ЛитМир - Электронная Библиотека

И самое страшное, что мне это, кажется, нравится.

Глава 15

Утро. Раннее, свежее, звонкое. Еще по-летнему ясное, но уже с нотками влажной осенней прохлады. Самое лучшее время для сладкого сна. Да, не жаворонок я. Если нет срочных дел, и до полудня могу в постели проваляться. Только они, эти дела, почему-то все время есть. И сегодня – не исключение.

Нехотя, с хрустом потянувшись, открываю глаза. Ладно, что ж тут поделаешь…

– Доброе утро, барышня! – заглядывает в спальню бодрая горничная.

Бросаю завистливый взгляд на безупречно одетую девушку. Вот кто рано встает! И свеженькая такая – как ей удается только? С загадочным видом верная служанка ставит на столик крошечный букет в миниатюрной фарфоровой вазочке.

Ух ты! Вдохнув нежный, едва уловимый цветочный аромат, мечтательно улыбаюсь. Анютины глазки! Какой трогательный и хрупкий сюрприз. Машинально тянусь к бархатистым лепесткам, словно желая приласкать. А кстати, цветы и впрямь чем-то напоминают глаза – круглые, наивные, с детской доверчивостью смотрящие на мир. Встретившись взглядом с букетом, чувствую, как тепло становится на душе. Какое милое утро сегодня!

Задумчиво разглядываю капельки росы, мягко скатившиеся на мою ладонь с цветочных лепестков. А ведь они сорваны вот прямо сейчас, на заре. Кто ж так спешил порадовать меня с самого утра? Неужто горничная догадалась? Да нет, на нее не похоже…

– И никак вам книжку ту нести? – невозмутимо интересуется служанка, ловким движением раздвигая шторы.

– Неси! – приподнявшись на локте, с радостным предвкушением говорю я. – Откуда такая красота?

– Дык спозаранку мальчонка притащил, – хитро отвечает горничная, протягивая мне цветочный справочник, – еще темень совсем была. Сказал, велено вам передать.

Не сдерживая счастливую улыбку, нетерпеливо листаю страницу за страницей. Если честно, я сразу догадалась, что цветы от милого, просто боялась в этом признаться. Под взволнованный стук собственного сердца торопливо вожу пальцем по строчкам… Ой, вот оно: «Анютины глазки – мои мысли заняты тобой».

Разрешив справочнику мягко выскользнуть из рук, блаженно откидываюсь на подушки. Ах! Как сладко на душе! Думает Адриан обо мне! Вот прямо с самого утра думает. Правда, было бы неплохо узнать, что именно. А то мысли разные бывают! Выставив вперед подбородок, горделиво выпрямляю спину. Разберемся по ходу дела.

– А енто не все. – Улыбка служанки становится еще загадочней. – Еще и письмо вам есть.

Завидев аккуратный белый треугольник, с трудом сдерживаюсь, чтобы не захлопать в ладоши. Вот-вот, только детских выходок не хватало! И так у прислуги ко мне никакого почтения. Но это же… Незаметно облизываю мгновенно пересохшие губы. Письмо! Настоящее, бумажное! Точно! Люди же пишут друг другу письма. У нашей расы такие послания – редкость, мы больше при помощи магической связи общаемся.

С сердечным трепетом беру в руки заветный конверт. И впрямь – от Адриана. Его личная печать стоит с фамильным гербом. Осторожно распечатав послание, медлю несколько секунд, не решаясь прочесть. Ох, и что же там? Подозреваю, опять какие-нибудь шуточки! Драгоценный же и часа вытерпеть не может, чтобы меня не поддеть. Достаточно вчерашний вечер вспомнить. Ладно, сейчас узнаем… Решительно перевожу взгляд на ровные, аккуратные строчки. Хороший почерк у ненаглядного…

Шаги рассветные легки,
И луч спешил земли коснуться,
Но замер у твоей щеки
В священном трепете безумца.

Перечитываю еще раз. И еще. Быстро прижимаю письмо к губам, вдыхая приятный запах дорогой писчей бумаги. Вот это да… Такого я точно не ожидала! Ох, Адриан, умеешь же ты удивлять. Красиво так, что хочется расплакаться! Но что ты, дорогой мой, хотел этим сказать? Сосредоточенно морщу лоб и, не найдя ответа, разочарованно качаю головой.

