ЛитМир - Электронная Библиотека

А самым неприятным оказались усиливающиеся запахи гниющей воды, пота, рыбы и еще многих неопределенных источников вони. Судя по всему, про канализацию и загородные мусорные свалки здесь еще и слыхом не слыхивали. Или не думали. Это плохо: банальный насморк или грипп в Средневековье превращались в неизлечимые болезни, а еще бедствиями были чума, воспаление легких, паршивые недуги мочеполовой системы… Лучше бы вместо магазина нижнего белья в подвале базировалась аптека.

Движение прекратилось, и Анна Александровна вынырнула из омута невеселых мыслей. Она устремила взгляд на приближающегося работника таможенно-пропускного пункта. Усатый, бородатый, явно поддатый.

– Oh, thanks God, finally, I can see the real brave knight[2], – затараторила Аня, спрыгивая с телеги.

Не важно, что вы говорите, главное – как вы это говорите. Посему гостья из зазеркалья ринулась в атаку, не дав ошеломленному охраннику опомниться.

Аня рассказывала на чистом международном о том, какие напасти пришлось испытать в дороге и как замечательно, что ей посчастливилось встретить именно его – настоящего потомка викингов, самого великого из всех известных воинов. Теперь она, горемычная, чувствует себя в совершенной безопасности – в надежных руках начальника городской стражи.

– You are the boss, aren’t you?[3] – Взмах накрашенными и удлиненными ресницами, легкое покачивание головой и незаметное программирование по методике нейролингвистов.

– Да, да, конечно, миледи. Вы совершенно правы.

Таможенник был очарован, польщен, озадачен и обескуражен. «Клиент готов», как бы сказал один киношный герой. Аня отступила на шаг назад, протянула руку для поцелуя и отрекомендовалась:

– Lady Funny from Omaha[4]. – И тонкие изломанные брови метнулись вверх, носик задрался, а губы упрямо сжались в нить.

Подобное поведение, видимо, не было редкостью для местной аристократии, потому что стражник ринулся лобызать протянутую для поцелуя руку.

– Don’t forget, Lady Funny from Omaha![5] – еще раз обернувшись, напомнила Аня, заняла прежнее место (села на телегу, словно на трон) и скомандовала трогать.

Телега скрылась за поворотом, а таможенник все еще стоял с открытым ртом, утопая в аромате «Le Soleil», и грезил воздушными замками, почестями и наградами, которые сулило лично ему такое высокородное знакомство.

Телега ехала по широкой улице, словно бы не желающей расставаться с городской стеной. Попа ныла от непривычно твердого сиденья, но Аня послала неприятные ощущения по известному адресу и вернулась к размышлениям.

«Высокая стена, дома только внутри окружности, стратегическая высота, мощное строение – все это напоминает сказку. Или Средневековье. Или компьютерную игру. Ненавижу компьютерные игры! Слишком экзотично для нашего мира. Альтернативная реальность? Мое собственное воображение? Я сейчас лежу в коме, и мне снится прекрасный сон? Или не прекрасный? К черту! Если это игра воображения, я принимаю игру! В любом случае давно надо было отдохнуть. В отпуске сто лет не была. Пускай будет кома. И отпуск. В Средневековье. С эльфами и орками. Класс! С магами, с принцессами! С необычными людьми». Аня еще раз глянула на спину возницы, но ничего нелюдского и необычного не обнаружила.

Телега, запряженная Снежкой, катила со скоростью пешехода, отчего идущие навстречу люди имели возможность в деталях рассмотреть диковинный наряд новоприбывшей. Да и сама путешественница хорошенько разглядела местных жителей: грубые бесцветные ткани, меха, как на некрашеных плюшевых медведях, повсюду кожаные вставки и латки, на ногах сапоги и даже лапти.

Телега остановилась. Совершенно пустая улица в мгновение ока превратилась в гудящий улей: кибитки, извозчики, лошади, ослики. Кудахтанье, смех, ругань, блеяние, опять ругань – все словно бы слилось в гениальное произведение Стравинского, оглушило и придавило. Аня сидела и выжидала, но никакой неадекватной реакции со стороны галдящих людей не последовало, а значит, пора было и честь знать.

