ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Lagom. Секрет шведского благополучия
Четвертая обезьяна
Одиноким предоставляется папа Карло
Мустанкеры
Девушка из Англии
Рецепты Арабской весны: русская версия
400 страниц моих надежд
Папа, ты сошел с ума
Зови меня Шинигами

Он не сомневался, что она разгадает его хитрость, но рассчитывал, что за несколько часов, проведенных под его кровом в окружении заботливых слуг, ее гнев и досада улетучатся без следа. Надеялся, что она примет его предложение.

На ее месте любая женщина не раздумывая ухватилась бы за возможность разом покончить с нищетой, ничем при этом не поступившись. Она же вовсе не выглядела счастливой и польщенной, когда он изложил ей условия сделки, и потребовала время на размышление. Слов нет, девица очень хорошо держалась, совсем как леди из общества. Возможно, все дело именно в воспитании, куда более тонком, чем у прочих особ такого рода. У нее есть принципы, она привыкла себя уважать. Но… Так ли все обстоит в действительности? Не ломает ли мисс Ланкастер комедию, чтобы подороже себя продать?

И он решил во что бы то ни стало разгадать эту загадку. Жизнь бросила ему своего рода вызов, а он не из тех, кто боится трудностей. Он примет вызов и завоюет награду – ее зеленые, как морские волны, глаза, медно-рыжие волосы…

– Привет, Джулиан.

Он поднял глаза от своей тарелки и ласково прищурился.

– Что-то ты сегодня рано, Рэндал. Не припомню, чтобы довелось встретить тебя в клубе раньше трех пополудни.

Вопрос не предполагал ответа, и младший брат Джулиана молча придвинул стул к столу, уселся и кивнул в сторону фарфорового прибора:

– Осталось на мою долю хоть немного чаю?

– Я пью кофе.

Рэндал скорчил гримасу, и Джулиан невольно усмехнулся, глядя на него.

– Прямо как заправский житель колоний! Уж лучше бы ты потягивал шоколад, если не настолько цивилизован, чтобы пить чай по утрам. Все эти лондонские кофейни, между нами говоря…

Джулиан откинулся на спинку стула и нетерпеливо перебил его:

– Ты явился сюда в такую рань, чтобы критиковать мой выбор напитка к завтраку? Или мне посчастливилось лицезреть твою физиономию из-за чего-то иного?

– Во всем тебе сознаюсь, если ты меня накормишь.

Джулиан подозвал официанта. Когда тот принес Рэндалу заказанные им чай и тосты, он обратил к брату вопросительный взгляд.

Однако Рэндал не произнес ни слова, пока не покончил с завтраком. Лишь запив последний из нескольких тостов второй вместительной чашкой чаю, он нарушил молчание:

– Представь себе мое удивление! Мне передали, что ты интимничаешь со своим секретарем, пока твоя жена развлекается в Европе.

Джулиан как раз отрезал кусок жареной колбаски, но его рука не дрогнула.

– В хороших же местах ты бываешь, брат, если до тебя доходят такие мерзкие и вдобавок лживые слухи. Удивляюсь, как у тебя хватает духу их повторять.

– Не будь я твоим братом, и рта не раскрыл бы, – хмыкнул Рэндал. – Ты ведь у нас скор на расправу, это всем известно.

– Не советовал бы и тебе считать себя особой неприкосновенной, – сквозь зубы процедил Джулиан. – Я могу хоть сию минуту отправить тебя в нокаут, имей в виду!

Рэндал усмехнулся.

– Кстати, это мне Крэнфорд подсказал, где тебя искать.

– Ты был у меня? В такую рань? – встревожился Джулиан. – Выходит, тебе и в самом деле что-то от меня нужно. Так в чем же дело? Говори побыстрее. Не надо только сочинять «Кентерберийские рассказы».

– Какие там рассказы! Все просто: я опять на мели.

– Сколько? – вздохнул Джулиан.

– Пятьсот фунтов.

– Так мало? – Джулиан изогнул бровь. – Ты наверняка покинул игру прежде всех.

– Макао, – помрачнел Рэндал. – Бо Браммелу просто дьявольски везло.

– Это ему ты должен пустяковую сумму в пятьсот фунтов? – В голосе Джулиана зазвенел металл.

– Ему. В случае чего я всегда могу одолжить у ростовщиков, – понурился Рэндал.

– Блестящая идея. Верный путь увязнуть в долгах по самую шею. В общем, решим так: деньги я тебе дам, но только в счет твоей доли доходов с имения.

