1
2
3
...
22
23
24
...
58

– Еще бы!

Занятые этой беседой, они и не заметили, как карета преодолела путь от театра до дома Лауры. Когда лошади остановились и лакей, спрыгнув с запяток, открыл украшенную гербом дверцу, Джулиан поймал себя на мысли, что эта славная девушка, за несколько дней сытой и беспечальной жизни так посвежевшая и преобразившаяся, – настоящий подарок судьбы. Своим присутствием, своей остроумной болтовней она рассеяла его мрачное настроение. Расставаясь с ней, он вдруг понял, что в течение всего минувшего вечера чувствовал себя почти счастливым. Словно чья-то легкая рука сняла с его плеч бремя тяжелых забот. И в который уже раз он поздравил себя с удачным выбором. Более чем удачным.

На лицах всех без исключения собравшихся в просторном задымленном помещении читалось одинаковое выражение алчности и азарта. Лишь у некоторых пугливо-растерянно бегали глаза. Все места за игровыми столами были заняты. Ни одной леди здесь и в помине не было. Лишь несколько женщин, о морали которых легко можно было судить по развязным манерам и пестрым безвкусным одеяниям, переходили от одной группы мужчин к другой.

Игорный ад.

Лаура поежилась. Она не была готова к тому, что Локвуд заставит ее посетить такое заведение. Она предпочла бы прием в каком-нибудь роскошном особняке, где за чайным столом ведутся неспешные беседы о погоде и последних политических событиях.

Но выбор был за ее нанимателем, поэтому она ничем не выказала своего недовольства. Когда Джулиан спросил ее, играет ли она, то из ее уст послышался бесстрастный ответ:

– Нет. Все то время, что я прожила в Лондоне, у меня не было на это денег.

– А в Париже? – с дразнящей улыбкой спросил он.

– Париж я покинула почти ребенком.

– Но теперь-то вы уже не дитя! Я намерен вас научить игре в кости. Пойдемте же. Вот и стол как раз освободился.

Лаура внимательно выслушала его наставления и бросила на стол, затянутый зеленым сукном, два деревянных кубика с черными точками на каждой из граней. Бросок оказался удачным, как и несколько последовавших за ним Щеки у Лауры раскраснелись. Новая забава пришлась ей по душе. Она не заметила, как стол, за который оба они уселись, обступили завсегдатаи клуба. А вскоре Лаура уже играла на деньги с несколькими партнерами. Локвуд не делал ставок, а внимательно за ней наблюдал.

– Бьюсь об заклад, Джулиан, – капризно растягивая слова, сказал вдруг один из игроков, – этой твоей куколке сам черт ворожит. Того и гляди она меня разорит.

Лауру словно хлыстом ударили. Она вскинула голову и беспомощно взглянула на Локвуда.

– Харроуби, ты, случайно, не мисс Ланкастер имеешь в виду? – ледяным тоном осведомился Локвуд. Лаура вспомнила, что так же он говорил с негодяем маркизом у мадам Деверо.

Игроки и зрители мгновенно умолкли.

Больше всего на свете Лауре хотелось сейчас провалиться сквозь землю. Мало того что она вполне убедительно играет роль шлюхи, так теперь ее еще и именуют таковой, причем в глаза!

– Что? Мисс Ланкастер? Но откуда мне было знать, как зовут твою милашку? – Казалось, Харроуби не уловил грозных ноток в голосе Джулиана.

– Зато теперь тебе известно ее имя. И ты немедленно извинишься за свои грубые слова в ее адрес.

Харроуби откинулся на спинку стула. Лицо его приняло выражение оскорбленного достоинства. В зале повисла зловещая тишина.

«Теперь, – с ужасом подумала Лаура, – весь Лондон об этом узнает. Мое имя станут склонять во всех гостиных. Но не того ли и добивался Локвуд?»

– Ничего подобного я не сделаю. – Харроуби сердито поджал губы. – Видно, ты совсем спятил, Локвуд! Если она приличная женщина, то ей здесь не место. А если нет, то почему бы мне слегка и не пройтись на ее счет, когда она меня так обставила в кости?!

– Возможно, ты прав. От таких людей, как ты, Харроуби, вряд ли стоит ждать соблюдения элементарных приличий.

– Видит Бог, Локвуд, ты слишком далеко зашел! – Харроуби в бешенстве вскочил из-за стола и стремительно зашагал прочь.

