ЛитМир - Электронная Библиотека

– А-а-а! – заорал неудавшийся насильник.

– А-А-А! – завизжал его ошпаренный подельник.

В мгновение ока маньяк оказался на полу, Аня сверху нанесла удар по кадыку и резко бросила ночную вазу в голосящую темноту.

– Help! Help! Somebody help me-e-e![11] – вовремя спохватилась Анна Александровна: легенду бы из-за этих простофиль не разрушить!

В коридоре раздался шум, в двери ввалились заспанные и вооруженные чем попало хозяева, слуги и постояльцы. Сразу стало светлее и веселее. Аня от пережитого пребывала в шоковом состоянии, а значит, на адекватную реакцию и объективное восприятие ситуации рассчитывать не стоило.

Бородатый и пузатый хозяин в длинной ночной рубахе с огромным трехпалым подсвечником и метлой, неизвестный доселе дядька-гном в белоснежных панталончиках, одном чулке и с поленом в руке, перекошенные лица, тела, завернутые в простыни и полотенца, руки, торчащие не из рукавов – вот балаган, который довел Аню до истерического смеха.

– Чего у вас тут случилось? – строго и басовито спросил хозяин.

– Грабители! – неимоверно тоненьким голоском произнес гном.

– Насильники! – в узкий проем попытался протиснуться постоялец в простыне, накрыл ею с головой низкорослого гнома, запутался в полотнище и рухнул в комнату.

За неудачником в тоге грохнулся орущий фальцетом гном, в коридоре на тон ниже гнома заголосила женщина. Хозяин заведения, получив от гномьей лапы удар под коленку, охнул и немного осел, но устоял и выпрямился, потом снова получил удар, и снова с оханьем присел. И так повторялось до тех пор, пока бородач окончательно не ухнулся на пол, уронив и метлу, и подсвечник.

Аня, не сдерживаясь, хохотала, перегнувшись через подлокотник кресла. Кто-то наконец догадался зажечь магический светильник, и в комнате стало совсем светло. Обнаружились два тела в темном: один грабитель лежал в обмороке у кровати, второй, подвывая и корчась, сидел на полу у стола, рядом валялись черепки разбитой ночной вазы.

В коридоре раздались звуки тяжелой поступи. Всех зрителей как ветром снесло. Хозяин постоялого двора кинулся кабанчиком к Ане и набросил на плечи появившийся из ниоткуда клетчатый плед, в руки сунул глиняный стаканчик – Аня на автомате отхлебнула и закашлялась. В дверях появились новые персонажи: очень высокий мужчина – ему даже наклониться пришлось, чтобы не задеть головой дверной косяк, – и двое спутников ему под стать. Все хмурые, глядят исподлобья, молчуны.

«Милиция!» – догадалась Аня. Подобрала босые ноги, устраиваясь в кресле поудобней, оперлась локтем на подлокотник, невзначай уронила плед с голого плеча. В комнате на мгновение все перестали дышать, Аня же поспешила исправить ситуацию – трупы в личных покоях в ее положении не предусматривались.

Старший рыкнул на подчиненных, те ловко скрутили неудачников-грабителей и вышли вон. В комнате остались трое: оперуполномоченный, трактирщик и Аня.

Главный милиционер выставил на стол хрустальный шар, сел во второе кресло и уставился на трактирщика. Тот в свою очередь затараторил, скорее всего, выдавал привычную и заученную информацию об имени достопочтенного хозяина, об адресе заведения, далее перешел к повествованию о случившимся и был остановлен, так как увлекся подробностями.

Главный следователь перевел взгляд на Аню: гостья, облаченная в клетчатый доспех, попивала из стаканчика и с интересом рассматривала нашивки на груди стражника. О том, что Аню в данный момент интересовали не нашивки на груди, а непосредственно сама широкая и однозначно рельефная часть тела законослужителя, никто не догадался. Стресс и выпивка сделали свое дело: организм требовал срочного отвлечения от главной темы сегодняшнего вечера. Но только блюститель закона имел другое мнение.

– Леди Анна, что вы можете рассказать? – Мужской голос вернул девушку на землю.

– Они иноземка, они по-нашему не разговаривают, – поспешил оправдаться трактирщик.

Аня улыбнулась: немножко виновато, немножко загадочно, немножко томно глянула из-под ресниц. Страж сглотнул и взмахом руки выпроводил бородача.

