ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет! Даже не так! Застываю, ошеломленная пришедшей на ум разгадкой.

«Сила воина, слитая с мудростью мага, скрепленная чистотой первого поцелуя и помноженная на древнюю мощь кровавого ритуала». Вот она – формула избавления от оков смерти! Я ее разгадала. И это… красиво! Не фальшивая искусственная мишура, а настоящая красота жизни. Самое важное, самое яркое, самое дорогое, что в ней есть.

Восторженно начинаю выводить на полу древние письмена. Лед плавится, словно под огненным лучом. И если этим волшебным составом написать старинные руны…

Счастливо улыбаюсь. Да, я знаю, что получится. То, что я прочитала на древнем оружии, принадлежавшем когда-то Эльту, а теперь перешедшем в собственность Адриана: «Жизнь сильнее смерти!»

Темнота. Внезапно коснулась пушистой лапкой, окутала нежной вуалью. Хотя нет, скорее, приятный полумрак. Где-то в дальнем углу тлеет неясный огонек. Очертания предметов размыты, длинные тени – таинственны. Под ногами – теплый деревянный пол. Вокруг – высокие стены, увенчанные куполом. И так хорошо здесь, надежно и уютно, словно ребенку в материнских объятьях. Ласковое тепло медленно разливается по телу, согревая каждый пальчик, каждую клеточку, принося покой и умиротворение. Кто-то подносит мою руку к губам.

– Эльт? – скорее угадываю, чем узнаю.

– Молодец, Лика, – произносит древний герой с уважением. – Ты все сделала правильно. Проклятия на тебе больше нет.

– А… – с трудом отгоняя сладкую негу, пытаюсь сформулировать вопрос.

– А с остальным, – улыбается Эльт, – кое-кто пусть сам разбирается.

Воин серьезно смотрит на меня:

– У Адриана непростое предназначение, и он еще в самом начале пути. Да и ситуация сложилась – много разных сил замешано… Но, думаю, он справится.

Столько разных мыслей вмиг проносится в голове. Мне нужно спросить, узнать, понять! Резко поворачиваю голову. Хм… Чудеса! Мне что – показалось? Рядом никого нет. Лишь на стене фреска, изображающая поединок древнего героя с демоном-великаном.

Пах! Одна за другой загораются тысячи и тысячи свечей. Веселое пламя бежит от фитилька к фитильку, чтобы в конце своего горячего путешествия зажечь огонь в огромной золотой чаше. Это же… О, Древние! Священный огонь Храма Жизни! Да! Я стою на коленях у алтаря Храма моей магической покровительницы. Волшебного таинственного Храма, существующего где-то в иной реальности. Каждый из адептов магии Жизни знает о нем, но чтобы побывать… Кажется, кому-то удавалось. Нет, не в этом тысячелетии.

Эх! Сокрушенно опускаю взгляд. Такая немыслимая честь! А мне даже в дар принести нечего. Нехорошо это как-то. Неправильно.

Внезапно ощущаю тончайший цветочный аромат… Ну конечно! Губы расползаются в счастливой улыбке. Как же я забыла! Венок! Символ мага Жизни! Цветы… Нет лучшего подарка для Той-Что-Дает-Жизнь. Плавным движением снимаю с головы венок и кладу перед алтарем. Нежные бутоны роз. Такие свежие, будто сорваны мгновение назад. Даже утренняя роса на лепестках не высохла…

Зачарованно смотрю на священный огонь. Говорят, в нем можно разглядеть судьбу. Что ж, теперь я знаю, что человеческая душа и есть тот прекрасный и загадочный Храм Жизни. И не важно, как она выглядит для посторонних глаз – как ледяной зал, лабиринт, горное ущелье. Главное, чем она является по сути. И по каким бы темным коридорам мне не довелось пройти и каких бы призраков я там не увидела… Да! Я буду знать, где я нахожусь на самом деле, и относиться с трепетом и уважением, как к величайшей святыне.

А еще, кажется, маги зря называют себя высшей расой.

Глава 19

Ранняя осень. Легкий ветерок гуляет по верхушкам деревьев, перебирая еще зеленую листву, словно кудри сказочных великанов. Хорошее выражение – «прийти в себя». Наконец-то я – это просто я, живая, из плоти и крови. Рассеянно хлопаю ресницами, привыкая, возвращаясь, отпуская неимоверное напряжение последних минут. Да уж, вот это, называется, поцеловались! Как там Изабель говорит: «Поцелуи – развлечение для сопливых школьниц»? Ну-ну… Пытаюсь осторожно приподнять голову, но тут же, поморщившись от нестерпимой боли в висках, вновь устраиваю ее на плече Адриана. Хорошо с ним рядом, спокойно и надежно, будто под защитой неприступной крепостной стены. Вот только…

Ешкин тролль! Это ведь я сижу на коленях у милого! И когда успела? Еще и прижимаюсь к Адриану… довольно-таки откровенно, должна признаться. Да уж, мое поведение – верх неприличия! Покраснев, незаметно отодвигаюсь на безопасное расстояние.