Джулиан равнодушно пожал плечами.

– Ну что, моя милая, вы не пропустили свой ход? Удачи вам!

Игра возобновилась. Но Лаура после пережитого инцидента участвовала в ней с явной неохотой и проиграла едва ли не все деньги, какие до этого сумела выиграть. Ее не покидала мысль, что завтра за утренним чаем все кому не лень будут судачить о ее позоре.

Прошло несколько томительных минут, и Локвуд решил наконец прекратить эту пытку, весело предложив:

– Пойдемте-ка отсюда, дорогая. Вижу, игра вам наскучила.

Лаура благодарно улыбнулась.

– Посмотрим, как вам понравится фараон.

Ей стоило огромного труда не выдать своего разочарования. Согласно кивнув, она сумела сохранить на лице улыбку и последовала за ним к карточному столу.

Джулиан объяснил ей правила, но Лаура пропустила мимо ушей почти все его наставления. К счастью, Джулиан сам принял участие в игре, поэтому девушка лишь делала вид, что происходящее ее увлекает, а сама сосредоточилась на невеселых мыслях.

Джулиан исподтишка за ней наблюдал. И вот она в очередной раз сделала неверный ход.

– Вам совсем не нравится это занятие? – невозмутимо поинтересовался он.

– Напротив, – лучезарно улыбнулась она. – Я просто онемела от восторга.

Во взгляде Локвуда блеснуло торжество.

– Вы превосходная лгунья, мисс Ланкастер.

– Одно из моих достоинств, милорд.

– Многочисленных. – Он протянул руку и поправил локон, выбившийся из прически и упавший на оголенное плечо. Лаура вздрогнула, а Локвуд участливо спросил: – Замерзли? Тогда пойдемте погреемся у камина. Это все несносные сквозняки. Как бы вам не простудиться.

Лаура была счастлива, что он не догадался, какое волнение испытала она от прикосновения его пальцев. Пусть себе думает, что она озябла. Следуя за ним, она остановилась у изразцового камина. Голова раскалывалась от боли, во рту все пересохло, глаза щипало от дыма.

Джулиан подозвал слугу и велел принести Лауре бокал шампанского, а себе порцию бренди. Лаура едва пригубила напиток. Пузырьки приятно щекотали язык и горло. Она с наслаждением осушила бокал и почувствовала себя намного лучше.

– Вижу, шампанское пришлось вам по вкусу, – улыбнулся Джулиан. Поставив пустой бокал на поднос, он протянул ей полный почти до краев.

– Боюсь, у меня голова закружится.

– О нет, вы нисколько не похожи на девушку, то и дело падающую в обморок, – уверенно возразил он и склонил голову набок, пытливо вглядываясь в ее порозовевшее лицо.

Он умел быть таким милым, когда хотел. Разумеется, по необходимости, только чтобы добиться той цели, которую ставил перед собой. Она прекрасно это понимала, и все же…

Взгляд Джулиана, продолжавшего что-то говорить ей, непрерывно блуждал по залу, то и дело кого-то высматривая среди кучки игроков. Лауре не составило труда догадаться, что он ждет встречи с кем-то, кого хорошо знает, и что встреча эта не доставит ему радости. Но он упорно обводил глазами зал. Не иначе как сюда вот-вот прибудет его супруга. Ну конечно, этим решительно все можно объяснить! У Лауры от волнения вспотели ладони. Ей сделалось невыносимо грустно. Вот ради чего он втянул ее в эту авантюру! Хотел заставить неверную супругу ревновать, чтобы отомстить ей за ту боль, которую она ему причинила.

– Тысяча проклятий! – Она едва не уронила бокал, услышав из его уст такое крепкое ругательство. Между тем Джулиан вперил тяжелый взгляд в одного из игроков, сидевших за столом у камина. – Черт бы тебя побрал со всеми потрохами! – Он решительно направился к картежникам, поглощенным игрой. Лаура молча последовала за ним.

Тяжелая рука опустилась на плечо светловолосого юноши, который как раз собирался сделать ход.

– Норклифф!

Юноша испуганно вздрогнул и вскинул голову. Щеки его покрыла смертельная бледность.

– Видишь ли… Я… – залепетал он, но Джулиан не дал ему продолжить:

– Хорош, нечего сказать! Позволь полюбопытствовать, что ты здесь делаешь? И где тебе надлежит быть в это самое время?!

23
{"b":"226","o":1}