Дверь аккуратно закрылась, а пауза с заглядыванием в глаза затянулась. Аня допила последний глоток и, оголив руку, поставила стаканчик на стол. Игривое настроение требовало, чтобы она сделала пакость и отключила яркий свет, но принцип «не гадить на рабочем месте» отправил бесшабашное настроение в нокаут одним точным ударом.

– На каком языке вы разговариваете? – устало спросил страж. Но, увидев непонимание гостьи, жестом попросил сказать что-нибудь. Игривое настроение снова подняло голову – Аня свела бровки домиком, показывая, что не понимает. Страж снова вздохнул.

– Я Кастор Керберос, – указал на себя, – а вы? – последовал приглашающий жест в сторону Ани.

Девушка понятливо закивала и выдала:

– My name is Fanny Ubenks from Omaha[12]. – Если играть, то играть до конца.

Мутный хрустальный шарик замигал, поиграл красками и снова погас.

– Шар не знает такого языка. Бездна! – наверное, выругался страж и снова перевел взгляд на гостью. Сейчас Ане стало жалко его: ни информации, ни поговорить нормально нельзя, ни отчет написать. Минут пять Кастор соображал, что же ему делать. Не вставая с места, осматривал место преступления, переводил взгляд на хрупкую девушку в кресле, силился что-либо понять, но ничего не выходило.

Следя за терзаниями стража, Аня уже несколько раз изменяла своему решению. Наконец начальник смены встал, стукнул рукой по столу, сгреб шарик и, поклонившись, направился на выход. Аня вскочила за ним, догнала в уже открытых дверях и мысленно скомандовала выключить свет. Светлячок погас, оставив комнату на растерзание темноты, а Аня проворно захватила пальчиком за одну из нашивок стоящего в светлом пятне стражника, потянула на себя, привстала на пальчики и поцеловала в губы. Затем отстранилась на дюйм, с придыханием произнесла:

– You’ll be fine[13], – и вытолкнула ошалевшего мужчину в коридор. Дверь захлопнулась, восстанавливая идеальную звукоизоляцию.

Глава 5

– Какой кошмар! Как вы с этим справились?! – Глаза леди Сольвейг походили на два фарфоровых блюдца, что стояли сейчас на столе.

Десять минут назад в дверь комнаты леди Анны забарабанили с недевичьей силой. Леди С, не дожидаясь ответа, ворвалась в помещение как ураган «Катрина» и наткнулась на удивленный взгляд леди Анны. Секундная задержка, мелькнувшее чувство огорчения и замешательства на лице гостьи, и Анина улыбка подействовали лучше, чем успокоительный отвар.

Сейчас две девушки сидели в креслах с одной стороны стола: Аня, успевшая умыться и накинуть на высохшее белье белую рубаху, восседала на пружинящих подушках, по привычке подобрав ноги под себя, леди Сольвейг, ни капельки не смутившаяся, скопировав позу, устроилась на сиденье, предварительно сбросив замшевые сапожки.

Стол был сервирован по случаю прихода гостьи, и теперь будущие родственницы попивали ароматный травяной настой с еще горячим песочным печеньем.

– Леди Сольвейг, а скажите, вот вы такая… мм… прогрессивная девушка, – леди С сдвинула брови в точности так, как сама Аня в моменты недоверия, – обгоняющая свое время, – продолжила Аня. Лицо леди разгладилось. – Вы скачете на коне, носите мужскую одежду. А вы на шпагах или мечах драться умеете?

Леди С опустила глаза.

– Отец не разрешает мне брать в руки оружие.

Аня покровительственно склонила голову, но собеседница этого не заметила, продолжала сверлить взглядом обивку кресла.

– Ну хорошо, не разрешает. Но вам и мужскую одежду носить не разрешают. Вы же все равно ее носите?

Высокородная леди вскинулась.

– Я ее сама шью! – И тут же поникла. – А махать мечом надо кого-то просить научить.

– И что, среди ваших слуг или стражников нет ни одного бравого старого солдата, который пожалел бы бедненькую девочку?

вернуться

11

Спасите, помогите! (англ.)

вернуться

12

Зовите меня просто – Фанни Юбенкс из Омахи (англ.).

вернуться

13

Все будет хорошо (англ.).

6
{"b":"225416","o":1}