ЛитМир - Электронная Библиотека

— Взрослая женщина? — ехидно рассмеялся он, не щадя ее самолюбия. — Как же! Ты глупая избалованная девчонка, не думающая ни о ком, кроме себя!

— Как ты смеешь… — начала разгневанная Сузен. Она повернулась к Марку, чтобы дать ему достойный отпор, и была удивлена, увидев сожаление в его взгляде.

— Смею, Сью, и скажу тебе почему. Я знаю тебя! Знаю лучше, чем ты знаешь сама себя. Я догадывался, что ты быстро устанешь играть роль сестры милосердия и захочешь снова чего-нибудь пикантного. Мне не пришлось ждать долго, не так ли?

Горячие горькие слезы жгли глаза Сузен, но она сдержала их. Обида мгновенно сменилась гневом.

— Я ухаживаю за своим отцом, а не играю в няньку! — отрезала она.

— Однако же ты сбежала при первой возможности, бросив все на мою мать.

Сузен нахмурилась, услышав о мачехе. Она изо всех сил старалась помогать Бет, но это было очень трудно, и отношения между ними оставались натянутыми. Бет ни за что не хотела уступать свое место рядом с Ричардом.

— Ты несправедлив ко мне, — сказала Сузен. — Как бы то ни было, все же я забочусь о них обоих…

— Если и заботишься, то весьма странным образом, — резко оборвал он ее.

— Что с ним, Марк? — спросила Сузен, решив проигнорировать его слова.

— Поехали домой, там узнаем. Я и так потратил массу времени, разыскивая тебя, — проворчал он.

— Не нужно было меня разыскивать, — возразила Сузен, хотя в глубине души была благодарна ему.

— Думаешь, это доставляет мне удовольствие? Но ты, противная девчонка, постоянно вынуждаешь меня гоняться за тобой. Однако моему терпению пришел конец. С меня действительно достаточно твоих фокусов.

— Можно подумать, ты всегда ведешь себя безупречно! — возмутилась Сузен. — Ты был так откровенно груб с Патриком…

— Ничего с ним не случится. Уверяю тебя, он не из чувствительных.

— Откуда тебе знать? — огрызнулась Сузен, с трудом перенося этот тон превосходства.

— Мне пришлось порасспросить местных парней, чтобы узнать, где ты. И они мне рассказали, с кем ты пошла, и что этот тип собой представляет, — ответил он, разгоняя автомобиль до максимальной скорости.

— Патрик — респектабельный бизнесмен, который хочет помочь местной общине, — защищалась Сузен.

— Не сомневаюсь.

Сузен проигнорировала его сарказм и продолжила:

— Мне он показался весьма привлекательным. Не понимаю, почему он тебе не понравился.

— Он не в моем вкусе, — сухо отшутился Марк. — И вообще, я предпочитаю особ женского пола.

— А по-моему, он очень милый, — настаивала Сузен, бросив украдкой взгляд на Марка.

— Сью, мне это совершенно неинтересно! — процедил тот сквозь зубы, лицо его будто окаменело.

— Что — неинтересно? — допытывалась Сузен с невинным видом, широко распахнув глаза.

— Играть в эти игры, — отрезал Марк, не сводя глаз с дороги.

— Игры? — переспросила она, явно наслаждаясь ситуацией.

— Я не ревнив, понятно? — прорычал он, снова нажимая на газ. — Я никогда не думал о тебе как о женщине. Для меня ты всегда была ребенком, к тому же весьма избалованным.

У Сузен возникло ощущение, будто ее ударили. Но ей некого было в этом винить, кроме самой себя. Она хотела, чтобы Марк признался ей в чувствах, которых никогда не испытывал. Что ж, теперь, по крайней мере, у нее больше не будет безумных надежд…

8

Весь остальной путь прошел в гнетущем молчании. Сузен, не отрываясь, глядела в окно, чувствуя себя униженной и страшно несчастной. Она думала, что смогла освободиться от привязанности к Марку, но это было заблуждением. Ее чувства оставались такими же сильными, как и прежде. Сузен страстно желала унестись отсюда подальше, снова очутиться в своей крошечной квартирке. Лучше уж одиночество, чем невыносимая боль, которую она испытывала сейчас.

Марк всегда будет видеть в ней лишь маленькую глупую девчонку — в этом не было сомнений. Сузен знала, что единственный способ прожить здесь более или менее спокойно до отъезда — избегать Марка. Но до сих пор ей это не удавалось. Она не могла понять, почему Бет так настаивала на том, чтобы Марк отвез ее в город. Сузен совершенно спокойно бы съездила туда и одна.

