ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – смущенно бормочу я, почему-то вспоминая Изабель с ее фаербольчиками. – Наши требования этикета, пожалуй, более демократичны. Но я, наверное, сделаю небольшой перерыв в танцах и прогуляюсь по саду.

Глубокий вдох. Нет, дело не в приличиях, хотя, смотрю, этому красавцу палец в рот не клади. Начали сказываться последствия бессонной ночи, и если я немедленно не попаду на свежий воздух, то рискую грохнуться в обморок прямо тут. Ну да, в точности как изнеженная барышня.

– Тогда осмелюсь предложить вам свою компанию, – галантно кланяется Адриан, подавая мне руку. – Если не возражаете, конечно. Юной девушке не пристало гулять одной в такой поздний час.

Еле-еле сдержав глупейшую счастливую улыбку, небрежно соглашаюсь. С ним? Да хоть на край света! На луну! В склеп с призраками и колодец со змеями! Гордо выпрямляюсь. Подумаешь, всего лишь прогулка. Мозги потом на место верну, обязательно верну, обещаю! И, опершись об руку милого, неспешно выплываю из зала.

Глава 4

До чего приятен вечерний холодок! Нежный ветерок обдувает разгоряченное танцем лицо, успокаивает, даря легкость и умиротворение. Моя рука лежит на руке милого, пальцы дрожат, а ладошка пылает жаром. Отвожу взгляд – как хорошо, что Адриан ни о чем не догадывается!

А в саду заговорщически бормочет фонтан, сплетая водяные струи в сказочный ажурный шатер.

Мой спутник мило шутит, вспоминая забавные истории, рассказывает о городах, в которых бывал по долгу службы. Что ж – действительно умен, обходителен, прекрасный собеседник…

Ой! Фонтан, притихнув на мгновение, неожиданно выбрасывает высокий водяной столб, рассыпающийся, летящий вниз крупным бисером искусственного дождя. Мамочки! Да сейчас же с головы до ног…

Резкий рывок! Удивленно хлопаю глазами: на том месте, где мы стояли секунду назад, разливается здоровенная лужа. С уважением оглядываюсь на милого – надо же, успел в последний момент. Хм… А вообще, странный он какой-то – вроде беззаботно смеется, а взгляд серьезный, изучающий. Или это я опять выдумываю?

Мы сворачиваем на темную аллейку, ведущую в заброшенную часть сада. Завороженно выдыхаю. При свете луны старые, давно не стриженные деревья кажутся волшебными великанами, могучими, но добрыми и простодушными, вот стоят себе тихонечко и перешептываются о чем-то сокровенном. Густая трава колышется волнами, стелется, прижимаясь к земле, откуда-то из гущи ветвей подает голос ночная птица. Увлеченные беседой, мы бредем все дальше и дальше, дорожка истончается, незаметно превращаясь в извилистую лесную тропу.

Так, а это что? Недоверчиво разглядываю покосившуюся, увитую плющом старую садовую беседку. Надо же, а я и не знала о ней! Адриан, заглянув внутрь, с улыбкой подает руку.

Что есть счастье? Просто сидеть рядышком с любимым человеком, вдыхая волшебство теплого летнего вечера, и смотреть на звездное небо. Да, это счастье. Именно оно. Я теперь знаю.

– Лика, – нарушает милый затянувшееся молчание, – вы любите поэзию?

– Да, – отвечаю я, наблюдая за путешествующим по травинке светлячком. – Очень.

– Тогда вам, наверное, нравятся стихи серых эльфов, – ласково улыбается Адриан. – При дворе они сейчас просто сказочно популярны. Хотите, я вам почитаю?

Благодарно заглядываю в глаза. Еще бы я и не хотела! Для меня стихи действительно много значат – ближе всего по духу лирика Древних, в ней просто и красиво говорится о вечных ценностях. Жаль, сейчас она вышла из моды. И к иномирской классике отношусь с большим уважением, да и современные авторы у них неплохие. А вот про творчество серых эльфов как-то не слыхала. Чувствую, как щеки начинают предательски гореть. Вот что значит деревенщина! Кроме поселян и коров, ничего не вижу, а культурная жизнь на месте не стоит.

– С удовольствием послушаю, – радостно произношу я, открывая сердце навстречу высокой поэзии.

Любовь и кровь в одном бокале пополам,
И мы умрем с тобою вместе прямо там.

