ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, оба внезапно очутились в другом мире, в котором больше никого не было — только он и она. Воцарилось напряженное молчание, пронизанное скрытыми, но ощущавшимися все сильнее токами сексуального влечения. Это была опасная игра, и Сузен поспешно отстранилась, приведенная в замешательство его поведением.

— Посмотри, какое красивое небо! — воскликнула она, радуясь возможности переключить внимание Марка, и развернула свой стул так, что спинка оказалась между ними.

— Очень мило, — заметил Марк, проследив за ее взглядом.

Сузен замерла. Было в голосе Марка что-то настораживающее, заставляющее думать, что его реплика относилась не к красотам природы, но она боялась признаться себе в этих мыслях. Ей не хотелось флиртовать с человеком, который так много значил для нее. Она глотнула еще пива из бокала, и ей стало немного лучше.

Они снова начали мило беседовать, обмениваясь впечатлениями об увиденном. Это была безопасная тема, и Сузен почувствовала себя увереннее. Через некоторое время совсем стемнело, но она продолжала смотреть вдаль, пытаясь разглядеть во мраке причудливые силуэты деревьев.

Внезапно ее задумчивое состояние было нарушено барабанной дробью. Во тьме вспыхнуло множество факелов, все пространство перед рестораном заполнили местные жители в красочных национальных костюмах. От неожиданности Сузен испугалась.

— Это тоже входит в программу развлечений, — успокоил ее Марк, придвигаясь ближе.

Сузен кивнула, не отрывая глаз от шумного представления, разворачивающегося внизу, и выпила еще пива. Несмотря на ночную прохладу, ее кожа горела, сохраняя память о жгучем полуденном солнце.

— Что теперь? — спросила Сузен, когда последние танцоры исчезли во мраке ночи. С каждой минутой ее охватывало все большее возбуждение. Близость Марка уже не пугала ее, напротив Сузен испытывала трепет восторга от одной мысли, что они были вместе на этом экзотическом празднестве. Ей хотелось насладиться каждым мгновением.

На небольшой эстраде появились музыканты, и Сузен, вскочив со стула, дернула Марка за рукав:

— Пойдем! Обожаю танцевать!

Но тот с улыбкой отрицательно покачал головой. Сколько она ни старалась казаться привлекательной, он все же не видел в ней женщину! Сузен испытала мгновенный укол разочарования, но ничто не могло испортить ей настроение в этот вечер. Она не стала ждать его приглашения: музыка была слишком заразительной. Забыв обо всем на свете, Сузен бросилась в круг танцующих, и сразу оказалась вовлеченной в общий экстаз. Смех ее становился все громче, тело изгибалось в ритмичных чувственных движениях. Она не видела, что в синей глубине глаз Марка вспыхнуло раздражение, не заметила, как он поднялся и двинулся напрямик через танцевальную площадку, бесцеремонно расталкивая тех, кто попадался на его пути.

— Идем! — резко приказал он.

Но Сузен была слишком возбуждена музыкой и недавней выпивкой и не пожелала подчиниться этому посягательству на ее праздничное настроение. Она продолжала раскачиваться в такт музыке, движения ее бедер были откровенно зазывными.

— Я развлекаюсь, понимаешь? Мне очень хорошо!

Сузен хихикнула и повисла на шее у мужчины, танцевавшего рядом с ней. Это переполнило чашу терпения Марка. От лица его отхлынула кровь, взгляд стал ледяным и жестким. Молча схватив Сузен за руку, он потащил ее к столику, не обращая внимания на протесты.

— А теперь сядь! — скомандовал он и толкнул ее на стул.

Сузен сразу схватила бокал с пивом — танцы пробудили у нее страшную жажду. Но Марк решительно вырвал бокал из ее рук:

— Полагаю, тебе уже хватит!

— Но я хочу пить! — запротестовала Сузен, ненавидя его за властный тон. Не мог же он вообразить, что она опьянела от пары бутылок пива! Значит, она для него все еще несмышленый ребенок. Он наблюдал, как она взрослела, становилась женщиной, но все же в глубине души не желал признавать этого!

— Тогда пей воду, — отрезал Марк. — А еще лучше — пойдем-ка отсюда.