Первый раз встречаю человека, чьи поступки совершенно не могу предугадать. То ли у меня синдром влюбленной дуры, которая не замечает очевидного, то ли мой ненаглядный – неординарная личность, то ли я чего-то о нем не знаю. Чего-то очень важного. Вздохнув, аккуратно складываю послание и, щелчком «подозвав» шкатулку для драгоценностей, бережно прячу в нее заветное письмо.

И почему у чародеев принято считать людей примитивными? Попробовали бы они с подобным красавцем справиться! Да-да, без использования магических преимуществ! Раз мы – старшая раса, значит, должны побеждать мудростью? А что-то я не замечаю за собой особых успехов в нашем шуточном поединке. В лучшем случае свожу на ничью. А как Адриан вчера меня на поцелуи развел? Главное, все честно – не придерешься. И с утра не успела проснуться – опять ребусы…

Легко поднявшись с постели, принимаю решительный вид. Ничего, Адриан! Разгадаю я твои загадки, можешь не сомневаться! И заодно подумаю, какой тебе сюрпризец преподнести. Да такой, чтоб голову поломать пришлось.

Приложив к себе новенький, еще ни разу не надеванный костюмчик для верховой езды, кокетливо верчусь перед зеркалом. Пора на волколачью охоту собираться. Правда, охота – это громко сказано! Оборотни еще немного сонные после заклинания неподвижности – бравым воинам не составит особого труда изловить их сетью и погрузить на подводы. От меня требуется сущий пустяк. Наложить на волколаков чары невозврата, а там уж Адриановы подчиненные и сами справятся: вывезут оборотней подальше в лес и выпустят на свободу. В общем, особо напрягаться лично мне не придется. Зато…

Перемерив с дюжину головных уборов, останавливаю выбор на разудалом охотничьем берете. А если его еще немного сдвинуть набок… Ни дать ни взять – амазонка, хотя они беретов и не носили! А если учесть, что я еще и на лошади езжу не хуже заправского кавалериста… Широко улыбаюсь, чрезвычайно довольная собой. Ну, Адрианчик! Ну, милый! Ну ты попал! Можно сказать, что нам с тобой предстоит романтическая верховая прогулка по утреннему лесу.

Оглянувшись вокруг, таинственно прикладываю пальчик к губам. А там, глядишь, и подвернется случай устроить драгоценному веселую жизнь! Да нет, я же исключительно для пользы дела. Милый – военачальник, значит, обязан уметь действовать в нестандартных ситуациях. Хм… Да мне Орден Света еще должен будет! За повышение боеготовности.

Не сдерживая горячую молодую лошадку, с ветерком мчусь к условленному месту встречи у лесной опушки. Выпущенные из-под берета локоны водопадом рассыпаются по плечам, щеки безо всякой магии пылают румянцем, сердце, подстраиваясь под ритм бесшабашной скачки, колотится как угорелое. Ах до чего же люблю быструю езду!

Впрочем, есть и еще причина, заставляющая мое сердечко лететь вскачь, словно норовистая лошадка знаменитой восточной породы. Ведь я же сейчас увижу Адриана! Загляну в насмешливые синие глаза, услышу любимый голос. Да уж, тут есть, от чего смутиться! А после таинственного утреннего послания душа и вовсе не на месте: не знаешь, радоваться или грустить, плакать или смеяться. Ох, что сейчас творится в моей голове… Врагу не пожелаешь!

Подъезжая к опушке леса, пускаю лошадь шагом и, собрав волю в кулак, принимаю величественный и слегка отстраненный вид. Вот-вот, не хватало еще рядом с Адрианом вести себя как влюбленная школьница – краснеть, бледнеть и глупо улыбаться!

Невозмутимо оглядываюсь вокруг. Ого! Сколько народу! Милый, похоже, полгарнизона сюда привел. Наверное, так и правильно: стая волколачья большая – более двадцати особей. А оборотни – это не простые волки, а разумные существа, хоть и одержимые неконтролируемой жаждой убийства.

Эх… Смущаюсь, опускаю голову. Дело в том, что два года назад я и сама пыталась охоту на волколаков организовать. Стыдно вспоминать, если честно. Оборотней всего двое было – самка и самец, а местных охотников – человек десять. Лучших охотников, должна заметить! И все равно – двоим довелось познакомиться с волколачьими зубами, а потом и мне, когда я раненых лечила. Но, хвала Древним, все тогда закончилось хорошо: изловили мы оборотней и вывезли в дремучую чащу, на болота. И заклинание я на них мощное наложила, чтобы никогда больше сюда не возвращались. И ведь сработало: специально смотрела – в стае ни одного из старых знакомцев нет.

37
{"b":"225415","o":1}