Прочитав двустишие, Адриан с интересом смотрит на меня, ожидая реакции. А я… Шмяк! Ощущение такое, будто с небес на землю свалилась. Вот до этого спала с открытыми глазами, а теперь проснулась. Окончательно. Даже голова кружиться перестала. На всякий случай оглядываюсь на милого: может, шутит? Да нет, вроде серьезен… Нервно облизываю пересохшие губы. Вот это да! У серых эльфов там что, эпидемия? Вирус, поражающий мозг? Или в этом году грибы не те уродились? Любовь с кровью – в бокале? Не представляю!

Стоп! Это, видимо, нужно понимать иносказательно, в переносном значении… С трудом сдерживаю ехидную ухмылку. Ага, любовь в переносном значении! Чего это они там намешали, стесняюсь спросить? Ладно, не будем скатываться до откровенных глупостей и предположим, что поэт имел в виду гормоны. Точно – они в крови и есть. А умрем прямо там – это где? В бокале утонем? Ах, вот оно что… Стихотворение о вреде пьянства на фоне несчастной любви.

– Здесь очень глубокий смысл, – осторожно выговариваю я, делая вид, что усердно расправляю складки на платье. – Заставляет серьезно задуматься.

– Я знал, что вам понравится! – как-то слишком сладко улыбается милый. – Сейчас прочту еще одно.

Хм… Старательно изображаю увлеченный вид. Я вроде не говорила, что мне понравилось… Но, может, я не в курсе современных тенденций?

Кровь из раны моей течет,
Невозможно остановить,
Избавлением смерть придет,
Жизнь напрасна – не стоит жить.

Продекламировав очередной шедевр, Адриан с хитрым видом заглядывает в глаза:

– Что скажете?

Эх, сказала бы я! Глубокий вдох, внутренне собираюсь, пальцы сами собой складываются для плетения охранного заклинания. Угу, еще было бы чем – магия-то на нуле!

Лихорадочно обдумываю услышанное. Вот это да! Расслабилась, дура романтичная! Балы, прогулки под луной… Вот только не пойму – это вызов или оскорбление: читать мне, последовательнице Той-Что-Дает-Жизнь, стихи, прославляющие ее злейшего врага? Нет, то, что серые эльфы умом двинулись, – это и так ясно. Они всегда такими были – ни светлые, ни темные, ни пришей кентавру хвост, а поскольку все равно бессмертные – вот дурью и маются. Кровь остановить не могут! У них же тоже магия есть! Или заклинание заживления ран – это слишком пошло?

Краем глаза оглядев совершенно довольного собой Адриана, сосредоточенно морщу лоб. Так и быть, серые эльфы меня как-то мало волнуют. А вот люди… Люди-то как раз смертны! Еще и как! Препаршивые стишата! Не хватало на моей территории какой-нибудь секты самоубийц.

Еще раз проверяю запас магических сил – мало, катастрофически мало. На заклинание не хватит, даже думать не стоит, а вот глубокий взгляд попробовать можно. Поклонники смерти всегда получают от нее особую печать, некий тайный знак. И если он есть у Адриана… Даже думать об этом страшно! Но я единственный маг Жизни в этих краях, поэтому мне нужно знать наверняка – да или нет, а бояться можно и после. Обреченно закрываю глаза, настраиваясь на внутреннее зрение.

Вдох-выдох… Больше ничего. В этом мире существует лишь мое дыхание. Впрочем, мир не изменился – просто теперь я вижу световые волны в другом диапазоне. Да, в иномире для этого существуют особые приборы, а у нас, магов, специальные навыки, всего лишь настроиться нужно. Первое, что отмечаю, – воздух. Легкий, серебристый, мелкими светящимися брызгами устремляющийся в легкие. И теплый, немного влажный, пушистым облачком – выдыхаемый. Окружающий пейзаж незаметно меняется. Все предметы – живые, дышат, обмениваются друг с другом энергией. И Адриан совсем по-другому выглядит. Все его тело излучает свет – где-то яркий, где-то немного слабее, и цветовые оттенки везде разные.

Да уж! Участливо вздыхаю. Про такого командира не скажешь, что за спинами других прятался: шрамов и рубцов – великое множество, темными черточками и пятнами на ауре выделяются. Но милый, пожалуй, везунчик – все ранения легкие. Ох, а вот на ноге старая рана… Что-то она мне совершенно не нравится! И ведь лечили, причем магией.

8
{"b":"225415","o":1}