ЛитМир - Электронная Библиотека

Старшая чародейка на мгновение умолкает, погружаясь в воспоминания, после чего добавляет ласково:

– Хорошо, что, как воспитанный ребенок, Адриан зашел ко мне попрощаться. Хоть успела на него пару примитивных охранных заклинаний кинуть. Ах да! Еще у него есть какой-то магический семейный амулет…

С трудом сохраняю безмятежный вид. Угу. Был амулет, да сплыл.

Гретта старательно морщит лоб, вспоминая:

– Или даже два.

Многозначительно улыбаюсь. Значит, теперь один остался. А второго и след простыл. И ведь сильная вещь этот украденный предмет, даже через мысленную картинку чувствуется.

– Но все равно, – печально вздыхает подруга, продолжая рассказ, – досталось Адрианчику так, что не позавидуешь. На войну попал. А там же страшно, там убивают.

Вздохнув, отвожу взгляд. Эх… Вот почему-то мне кажется, что этот «милейший ребенок» и сам убивать умеет. И рука, если что, не дрогнет.

– А через пару лет… – произносит наставница с гордостью, – через пару лет Адрианчика заметили и перевели в столицу. Он принял посвящение в рыцари и сделался правой рукой нынешнего главы Ордена. Не сразу, правда. Мальчик несколько лет серьезно изучал военное дело, даже ездил в какой-то из смежных миров на практику.

– Погоди… – Изумленно воззрившись на Гретту, расправляю складки платья. – Адриан занимает важный пост в Ордене?!

– Это не афишируется, – тихо сообщает подруга. – Для всех он рядовой служака, получивший небольшое повышение благодаря высокому происхождению. Но на самом деле… – Неожиданно бывшая преподавательница принимает серьезный вид. – Лика, надеюсь, ты понимаешь, это все между нами. Просто ко мне недавно заходил Теодор, глава Ордена. Мы тут немножечко винца пригубили. И… ты не представляешь, насколько болтливы эти мужчины, особенно военные! Тем более после того, как я над священным кристаллом дала клятву, что ни один человек не узнает содержания наших с ним бесед. – И добавляет гордо: – Конечно, клятву я ни за что не нарушу. Но ты же не человек! А я с возрастом превратилась в любительницу поговорить, особенно на политические темы.

Машинально сгребаю с блюда последнее пирожное. Вот это да… А милый, оказывается, и впрямь не так прост. И строит же из себя разгильдяя!

– А что он тогда в нашей забытой высшими силами деревне делает? – внимательно взглянув в глаза Гретте, задаю вполне закономерный вопрос.

– Если Адрианчика куда-то направляют… – подруга, потирая виски, многозначительно наклоняет голову, – значит, у него какая-то очень важная миссия. Секретная. Вон Теодор только было заикнулся, да тут же перевел разговор на… вооружение орочьей пехоты. Ничего, я из него все вытрясу! Обожаю тайны!

Хм… Обдумываю новую информацию. Так милый, выходит, и впрямь стратег. И какого гоблина этот будущий великий военачальник забыл в моей спальне?

– Знаешь, Гретта, – изобразив на лице глубокое сомнение, говорю я, – может, ты его переоцениваешь? Мне он показался эдаким бесшабашным парнем, ценителем красивых женщин и разгульной жизни.

– Ты что! – Подруга всплескивает руками и краснеет от возмущения. – Адриан, конечно, не святоша. Но он такой осторожный, что даже я не в курсе его похождений. А уж мне много чего про светскую жизнь известно!

– Да? – язвительно переспрашиваю я, устав от непрерывных хвалебных речей в адрес ненаглядного.

Царственно расправив плечи, упрямо смотрю в глаза Гретте. Нет, я сама этого поганца люблю! Но должна быть хоть какая-то троллева объективность! А то прямо идеал какой-то, а не Адрианчик. И умный, и честный, и порядочный, и начальство его ценит.

Загадочно усмехаюсь. А как коньяк мой пятизвездочный лакать без спроса, так ничего – морда не треснула! И «убери ноги с диванчика»… Ах-ах! Произведение искусства!

– Да? – снова повторяю я, не сдержав легкий смешок. – А между прочим, этот твой замечательный мальчик к местным барышням по ночам в окна лазит!

– Вот это да…

С удовольствием наблюдаю, как лицо подруги медленно вытягивается. Ха! Что ж, пусть знает правду о своем протеже! Не всю, но тем не менее.

