ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще сильнее концентрируюсь на большой сине-лиловой отметине, пытаясь считать формулу исцеляющего заклинания. Презрительно морщу носик. Нет, ну елкин дрын! Кто так лечит?! Не иначе – кто-то из боевых магов. Это их подход – напихать в заклинание побольше всяких рун да со всей дури шандарахнуть! Убил – так убил, не убил – хоть покалечил. Это же ис-це-ле-ни-е! Ювелирная работа! Ох, узнаю кто – руки поотрываю! Чтобы не лез не в свое дело! Да тут от человеческого травника больше пользы было бы.

Мстительно улыбаюсь. Хотя нет – отрывать ничего не буду. Лучше слабительное заклинание подкину, причем тройное сразу. Этим боевым магам нужно периодически давать… прочиститься, скажем так. А Адрианчику нужно как-то намекнуть, чтобы ко мне обратился – можно ведь полностью все вылечить, даже следа не останется.

Так, а никаких посторонних знаков на нем я не вижу. Чисто все. Уф! Прямо от сердца отлегло. Нормальная у милого аура – конечно, не образец святости, но чище многих будет, даже несколько очень светлых участков имеется. Интересно, кто он в своих лучших качествах – романтик, мечтатель, защитник слабых? Неплохой человек – это точно. И как ему могли такие стихи понравиться? Впрочем, ерунда это. Подумаешь – в поэзии не разбирается! Поэзия ведь не главное в жизни.

– Лика, Лика, – неожиданно доносится до меня словно из-под земли голос Адриана, – очнитесь, прошу вас!

Э-э-э… Я что, в полный транс впала? Позор, квалификацию теряю. Возвращаюсь, скорее!

Вернуться получилось только с третьего раза. Какое приятное покалывание в каждом пальчике! И где мой ум? Игры с критическим запасом магии – вещь чрезвычайно опасная. При нормальном-то состоянии я спокойно сижу, улыбаюсь, даже разговор поддерживаю, а в это время внутренним взглядом диагностику провожу. Ладно, хоть транс, а не летаргический сон! Чтобы из летаргического сна чародейку вывести – усилия трех магов сразу нужны.

С приятным удивлением обнаруживаю, что лежу на руках у Адриана. Как бережно он меня держит! И в то же время надежно. Моя голова так уютно лежит на его плече, руки обнимают шею… Идиллия, всю жизнь так просидела бы.

– И долго я отсутствовала? – виноватым голосом интересуюсь я, не торопясь высвобождаться из объятий. – Прошу меня извинить, неудобно так вышло.

– Что вы, Лика! – горячо восклицает Адриан, еще сильнее прижимая меня к себе. – Это я и только я во всем виноват и должен смиренно просить у вас прощения. Совершеннейший остолоп! Я должен был предусмотреть, что на такую утонченную и возвышенную барышню, как вы, стихи, в которых упоминаются смерть и кровь, произведут ужасное впечатление. – И, вздохнув, добавляет грустно: – Вот же, герой… Вызвался вас защищать, а сам довел до обморока.

Легонько отстранившись от милого, заглядываю в глаза. Чудненько! Это он что, думает, что я от идиотских стишков сознание потеряла? Хорошего же он обо мне мнения! Значит, Адриан видит во мне экзальтированную взбалмошную особу, которая от одного слова «смерть» с копыт валится? А между прочим, я вчера у этой уродины целых три жизни отвоевала! Решительно набираю в грудь воздуха. Ничего, сейчас я расскажу, чем целителю заниматься приходится. Да он таких болячек и на войне не видывал! Хотя…

Осторожно выдохнув, стыдливо отвожу взгляд. А ведь милому, скорее всего, нравятся девушки нежные и романтичные. Вот и в литературе воспеваются создания возвышенные, а не коновалки неотесанные. Эх, чуть не опозорилась.

– Мне действительно стало нехорошо, – смущенно улыбаюсь я, картинно взмахнув ресницами. – Но вы здесь совершено ни при чем! Просто немножечко устала – так много новых впечатлений.

– Да-да, – отрывисто шепчет Адриан, ласково проведя рукой по моим волосам. – Вам непременно нужно отдохнуть и, думаю, не стоит возвращаться обратно. Слишком яркий свет, громкая музыка и эта всеобщая суета…

Ну надо же! Посылаю милому взгляд, полный искреннего восхищения и благодарности. Какой он, оказывается, добрый и внимательный! И все понимает без лишних слов. Ведь мне действительно нужно поспать, причем немедленно.