Он так резко поставил ее на ноги, что Сузен не удержалась и повалилась на него. Ее мягкие груди прижались к его мускулистой груди, и это подействовало на нее, будто удар электрического тока, одновременно возбуждая и отрезвляя. Горячая кровь запульсировала в ее жилах, в то время как сама она пыталась вырваться из магического кольца его рук.

— Где твой ключ, Сью? — спросил Марк с ноткой отчаяния в голосе, наконец отпуская ее.

Сузен принялась рыться в сумочке, по-прежнему нетвердо держась на ногах.

— Вот он. — Хихикнув, Сью помахала ключом перед его носом. Она наслаждалась тем, что причиняла ему беспокойство, в полной уверенности, что ее поведение полностью соответствует представлению Марка о ней как о глупой девчонке.

— Прекрати, Сью! — Его терпению явно пришел конец. Он вырвал ключ у нее из рук и, обхватив Сузен за талию, чтобы она не могла сбежать, повел к выходу из ресторана.

— Ох, ну и деспот же ты! — проворчала Сузен, но смирилась со своей участью.

Всю дорогу она мысленно ругала себя за глупость. Так страстно желать, чтобы Марк наконец увидел в ней женщину! И что же? Все ее попытки соблазнить его потерпели крах. Всякий раз ей удавалось лишь вызвать его раздражение — и ничего больше…

Сузен стояла, прислонившись к дверному косяку, пока Марк открывал дверь ее комнаты. Переступив порог, она покачнулась, и Марк обхватил ее за плечи, чтобы поддержать. Луна заполняла комнату призрачным серебристым сиянием.

Сью попыталась улыбнуться, как бы извиняясь, но улыбка медленно сползла с ее лица, когда она не увидела в его глазах осуждения. Не было в них и тени раздражения или гнева. Нет, они лучились ясным, чистым светом, и весть, которую они несли ей, невозможно было истолковать неправильно. Сузен была зачарована этим взглядом, покорена его властностью. В этот момент она почувствовала, что они оба плывут по бурному морю воспоминаний.

В тишине тропической ночи, окружавшей их, прошлое воскресло с новой силой. Прежние, казалось, давно забытые чувства вновь завладели их душами.

Сузен перевела взгляд на губы Марка и уже не могла оторваться от них, чувствуя неодолимое влечение к этому человеку. В тот же миг их тела качнулись навстречу друг другу, губы Марка встретились с ее губами. Его рука потянулась к тугому узлу ее волос, он дернул заколку, и пепельные локоны упали ей на плечи.

Сузен не сопротивлялась. Губы Марка становились все настойчивее. Он отдавал ей всего себя, но взамен требовал столько же. И Сузен отвечала ему с не меньшей страстностью, упиваясь дивными чувствами, которые он так легко воспламенил в ней. Его рука нежно ласкала ее грудь, и тонкая ткань была слабой защитой от искусных пальцев.

Сузен чувствовала, как растет его возбуждение. Вот бы отбросить всякую осторожность, отдаться своим чувствам! Но годы безнадежной, безответной любви и разочарования сделали свое дело — они научили ее подавлять свои желания. Она отшатнулась, уперев дрожащие руки в его вздымающуюся грудь. Ее дыхание было таким же прерывистым, как и у Марка.

— Спокойной ночи, — сказала она, избегая смотреть ему в глаза.

Какое-то мгновение Марк колебался, и Сузен охватила паника. Она знала, что не сможет долго сопротивляться ему, скрывать от него глубину своих чувств. Некоторое время они стояли в молчании, и ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Марк тихо произнес:

— Спокойной ночи, Сью.

Щелканье дверного запора отдалось эхом в комнате, и только тогда Сузен почувствовала, как бесконечно одинока.

10

Сузен застонала, пытаясь разомкнуть слипшиеся веки. В голове стучали тысячи молоточков, яркий свет раннего утра слепил глаза. Она мучительно старалась вспомнить, что же произошло накануне, но у нее ничего не получалось.

Наконец Сузен широко раскрыла глаза — и краска залила ее лицо: она вспомнила подробности минувшей ночи. Правда, множество деталей ускользало, растворяясь в туманной дымке, но то, что происходило в ее комнате, всплыло в памяти с предельной ясностью.

23
{"b":"225576","o":1}