Елочки дубовые, ну и видок у него, если честно! Губы припухшие, обычно идеально уложенные волосы растрепанны, на белом воротничке виднеется мой длинный каштановый волосок, а рубашка… Мама дорогая! Еще сильнее залившись краской, сосредоточенно закусываю губу. Это что, я постаралась? Кошмар! Мало того что рубашка мятая, так еще и не на все пуговицы застегнута. Выцепив-выловив обрывок воспоминания, виновато улыбаюсь. Точно, было дело, когда, пытаясь вырваться из ледяного плена, искала тепла, поддержки, защиты. Скосив глаза на свое платье, облегченно выдыхаю. Нет, милый, в отличие от меня, вел себя вполне достойно! И ничего лишнего… Вздрагиваю от внезапно возникшей перед глазами яркой картинки-воспоминания. Ну-у-у…

Стыдливо опустив ресницы, отодвигаюсь еще дальше. По большому счету, в общем-то да… Почти ничего лишнего… Так, разве что… Ой, да по сравнению со мной поведение милого просто образец выдержки и самоконтроля. Вне сомнения! Только вот сердце при одной мысли об этих сдержанных прикосновениях Адриана готово из груди выпрыгнуть.

А на душе… Прислушавшись к ощущениям, печально усмехаюсь. Не по себе мне как-то, нехорошо, неуютно. И дело вовсе не в приличиях, правилах поведения и нормах морали. Нет, для меня эти понятия не пустой звук, но любимый человек дороже. Дело в другом… Кто все-таки был только что с Адрианом? Я или не я? А может, глупое безвольное существо, одурманенное кровавым проклятием? И по своей ли воле я к нему с поцелуями полезла? Или это было нужно только для того, чтобы попасть в ледяной зал? И нужно совсем не мне?

Поморщившись, напряженно тру лоб. Терпеть не могу, когда на меня пытаются давить! Заставлять делать то, к чему я в данный момент не готова! Потому что сейчас многое из того, что было между нами, кажется мне… Дерзко отбрасываю назад лезущую в глаза челку. Нет, не постыдным! Вот этого я точно не скажу! Но преждевременным… Эх, пожалуй, да. И вообще, в голове такая каша, что самой тошно. Магия Смерти, герои, поединки… Брр! Что к чему и какой в этом смысл – совершенно не понимаю! И даже думать о подобном сейчас не хочется.

Адриан невозмутимо молчит, глядя куда-то вдаль, сквозь меня. На губах милого полуулыбка, то ли рассеянная, то ли мечтательная. Осторожно прикасаюсь к его плечу, стараясь привлечь внимание. Или он на меня уже и смотреть не хо…

Адриан встречается со мной взглядом. А-а-а! Вздрагиваю, задыхаюсь, прижав ладошку к раскрывшемуся рту. Застрелиться! Повеситься! Хрен еловый! Да так на меня еще никто не смотрел! Никогда! Кажется, я ему… то есть он ко мне… в общем – он в меня по уши!! На самом деле!!!

Милый, ласково проведя ладонью по моим волосам, собирается что-то произнести, но я… Залившись краской с головы до ног, резво вскакиваю и, отойдя на несколько шагов, с размаху усаживаюсь, точнее, плюхаюсь на траву. При этом трусливо повернувшись спиной к драгоценному.

У-у-у! Да он же сейчас как скажет что-нибудь ужас… то есть важное! И что мне потом с этим кошма… счастьем делать?! Вот честное слово, в ледяном зале с призраком было не так жутко, как теперь. Или у меня запас смелости на сегодня закончился. С трудом уняв предательскую дрожь во всем теле, подпираю щеку ладошкой. А ситуация-то далеко не простая. Тут нужен серьезный подход. С рассеянным видом срываю длинный стебель желтоватой осенней травки. Как-то я еще не думала, что будет после того, как… То есть когда уже… Ну, понятно, в общем! Нет, свадьбу и платье я себе воображала, было дело, а вот как оно к этому придет – не прикидывала. Ох-ох-ох, если вообще придет.

48
{"b":"225415","o":1}