– Вы правы, – доверчиво соглашаюсь я, прижимаясь щекой к надежному мужскому плечу. – Пожалуй, я поеду домой.

– Но я не могу отпустить вас одну в таком состоянии! – В голосе Адриана участие и неприкрытое волнение. – Вам сейчас, как никогда, нужны забота и поддержка!

С помощью милого осторожно встаю на ноги. У-у-у! Пошатнувшись, вновь прижимаюсь к Адриану. Да уж, состояние – врагу не пожелаешь, перед глазами все плывет, в голове шум, и если бы не милый… Виновато улыбаюсь. Повезло мне, что Адриан рядом. Испортила человеку праздник, а он даже не сердится, наоборот, проявляет искреннюю заботу. Вот только…

Быстро взглянув на милого, задумчиво качаю головой. Почему-то в последних словах Адриана мне послышалось что-то фальшивое, будто он не от души говорит, а читает заученный текст. Прикусив губу, решительно гоню прочь предательские мысли. Нахалка неблагодарная! А часом раньше кому-то печать смерти померещилась! И кто ни с того ни с сего в транс вывалился? Да бедный человек уже не рад, что с таким подарочком связался! Вон даже до дома проводить предлагает! Переживает, чтобы такое нежнейшее создание по дороге не окочурилось! А ведь это у Адриана первый бал в нашем городе, ему, как представителю Ордена, нужно соблюсти все традиции. Ешкин тролль, чем я вообще думаю?

– Я тронута вашим вниманием, – густо покраснев, произношу дрожащим голосом. – Но с моей стороны было бы слишком самонадеянно похищать вас в самый разгар праздника. Вы здесь личность новая и еще не со всеми познакомились.

– Умно, – окинув меня оценивающим взглядом, задумчиво соглашается милый. – Я об этом как-то не подумал. Действительно, наше одновременное исчезновение… – И, как-то странно улыбнувшись, продолжает: – Но, смею надеяться, в ближайшее время буду удостоен чести видеть вас снова?

Удрученно вздыхаю. Нет, я действительно непроходимая тупица! Мне же Линда еще в самом начале вечера говорила, что по правилам Адриан должен нанести следующий визит местному магу. Я должна человека официально пригласить. А я ни слова, ни полслова… Кошмар! Милый, наверное, в шоке от такой невоспитанности! Решено – заведу секретаря, причем со знанием светских манер, чтобы визиты мне планировала да подсказывала, как себя вести. А то что-то на каждом шагу впросак попадаю.

– Я буду рада видеть вас у себя, – твердо заявляю я, окончательно расстроенная собственной глупостью. – Послезавтра, в два часа после полудня.

– Благодарю, – легко поклонившись, серьезным тоном отвечает Адриан. – Я понял, не все сразу.

Эх… Взяв милого под руку, безуспешно пытаюсь разобраться в ворохе несвязных мыслей. Нет, вроде же все правильно! Но что-то мне здесь не нравится… Ладно, высплюсь и подумаю обо всем на свежую голову.

Глава 5

Если спросить меня, как добиралась домой после бала, вряд ли смогу ответить что-либо определенное. В голове сумбурные обрывки воспоминаний, причем сон так прочно переплетен с явью, что разобраться просто невозможно.

Вот я дремлю в карете, возмущенно вздрагивая на каждом ухабе. С полузакрытыми глазами бреду к дому и, завалившись в прихожей на диванчик, прошу оставить меня в покое.

Адриан и я на иномирском курорте? Нет, это точно из области грез! А вот это похоже на реальность – натыкаясь на мебель и поминая троллей во всех ракурсах, на ощупь пробираюсь в спальню, кое-как стягиваю платье и обувь вроде снимаю…

Раз – два – три! Вальс! Легко, воздушно! Но откуда это ощущение острого дискомфорта? С сонным видом оглядываю комнату, освещенную первыми лучами рассвета. Ну, конечно! Туфля лежит на подушке, а я на туфле. Щекой. Отшвырнув обувку, с приятным стоном распускаю волосы. Ох, хорошо как! И почему сразу так не сделать? От этих хитроумных причесок вечно потом голова болит.

Сплю! И опять сплю! Всласть! Пока глаза не откроются сами. Вот, а теперь пробуждение вполне приятно. Сладенько потягиваюсь в постельке, направляя поток свежей крови к каждой клеточке тела… Мур-р-р-р!

9
{"b":"225415","o":1}