ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вы хотите?

– Вы должны стать моей подругой… или родственницей. Мне необходимо быть достаточно близким вам человеком, чтобы помочь в будущем.

Сольвейг удивленно подняла брови.

– Мы похожи, – продолжила Аня объяснения. – Вы же заметили?

– Да, – обрадовалось белокурая леди, – там, внизу, никто за меня не беспокоился! Потому что видели, что мы с вами по-родственному похожи.

Аня одобрительно покачала головой.

– Мы скажем всем, что вы моя кузина, – тараторила, увлекшись, глупышка, – например, дочь двоюродной сестры моего отца, которая еще в юности попала с семьей в шторм, и больше о них ничего не было слышно.

– А что скажем родителям?

– Это и скажем. Матушка моя жуть как любит романтичные истории про похищенных и найденных наследников. А судя по вашим украшениям, вы очень состоятельная дама.

– Украшений у меня мало, – с сожалением покачала головой Аня.

– Зато какие! За одно из таких вы можете купить целый постоялый двор.

– Вы уверены? – Земная потерла висок.

– Абсолютно! Это из-за огранки камней. Таких идеальных форм, как в ваших украшениях, в нашей стране нет.

– Леди Сольвейг, прошу вас, расскажите про вашу страну.

– Расскажу завтра. Принесу книги и все-все расскажу.

– И все-таки по поводу моего возвращения на родину…

– Понимаете, – Сольвейг, уставившись в одну точку, меланхолично крутила пуговицу на жилетке, – когда-то у папы была кузина. Седьмая вода на киселе. В пятнадцать ее выдали замуж. В шестнадцать она родила и еще через год пропала в море вместе с мужем и ребенком. Она была старше папы на десять лет. Когда кузина пропала, папе было семь. Семь плюс десять, в уме три… значит, сорок три года. Нет, на сорокалетнюю вы не похожи.

Аня была поражена неожиданной логикой новой знакомой, но решила слегка откорректировать версию:

– А может, она, кузина вашего отца, спаслась, вышла замуж повторно где-нибудь далеко и родила меня. Первый ребенок погиб в море, мне же двадцать девять, я совершенно спокойно могу сойти за младшего ребенка. Мать скончалась, отец тоже, меня ничто не держало в той стороне, я решила отправиться на родину матери, найти родственников.

– Вам двадцать девять?! – Сольвейг удивилась. – Я бы ни за что не… не поверила.

– Это не мне, а той, что родилась далеко и вернулась на родину.

– А там, откуда вы родом, магия есть?

– Есть, – вздохнула Аня, удивляясь диким скачкам мысли собеседницы, – но у нее другие основы.

– Какие? Какие?

– Сила воли и стремление к совершенству.

Леди блондинка задумалась, возвела глаза к потолку, затем, решив что-то для себя, вернулась к разговору:

– В таком случае у вас еще должен быть покойный муж.

– Откуда?! – возмутилась Анна. Больше на «покойного», чем на «мужа».

– Вы же сказали, что вас там ничего не держало, – Сольвейг махнула рукой в сторону темного окна, – значит, и муж тоже умер.

– Ладно, пускай умер, – согласилась Аня, в конце концов, положение вдовы снимет с нее обязательства целомудрия, характерные для средневековых нравов.

– Вы прибыли сюда, но по дороге на вас напали, обокрали. Вам удалось бежать.

Аня устало кивнула – слишком много новой информации. Сразу.

– Я буду настаивать на том, что мы с вами похожи как сестры. Потому что мы и есть сестры!

– А я в свою очередь, – заверила Аня, – буду образцом добропорядочности по отношению к вашей матушке, и вы, леди Сольвейг, сможете наконец успокоить ее. Чем она там еще недовольна? Вы замуж не хотите?

– Нет, я как раз хочу, но по собственному выбору, а не за того, кого назначат родители.

– Ага, стандартно, – пробурчала Земная.

– Что, простите?

– Ожидаемо. Традиционно.

– Традиционно, – кивнула леди. – Я все понимаю, он – наследный принц, там много денег и почестей, но…

– Вы невеста наследника?

– Да, – неуверенно произнесла девушка.

