покачала головой.

– Я слышала рассказы моей матушки, а она слышала эти рассказы от своей матушки, и так далее. У меня детишек нет, поэтому я рассказываю про это другим, но когда-нибудь все это кончится. Нынче времена, когда люди мало во что верят.

– Это не совсем так, матушка, – вмешалась Дорс. – Есть люди, которые думают о доисторических временах и изучают рассказы о потерянных мирах.

Матушка Ритта безнадежно махнула рукой.

– Они смотрят на все холодными глазами. Учеными. Стараются все приспособить под свои понятия. Я целый год напролет могла бы рассказывать вам истории о великом герое Бэй-ли, но вы бы не выдержали, у вас бы времени не хватило, а я бы под конец выдохлась.

– А о роботах вы слышали что-нибудь? – спросил Селдон.

Старушка вздрогнула и испуганно вскрикнула:

– Зачем ты спрашиваешь про такое? Это были искусственные люди, злобные создания, порождения злобных миров. Они были уничтожены, и о них нельзя упоминать.

– Но был один робот, которого ненавидели в злобных мирах, не так ли?

Матушка Ритта неожиданно резво приблизилась к Селдону и, прищурившись, заглянула ему в глаза. Селдон ощутил ее горячее дыхание.

– Ты пришел посмеяться надо мной? Сам знаешь, зачем спрашиваешь? Зачем, зачем ты спрашиваешь?

– Затем, что хочу знать.

– Был один искусственный человек, который помог Земле. Это был Дэ-ни, друг Бэй-ли. Он не погиб и живет где-то до сих пор, ожидая, когда для него придет время вернуться. Никто не знает, когда придет это время, но в один прекрасный день он вернется, и с ним вернутся старые добрые времена, а зло, несправедливость и нищета уйдут навсегда. Таково обещание… – проговорила она чуть тише, прикрыла глаза, улыбнулась, словно что-то припоминала.

Селдон немного выждал, вздохнул и сказал:

– Благодарю вас, матушка Ритта. Вы нам очень помогли. Что мы вам должны?

– Так приятно встретиться с чужеземцами… – пробормотала матушка Ритта. – Десять кредиток. Не желаете ли чего-нибудь выпить?

– Нет-нет, спасибо, – поспешно отказался Селдон. – Вот вам двадцать. Скажите только, как добраться от вас к остановке экспресса. …Кстати, матушка Ритта, если сумеете записать какие-нибудь ваши рассказы о Земле на компьютерную дискету, я вам неплохо заплачу.

– Ну, это не так легко, сынок, И сколько же ты мне заплатишь?

– Все будет зависеть от того, сколько вы расскажете и хорошо ли. Я мог бы заплатить вам тысячу кредиток.

Матушка Ритта облизнулась.

– Тысячу кредиток? Целую тысячу? А как же я тебя разыщу, когда запишу свои рассказы?

– Вот вам компьютерный код, по которому меня можно разыскать.

Селдон вручил старушке листок с кодом, и они с Дорс вышли в коридор, воздух в котором теперь показался им намного более свежим, чем в комнатушке предсказательницы, и быстро зашагали в том направлении, что указала им матушка Ритта.

70

– Беседа оказалась не слишком долгой, Гэри, – заметила Дорс.

– Знаю. Но ты сама видела, что там у нее за обстановочка, да и узнал я вполне достаточно. Просто поразительно, как эти истории обрастают подробностями и преувеличениями.

– Что ты имеешь в виду под преувеличениями?

– Ну смотри: микогенцы населяли свою Аврору человеческими существами, способными жить целые века, а у далийцев человечество, видите ли, жило на Земле в гордом одиночестве миллионы лет. Но и те и другие говорят о роботе, который живет вечно. Что-то тут есть.

– Что касается миллионов лет, то… Куда мы идем?

– Матушка Ритта сказала, чтобы мы шли до зоны отдыха, потом нашли указатель «Бульвар», повернули налево. Только разве мы проходили зону отдыха по дороге сюда?

– Может быть, мы возвращаемся отсюда совсем другой дорогой. Я никакой зоны отдыха не помню, но я по сторонам особенно не глазела, больше на людей смотрела, и…

Дорс умолкла. Впереди коридор раздваивался.

Селдон вспомнил. Здесь они точно проходили. Тут по обе стороны коридора вдоль стен стояли ободранные кушетки. Зона отдыха!

Теперь Дорс не было нужды приглядываться к встречным и тем, кто шел позади. В коридоре было пусто. А вот впереди, в пресловутой зоне отдыха, кучковались мужчины, довольно высокие для далийцев, с огромными усищами, мускулистыми руками, покрытыми блестящим слоем пота.

Они явно поджидали чужеземцев. Дорс и Селдон почти одновременно остановились. Мужчины впереди не тронулись с места. Селдон растерянно оглянулся. Позади появились трое.

– Мы в ловушке, – процедил Селдон сквозь зубы – Не надо было тебе ездить со мной, Дорс.

– Как раз наоборот. Именно потому я поехала с тобой. А теперь скажи, стоило мотаться к матушке Ритте, а?

– Стоило, если мы выберемся отсюда.

Селдон шагнул вперед и вежливо поинтересовался:

– Разрешите пройти?

Один из мужчин двинулся навстречу. Роста он был точно такого же, как Селдон, но шире в плечах и плотнее. Правда, с брюшком, отметил Селдон.

– Меня звать Маррон, – сообщил мужчина самодовольно, словно само по себе его имя должно было вызвать ужас и уважение, – и я здесь для того, чтобы сказать вам, что мы не любим, когда в наш район суются чужаки. Хотели войти, пожалуйста, мы не против, а хотите выйти, придется раскошелиться.

– Отлично. Сколько?

– Все, что есть. Вы же заезжие богачи, точно? У вас кредитные карточки имеются? Вот и выкладывайте их.

– Нет.

– Это ты зря отнекиваешься. Мы их отберем.

– Отобрать ты их сможешь, если только убьешь меня или побьешь, но от карточки тебе не будет никакого толку без образца звучания моего голоса. Нормального звучания, учти.

– Ты, господин, не прав – видишь, какой я вежливый? Мы можем отобрать у вас ваши карточки, почти пальцем вас не тронув.

– И сколько же для этого потребуется крепких мужчин? – усмехнулся Селдон. – Девять? Нет, десять, – быстро подсчитал он.

Зачем десять? Хватит одного меня. Сам драться будешь?

– Сам.

– Тогда пусть остальные разойдутся. Давай, Маррон, попробуй.

– У тебя ножа нету, господин. Дать тебе?

– Не надо. Своим можешь пользоваться, чтобы все было по-честному. Я буду драться без ножа.

Маррон оглянулся на своих приятелей и сказал:

– Смелый мужик попался, глядите, ребята! И не боится даже. Ладно, это мне нравится. Такого и бить-то жалко… Я тебе вот что скажу, господин. Я беру твою девчонку, а если хочешь, чтобы я ее отпустил, гони свою карточку и ее тоже, да побыстрее, и скажи, что положено, нормальным голосом: чтобы карточка заработала. И она пускай скажет. Скажешь «нет», тогда, хотя… нет, чуть попозже, когда я закончу с девочкой – это ведь требует времени, а? – он грубо расхохотался, – мне придется отделать тебя как следует.

– Нет, – ответил Селдон. – Женщину не трогать. Я вызвал тебя на бой. Один на один. Ты – с ножом, я без ножа. Мало тебе этого? Я согласен драться с двумя. Но женщину не трогать, понял?

73
{"b":"2253","o":1}