ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что, выкусила, Старая? – резко обернувшись, заявляю я презрительно-дразнящим голосом. – Теперь, чтобы ты ни сделала, я буду сильной. Так и знай.

Упс… Недоуменно наклоняю голову. Мне показалось или я действительно успеваю заметить неясный силуэт в саване?

Воображаемое погребальное покрывало клочьями сползает с моей головы и, рассыпаясь прахом, медленно оседает на землю.

Удивленно оглядываюсь вокруг. Надо же! Я сижу на прелестной полянке! Золотистая листва моего защитника – клена – ласково шелестит, подбадривая и утешая, словно говорит, что жизнь на этом не заканчивается. Что она, жизнь, вообще бесконечна и неизмерима, как наша необъятная Вселенная. В задумчивости обхватываю руками колени. А из сочной темно-зеленой травы весело выглядывают бесстрашные осенние цветочки. Знают же, что совсем скоро придут холода, и не боятся вот так… цвести, благоухать, жить!

Не спеша делаю глубокий вдох. Как вкусно! Воздух кристально чист, словно целебный родник, затаившийся в глубине леса. Теплый ветерок пахнет хвоей и немного грибами. Медленно кружась, падает на землю первый желтый лист. Где-то вдалеке стучит по сухому дереву неугомонный дятел. И вдруг я понимаю, что улыбаюсь. Да уж, представляю, как это выглядит со стороны: глаза, полные слез, и при этом – глупая счастливая улыбка.

Эх, смерть… Кажется, ты перехитрила саму себя. И пусть мне не удалось спасти волколаков, зато теперь я смогу помочь многим. Ох, ты даже не представляешь, сколько их будет! Так тебе и надо. Мага, как и волка, нельзя загонять в угол.

И тут… Неожиданно чувствую на правом плече легкое покалывание. Знакомое, восхитительно-радостное ощущение, мысленно возвращающее в самый важный день моей жизни. День получения магической печати. С нетерпением закатываю рукав… Вот это да! Татуировка, означающая принадлежность к магии Жизни, стала ярче. Кроме того, к сложному орнаменту из цветов и колосьев добавился новый элемент – изящная ветка пальмы.

Эх… Виновато провожу пальцем по нежданному подарку от магической покровительницы. Зря я, конечно, пропустила язык цветов. Ведь могла же выучить позже, могла! Всякое знание полезно. Но, кажется, я догадываюсь, что это означает… Похоже, жизнь, я только что сдала тебе какой-то важный экзамен. И сдала успешно.

Размашисто вытираю слезы рукавом, словно в детстве, когда, всласть нарыдавшись над разбитой коленкой, понимаешь, что жизнь на этом не заканчивается. Раз ничего нельзя изменить, то следует сделать выводы на будущее и просто жить дальше. А боль… До свадьбы заживет! К слову, про свадьбу… Ощутив, как щеки мгновенно заливает горячий румянец, старательно вслушиваюсь в звуки леса, стремясь распознать в веселом многоголосье приближающийся цокот лошадиных копыт. Да-да, и где это мой ненаглядный?

Боковым зрением наблюдаю, как подъехал Адриан. Оставив лошадь в сторонке, драгоценный медленно идет ко мне. И вид у него такой… виновато-печальный.

С трудом сдерживаю улыбку. Ясное дело – начитался книжек про тяжелую судьбу магов Жизни! Давно заметила, всякие неприятные моменты со стороны кажутся намного страшнее, чем есть на самом деле. В общем, легче самому пережить тяжелый эпизод, чем волноваться за других.

Адриан усаживается рядом со мной на траву и произносит тихо:

– Я успел. Живы твои щенки. – Он обеспокоенно заглядывает мне в глаза. – А ты… Ты как?

– Спасибо! Я в порядке. – Прочитав на лице драгоценного растерянность, интересуюсь: – А ты не помнишь, случаем, что означает пальмовая ветвь?

– Победа. – Адриан разглядывает меня с возрастающим изумлением. – Откуда здесь ветка пальмы?

Я кокетливо отвожу взгляд:

– Получила в подарок от магической покровительницы.

– Ого! – восхищенно качает головой милый. – И кого ты победила, если не секрет?

– Себя, – говорю я, внезапно осознав, что это именно так. – Свой страх.