– Тогда, леди Сольвейг, на вас возложена глобальная миссия, вы должны проявить величайшую покорность и оправдать оказанное вам высокое доверие.

Сольвейг замерла, готовясь сорваться с места и бежать куда глаза глядят. Но Аня почти незаметно подмигнула и снова превратилась в Снежную королеву. Блондинка расплылась в улыбке.

– Леди Анна, я поверила, и матушка поверит. Идемте скорее знакомиться с ней.

– Стоп, – осадила Аня собеседницу, – мы еще не все продумали. На сегодня достаточно. Я жду вас завтра. Мне нужны книги по истории, географии…

Сольвейг кивнула и щелкнула пальцами – светлячки погасли, погрузив комнату в полумрак свечей.

Оставшись одна, Аня продолжила обдумывать планы.

«Легенда нужна не столько для легковерной матушки, сколько для лорда-отца. Он наверняка фигура видная. Со связями. Захочет проверить меня. Значит, я должна прибыть из закрытой страны, которая находится в состоянии войны, либо из страны, которой объявили бойкот. Также надо понимать, что у высокопоставленного лица наверняка есть и неофициальные источники информации. Легенда должна быть продумана до мелочей».

– Я тетушка Чарли из Бразилии, где в лесах много-много диких абезьян! – сказала Аня, состроив рожицу. Придирчиво оглядев себя с ног до головы, решила, что кроме информации, ей нужна еще и одежда.

Глава 4

Непривычный полумрак, танцующие тени, отсутствие горячего душа, телевизора, Интернета, мобильной связи, ортопедического матраса, халата и тапочек – вот неполный список раздражающих факторов, которые не давали Ане уснуть. Пришлось стирать нижнее белье руками и спать в присланной леди Сольвейг длинной ночной рубашке. А что уж говорить об элементарном клозете и его наличии: Аня предпочла бы даже деревянный домик на улице, но никак не ночной горшок.

Радовало лишь то, что при всем неудобстве Средневековья комната прогревалась на славу, и холодный мартовский ветер не хозяйничал внутри дома. Долго выбирая удобное положение на пышной перине, Аня все крутилась, не могла уснуть. Но нервные потрясения уходящего дня, странствия и сытный ужин все же уговорили Анино сознание отдохнуть, и горемычная искательница приключений провалилась в дремоту.

Тяжелый, удушливо темный сон сдавливал грудь, мешая дышать. Желание проснуться и сбросить с себя оковы сна боролось с ленью и вечным «авось». Однако неприятное чувство и беспросветная дымка дремы все не уходили, и Аня заставила себя открыть глаза.

Вместе с визуальным рядом появился и звук: тихий, шуршащий и неравномерный – чужое дыхание. Аня перевела взгляд на место порождения звука, ничего не увидела и сместила фокусировку чуть левее. Теперь боковым зрением она четко видела склонившуюся над ее личными вещами фигуру – человек рылся в сумке! Возмущению не было предела. Каково же оказалось Анино удивление, когда над изголовьем кровати склонилось лицо еще одного незваного гостя.

Земная зажмурилась, да было уже поздно. Склонившийся заметил открытые глаза, молниеносно кинулся к кровати и одной рукой зажал Анин рот, второй схватил ее руку и зашептал непонятные слова. Девушку парализовало.

– Ну все, теперь ты не закричишь и будешь паинькой.

Набравшая полную грудь воздуха Аня попыталась издать звук, но вместо крика выдохнула лишь свист.

Нападающий коснулся губами кожи на ее виске, обдав Аню запахом перегара от браги, и попытался поцеловать ее губы. Второй грабитель лишь хмыкнул: в темноте ничего было не разобрать, но по характерным звукам девушка сообразила, что мужчина добрался до термоса. Если он неосторожно нажмет на клапан внутренней пробки, то обязательно получит приятные мгновения и ошпаренное тело.

Жадный до услад незваный гость успел задрать Анину ночную рубашку до горла. Самое время идти на «антимагические меры».

«Отключить все заклинания!» – отдала она мысленный приказ, а вслух заорала:

– А-а! – во всю силу тренированных пением легких. – А-а-а! – голосила Аня, вскидывая ноги и нанося удары коленками по почкам нападавшего.

5
{"b":"225416","o":1}