Земная подошла к старику и протянула простенькое золотое колечко. Извозчик отрицательно покачал головой. Аня была настойчива: вложила кольцо в руку старику, улыбнулась и нырнула в людской поток.

Девушка знала, что базар – лучшее место для сплетен, самые последние новости можно услышать в торговых рядах, настроения представителей торгового сословия – вот лучшие финансово-экономические показатели.

Для начала чужеземка высмотрела в толпе прилично одетых господ, те неспешно проходили мимо рядов с готовым платьем. Затем еще несколько «матрен» обнаружились в рядах с выпечкой.

Запах копченостей привлек на мгновение внимание Ани, но жажда познаний отключила колокольчик, зовущий на трапезу, и отправила девушку на дальнейший сбор информации.

– Нет, госпожа Юдора́ совершенно права: леди Сольвейг должна остепениться.

– Негоже невесте императорского наследника скакать по полям, аки варвару.

– Так ей же ж с детства лорд Стелайос многое позволял, вот и пожинают теперь плоды…

– Так его и не было никогда рядом, все в разъездах, а приезжал – и баловал дочку-то.

– Леди, не желаете курочку? – это уже обратились к Ане.

– Sorry, don’t understand[6].

– О, еще одна чужеземка.

– Странная какая.

Все, пора уходить, лишние слухи Ане пока ни к чему. По-доброму улыбнувшись, девушка слилась с толпой.

– Как же надоели все эти подати: за землю, за воду, за лес, за товар, за магию, которой нет, – бурчали голоса идущих рядом.

– Император пытается поднять культурный уровень народа. Да кому оно надо, когда посевная на носу?!

– Говорят, лорд Стелайос скоро возвернется, возьмется за леди Сольвейг.

– Может, тогда император обратит внимание на наши беды?

Стараясь не привлекать лишнего внимания, Аня выбралась из лабиринта базарных рядов и вступила в лабиринт мощеных проулков. Одинокую леди провожали удивленными взглядами.

Желудок дал о себе знать с новой силой, и Ане пришлось согласиться с его доводами. Цель – кабак, состояние – приличное, дополнительные параметры – гостиница. Думается, чем ближе к замку, тем выше будет качество обслуживания. Значит, держим путь к замку.

Самое время искать вывески. Аня обернулась в поисках постоялого двора, но тут же была отвлечена усилившимся шумом, доносившимся из открытых ворот. Люди запаниковали и бросились врассыпную – из ворот вылетела гнедая лошадка, погоняемая молодой девицей. За всадницей толпой неслись пешие слуги.

– Сольвейг, вернись сейчас же! – раздалось из распахнутого окна. – Немедленно вернись и переоденься!

– Я сама решаю, как мне одеваться! И сама решу, за кого замуж выходить!

О, классическое противостояние отцов и детей. Отличный материал для работы: молодая, амбициозная, упрямая, экспериментатор. И связи хорошие имеет. Идеальный вариант.

Размышлять можно и на ходу, нечего выделяться из толпы бессмысленным топтанием на одном месте, да еще и в таком вызывающем наряде. Конечно, шубы присутствовали и в этом времени, но не такие аккуратные и не таких силуэтов: подпоясанных девиц Ане не встретилось.

Пристойный постоялый двор нашелся относительно быстро: хозяин расплылся в улыбке, желая угодить знатной леди.

– I need to eat[7]. – Аня изобразила процесс еды.

Хозяин кивнул.

– I need room to sleep[8]. – И снова работа циркового мима.

Хозяин опять кивнул.

Аня запустила руку в недра кожаной сумки и достала оттуда очередную ювелирную побрякушку. Когда хозяин гостиницы узрел колечко, трясущимися руками потянулся к украшению, поднес к лицу, но не для того, чтобы попробовать на зуб, а для того, чтобы рассмотреть камень.

вернуться

2

Ох, слава богу, наконец-то настоящий храбрый рыцарь (англ.).

вернуться

3

Вы же здесь самый главный, не так ли? (англ.)

вернуться

4

Леди Фанни из Омахи (англ.).

вернуться

5

Не забывайте, леди Фанни из Омахи!

вернуться

6

Простите, не местная (англ.).

вернуться

7

Есть!

вернуться

8

Спать!

3
{"b":"225416","o":1}