— Я отнесу твои покупки в дом, — холодно сообщил он, резко остановив машину у подъезда. — Тебе лучше сразу войти показаться, чтобы они знали, что ты вернулась, — добавил Марк, сгребая пакеты с заднего сиденья.

— Спасибо, — пробормотала Сузен, поспешно вылезая из автомобиля и бросаясь к двери. Но ее шаги замедлились, когда она увидела в дверном проеме Паулу.

— Проходи, Сью, — ворчливо распорядилась та, будто староста класса. — Твой отец никак не хочет пойти спать, пока не увидит, что ты возвратилась. А ему обязательно надо отдохнуть после обеда.

Сузен покоробил упрек, слышавшийся в ее голосе, но она сумела скрыть раздражение. Ей даже удалось промолчать, когда Паула сказала Марку за ее спиной:

— Она просто на редкость равнодушна и невнимательна!

Сузен вышла в маленький дворик, где родители сидели в тени деревьев с темно-зелеными листьями, образующими густой навес над их головами. Отец выглядел неважно: взгляд его был потухшим, лицо посерело.

— Папочка! — в тревоге воскликнула Сузен, опускаясь перед ним на колени. — Что с тобой?

— Я немного устал, только и всего. Бет просто паникует, как обычно, — проговорил Ричард со слабой улыбкой. — Теперь я пойду и отдохну, раз ты дома.

— Да-да, конечно, отдохни. Извини, что я так поздно вернулась. Я немножко загулялась… — пыталась сбивчиво объяснить Сузен, приходя в отчаяние от того, что причинила отцу столько беспокойства.

Она бросила умоляющий взгляд на Бет, и та понимающе кивнула. Марк, однако, продолжал пребывать в дурном расположении духа.

— Накупила кучу всякого барахла, — сказал он, с пренебрежением швыряя пакеты на пол.

Пакеты рассыпались в беспорядке, и Сузен немедленно бросилась подбирать их.

— Это вовсе не барахло! — возмутилась она. — Вещи, которые я выбрала, — настоящие произведения искусства. Ты только посмотри! — Сузен подняла с пола резную заколку для волос.

Марк взял заколку из рук Сузен, внимательно разглядел и фыркнул:

— Право же, Сью, подобные изделия следует покупать не у мелких лавочников, а в солидных магазинах. По крайней мере, тогда ты могла быть уверена, что это не подделка. К сожалению, должен тебя огорчить: это точно не черепаха, — добавил он, передавая Сузен ее приобретение и глядя в расстроенное лицо девушки.

— А мне все равно она нравится! — с вызовом произнесла Сузен.

— Ну хорошо-хорошо. Не ссорьтесь как малые дети, — улыбнулся Ричард. — А теперь я пойду отдохну: я и в самом деле немного устал. Увидимся за ужином, — сказал он, проводя рукой по волосам дочери.

Сузен посмотрела на отца и вдруг увидела его таким, каким он был на самом деле — слабым, уже пожилым человеком. Она вскочила на ноги, обняла его и крепко прижала к себе.

— Я люблю тебя! — прошептала она ему на ухо.

Марк хмуро наблюдал за этой сценой, и Сузен внезапно заметила в его глазах растерянность. Казалось, он старался запомнить выражение любви на ее лице, ласковую и радостную улыбку, обращенную к отцу. Затем резко повернулся и стремительно покинул комнату.

От Сузен не ускользнуло его странное поведение. Она тяжело вздохнула. Неужели так будет продолжаться вечно — постоянная война между ними без какой-либо надежды на перемирие? Сузен собрала покупки и отправилась к себе.

К ужину были приглашены гости, и Сью одевалась с особой тщательностью. Сегодня ей хотелось выглядеть иначе, чем ее привыкли видеть домашние: более утонченной и взрослой. Она осмотрела свой новый гардероб и остановила выбор на сером платье с широким воротником из тонкого кружева. Вниз от воротника по узкому лифу сбегал ряд мельчайших пуговиц. Юбка было широкой и соблазнительно колыхалась при движении. Волосы Сузен собрала в изящный пучок, открыв взорам точеную шею. Старинные жемчужные серьги, доставшиеся ей от матери, завершали образ изысканной дамы. Еще несколько штрихов — легкие тени на веки, чуть-чуть туши на ресницы — и вот она уже готова.

19
{"b":"225576","o":1}