Гретта потрясенно вздыхает, морщит нос и, неожиданно широко улыбнувшись, произносит с умилением:

– А что? Ребенок вырос. Ах как я люблю романтические истории! – И, просительно взглянув мне в глаза, добавляет: – Лика, ты там присмотри, пожалуйста, за Адрианчиком. А то среди этих современных барышень столько бесчувственных стерв. А коли красотка сильно упрямиться будет, приворотик ей подкинь. Для ее же пользы! Мальчик – прекрасная партия! Я к нему привязана, как к родному внуку.

Раскрыв рот, во все глаза смотрю на Гретту, не в силах произнести ни слова. Ну вот, дожила! Уже саму себя приворожить требуют. И все ради этого балбеса белобрысого! Опоздала ты, подруга дорогая, я уже и сама в этом вопросе подсуетилась.

Скоренько придумав наиболее убедительную причину, нежно прощаюсь с Греттой. Да, как ни люблю я наши беседы, но пора, пожалуй, ноги делать.

Мстительная улыбка. Если еще раз услышу, какой Адриан замечательный, я его стукну. Исключительно из духа противоречия!

Выйдя от Гретты, сворачиваю на узенькую тенистую улочку. Каблучки негромко стучат по старой, местами выщербленной мостовой, губы сами собой складываются в задумчивую улыбку. Кошмар, столько информации сразу! Прямо в голове не укладывается. Остановившись у развесистого клена, машинально срываю созревший плод-крылатку. Ни дать ни взять – иномирский вертолет. А драгоценный-то, оказывается, тайный агент по специальным поручениям. Звонко рассмеявшись, отправляю в полет живую воздушную «машину». Хи-хи, а какое, стесняюсь спросить, важнейшее задание Адриан выполнял у меня ночью?

Вздрогнув от внезапно пришедшей на ум догадки, чешу нос. Мамочки! Если он не залезает в окна ко всем подряд, а ко мне решился… С трудом усмиряю сорвавшееся вскачь сердечко. Да ладно… Правда, что ли? Серьезно? На самом деле?! Мне не показалось?! Я ему что – действительно так нравлюсь?!! Присев на корточки, судорожно хватаю ртом воздух. Какой мрак… Я же к этому совершенно не готова. Морально.

Обхватив голову руками, безуспешно пытаюсь собрать разбегающиеся мысли. А если замуж предложит – сразу соглашаться или подумать немного? И я абсолютно не в курсе, какая нынче свадебная мода! И какие прически! Ох, а родители, как назло, в длительной иномирской командировке. Это им нужно заранее сообщить. И братец младший – оболтус – на каникулы рванул куда-то. Этот скоро явится – у него учеба… И кого приглашать, я еще не решила. Так! Стоп! Саркастически усмехнувшись, делаю глубокий вдох. Да уж, занесло меня. Ведь вроде пока никто мне предложения не делал. И даже в любви не объяснялся.

Осторожно поднявшись с корточек, принимаю невозмутимый вид. А я что – я ничего. Но план операции разработать нужно. Хи-хи. Чисто стратегически.

Глава 12

Закрыв телепорт, радостно осматриваюсь вокруг. А кстати, моя прихожая очень даже ничего – милая и уютная! И с чего это я перепланировку затеяла? Растерянно чешу в затылке. Наверное, просто настроение было не ахти. Зато теперь… Сладкий вздох. Теперь я чувствую себя так, словно у меня выросли крылья! Хм… Научиться, что ли, превращаться в кого-то, умеющего летать? Чтоб уже внутреннее состояние не расходилось с внешним?

Лукавая улыбка. Да ладно, это я так. А вообще… Как неплохо все складывается! Жаль, забыла у Гретты подробно про Адриановы амулеты выспросить. Ничего, не все сразу – и так столько всего узнала, что мозги плавятся. Мечтательный взмах ресницами. Да, словно нежнейшее ванильное мороженое в жаркий летний денек. Послушное воображение немедленно рисует три восхитительных прохладных шарика в широкой серебряной креманке, ложечка шоколадной глазури, абрикосовое желе кубиками, несколько капель ароматного рома… Возмущенно отогнав сладкое искушение, краем глаза кошусь на свое отражение в зеркале. Нет, нужно взять себя в руки и ограничить сладкое! Ибо это уже ни в какие ворота!

27
{"b":"225415","o":1}