– Сильно, – произносит Адриан с искренним уважением в голосе. – Эта победа всегда самая трудная…

Зачарованно смотрю на драгоценного. Как он близко… Я слышу его дыхание, чувствую биение сердца, вдыхаю терпкий запах разгоряченного быстрой ездой тела. А глаза у милого синие-синие. Разве не удивительно? Ведь у людей очень редко встречается такой яркий цвет глаз. Прекрасно понимая, что так пристально разглядывать человека по крайней мере неэтично, все же бесцеремонно скольжу взглядом по любимому лицу. А губы у Адриана… Интересно, какие они на вкус?

Повинуясь внезапно возникшей, но такой притягательной идее, нахально задерживаю взгляд на губах. А ведь я могу их попробовать. Прямо сейчас. Более того, мне это необходимо. А нормы этикета и правила приличия всего лишь глупые, нелепые предрассудки.

Глава 17

Адриан… Догадался о моих намерениях? За мгновение во взгляде милого сменяется столько чувств, что я не успеваю распознать ни одно из них. Словно тихая гладь озера на миг вскипела, забурлила горячими ключами и тут же, разогнав к берегам острые гребни волн, вернулась в привычное состояние спокойной невозмутимости. Что-то еще прячется в самой глубине синих глаз – радость или просто снисходительное одобрение?

Наклонив голову, жду еще несколько секунд. Эх, Адриан, конечно, мои подростковые опыты не идут ни в какое сравнение с твоими познаниями, но зря ты думаешь, что мне нечем тебя удивить! Слышала, у людей при поцелуе учащается сердцебиение, кровь быстрее начинает бежать по телу, синтезируются гормоны радости… Да-да! И это все!

Таинственно улыбнувшись милому, осторожно тянусь к его губам. Эх, как скучно быть человеком! Для магов поцелуй – возможность совершить прогулку по внутреннему миру любимого, побродить по тайным уголкам души, увидеть, познать, почувствовать… Конечно, настолько, насколько позволят, но все-таки! Целый мир, а не просто гормональная эйфория. Как замечательно, что я принадлежу к высшей расе!

Легонько касаюсь губ Адриана. А губы у него теплые. И немного обветренные. А еще… на удивление… мягкие. Как у ребенка. Я почему-то ожидала чего-то более… А не знаю, чего я ожидала! Прошлые воспоминания, думаю, здесь мало помогут. Во-первых, это человек. А во-вторых… Да, любимый. С радостным предвкушением закрываю глаза.

Весна. Пестрое одеяло цветущего луга, прохладный, пьяняще-сладкий аромат разнотравья с еле уловимыми острыми нотками пряности. Легкий майский ветерок озорничает: то играет с моими волосами, путая рассыпанные по плечам прядки, то развевает подол свободного деревенского сарафана, словно стремясь заглянуть под юбку. С деланым возмущением оглаживаю руками подол. Вот нахаленок! На моей голове венок из полевых трав, украшенный бутонами дикой вьющейся розы.

Мысленно верчу-приближаю красочную картинку-видение, тщательно разглядывая со всех сторон. Вот он – мой родной и привычный мир, потому-то и я здесь – воплощенное изображение мага Жизни с картинки учебника для младших классов.

А мир Адриана… Прямо у моих ног начинается дорожка, мощенная белым камнем. Кажется, такой камень добывают в горах. Осторожно босой ножкой пробую путь в страну мыслей дорогого мне человека – хорошая дорожка, основательная, и доверчиво так улеглась. Что ж, милый, я воспользуюсь твоим приглашением!

Шаг вперед. Ласковое тепло нагретого солнцем камня. Изображение вокруг меняется с невообразимой скоростью: мир растягивается, разрастается, многократно увеличиваясь в размерах. Синий купол неба взлетает ввысь, открываясь бескрайнему прозрачному простору. А воздух… чистый, мелодично-звонкий, словно хрусталь. Горный хрусталь.

С восторгом смотрю на открывшийся пейзаж. Что ж, угадала – я стою у подножия гор. Прямо передо мной возвышается, отчаянно рвется в высоту величественная горная страна. Задрав голову вверх, восхищенно задерживаю дыхание. Непривычно как… Особенно после моего уютного зеленого мирка. Совсем непривычно. Но раз меня пустили сюда, значит, я хочу узнать больше!

Я в реальности кладу руки на плечи милому и, наклонив голову, прижимаюсь к его губам. Адриан обнимает меня за талию, привлекает к себе. Кажется, он не против прогулки? Что ж, тогда вперед!

43
{"b":"225415","o":1}