К Рэндалу вмиг вернулось веселое расположение духа. Он счастливо улыбнулся:

– По гроб тебе обязан, Джулиан. И ведь в который уже раз! Да ты и сам, должно быть, привык то и дело вытаскивать меня.

– Ты прав, – нахмурился Джулиан. – В последнее время это, к сожалению, вошло у меня в привычку. Твоими денежными делами займется Малькольм.

Рэндал вытянул под столом длинные ноги и закивал с насмешливой улыбкой:

– Ах этот Малькольм! На все-то он горазд, если верить молве.

– Довольно! – строгим тоном осадил его Джулиан. Улыбка на лице Рэндала тотчас же погасла.

– Я тоже считаю, что довольно. Мне не по душе, что ты становишься притчей во языцех. Неужто ничего нельзя сделать, чтобы прекратить эти сплетни, Джулиан? Верни Элинор в Англию, покажись с ней пару раз в обществе, а после отправь ее в деревню, запри в винном погребе. В общем, действуй!

Джулиан пристально посмотрел на брата. Негодование Рэндала не было напускным. Он искренне пекся о сохранении имени лорда Локвуда незапятнанным. Возможно, его долг Браммелу был лишь предлогом, чтобы во время встречи со старшим братом обсудить внезапно возникшую угрозу его репутации. Джулиан, который был на десять лет старше двадцатилетнего Рэндала, привык считать его ребенком, зеленым юнцом, у которого на уме одни забавы. Но в последнее время Рэндал все чаще вел себя как вполне сложившийся взрослый человек. Вот и сегодня он рассуждал весьма трезво и зрело.

– Все эти глупые слухи скоро утихнут сами собой, – уверенно произнес Джулиан. – Вот увидишь, рано или поздно кто-нибудь другой даст повод для злословия, тогда сплетники оставят меня в покое и помчатся за свежей дичью.

– И не надейся, – мрачно буркнул Рэндал, взъерошив свои светлые как солома волосы. – Тебя не скоро оставят в покое, если ты не примешь никаких ответных мер. Уж больно ты для них лакомый кусочек, дорогой мой брат. Впрочем, тебе решать. – Он встал и отодвинул стул. Следом за ним из-за стола поднялся и Джулиан.

– Я на аукцион «Таттерсоллз». Составишь мне компанию?

Лицо Рэндала просветлело.

– С удовольствием. Купить пару-другую рысаков – что может быть лучше?

– Покупать буду я. А ты постоишь рядом, – возразил Джулиан.

Рэндал весело расхохотался.

Лаура едва успела закончить утренний туалет, как в дверь постучали.

– Войдите! – крикнула она, силясь унять бешеное биение сердца. Вот и наступила решающая минута разговора, но она вдруг снова почувствовала себя маленькой, глупой и беззащитной. И куда только подевались все те умные слова, которые она собиралась сказать ему?

Но в комнату вошел вовсе не тот, кого она ждала. Это был незнакомый худощавый темноволосый мужчина среднего роста с узким лицом и острым подбородком. Карие глаза скользнули по ее фигуре. Мужчина вежливо поклонился:

– Доброе утро, мисс Ланкастер.

– Доброе утро, мистер…

– Я Малькольм, секретарь лорда Локвуда. Хорошо ли вы спали, мисс Ланкастер? Довольны ли вы завтраком, который вам подали?

– Да, вполне. – Лаура не знала, как к нему обратиться. Если это его фамилия, то назвать его так было бы вполне уместно, но вдруг это имя? Тогда подобное обращение звучало бы слишком фамильярно.

– О! – Секретарь вскинул тонкие брови. – Что я вижу?! Поднос, на котором был подан завтрак, до сих пор не убран? Какое досадное упущение. Оно будет тотчас же исправлено.

Лаура едва заметно пожала плечами, давая понять, что ей это безразлично. Странный человек. Неужто он пришел сюда, чтобы представиться ей и потолковать о подносе?

Несколько секунд прошло в молчании. Затем Малькольм деликатно кашлянул и без обиняков перешел к цели своего визита:

– Лорд Локвуд поручил мне обговорить с вами и окончательно согласовать условия вашего с ним соглашения. Я готов ответить на все ваши вопросы и разрешить любые недоумения. – Он церемонно поклонился.

– В самом деле?.. – «Вот ведь трус! – презрительно подумала она. – Подослал вместо себя какого-то Малькольма».

– О, доподлинно так, – кивнул секретарь. – Мои полномочия в данном вопросе с соизволения его светлости весьма широки. Вы ведь по профессии актриса, не так ли?

17
{"b":"226","o":1}