ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снег над барханами
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Сфинкс. Тайна девяти
Каменная подстилка (сборник)
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Перевертыш
Последняя миля
В тихом омуте
Ответное желание

Вот, оказывается, каково это. Ласки Джулиана доставили ей умопомрачительное, ни с чем не сравнимое наслаждение, но сам акт, последовавший за этим, оказался болезненным, и только… Она отказывалась понимать женщин, которые добровольно позволяют мужчинам проделывать с собой такое. Ради чего они на это идут?

Все еще продолжая сжимать ее в объятиях, Джулиан коснулся губами ее щеки, укрыв ее и себя одеялом.

– В следующий раз все будет иначе, вот увидишь.

– В следующий раз?

Уловив нотки разочарования в ее голосе, он от души рассмеялся.

– Ненаглядная моя, природе отчего-то было угодно, чтобы первые объятия оказывались для женщин болезненными. Но теперь все самое неприятное позади. Отныне ты будешь только наслаждаться нашей близостью. Помнишь, что ты ощущала, пока тебе не стало больно? Все будет так же, только гораздо лучше.

– Да, вначале я чувствовала себя просто на седьмом небе, – призналась она, поверив его словам.

Ей было тепло и уютно в его объятиях под теплым пуховым одеялом. Боль утихла, а вместе с ней исчезло и чувство обиды и разочарования.

– Тебе понравится, обещаю.

Она кивнула. Душу ее объяло умиротворение. За окном кружились пушистые снежинки, в камине горел огонь. Она лежала на мягкой постели в объятиях лорда Локвуда и чувствовала себя так, словно имела на это полное право, словно эта комната, эта кровать были их общим домом, тем единственным местом на земле, где ей надлежало находиться. Она знала, что до конца своих дней не забудет тех ощущений тепла, безопасности и защищенности, которые объяли ее душу.

Джулиан скользнул взглядом по мраморной каминной полке. Часы из золоченой бронзы негромким тиканьем отсчитывали время. Лаура сладко заснула в его объятиях. Он теснее прижал ее к себе и закрыл глаза, но сон не приходил. Ему не давала уснуть нежность, затопившая душу. Нежность к этой хрупкой девушке, чья голова так доверчиво покоилась на его плече.

Он причинил ей боль, обесчестил и тем обрек на страдания. Она же ни в чем его не винила, лишь на краткий миг ее прекрасное лицо исказила гримаса страдания. Он ласково улыбнулся, вспомнив об этом. Никогда прежде ему не доводилось испытывать таких чувств к женщинам, с которыми он был близок. Эта загадочная девушка пробуждала в нем не только неукротимое желание обладать ею, но и готовность отдать все, всего себя за одну ее улыбку.

Лишь теперь Джулиан Норклифф, граф Локвуд, осознал, что попал в беду. Ему хотелось сделать Лауру своей. Он был не в силах с ней разлучиться, но пропасть, их разделявшая, была слишком велика. Они принадлежали к разным слоям общества, а кроме того, он состоял в браке.

Но существуют ли на свете препятствия, которые он был бы не в силах преодолеть? С Элинор можно ведь и развестись. Такое и прежде случалось, будет происходить и впредь. И пусть ликуют его недруги в парламенте… Джулиан поморщился. Со времени своей злосчастной женитьбы он положил столько сил на то, чтобы скандальное поведение супруги не нанесло ущерба его карьере. И вот теперь сам вынужден будет отринуть все свои политические амбиции. Он готов бросить все к ногам этой женщины.

Нет, не «этой женщины» – Лауры. Он повернулся в постели, чтобы снова взглянуть на нее. Она была так прекрасна, что у Джулиана на глаза навернулись слезы. Ни удачливость в политике, ни самые дерзкие свершения не могли наполнить его душу таким восторгом, дать ему такое ощущение полноты жизни, какие он испытывает при одном взгляде на нее.

В парламенте никогда не прекратятся споры, борьба партий, грязные интриги. Англия всегда будет воевать с Францией или Испанией, колониями или Индией. Да и внутренние проблемы вряд ли когда-нибудь будут полностью решены. На смену луддитам явятся другие недовольные. Законы должны меняться, чтобы обеспечить интересы всех слоев общества, но члены парламента панически боятся перемен… И убедить их в том, что не всегда надо держаться за традиции, порой просто невозможно.

Но он сможет пережить горечь поражения. Сможет, если рядом будет Лаура. С ней он чувствует себя помолодевшим, окрыленным, непобедимым. Словом, уподобляется Рэндалу, а тот всегда действует по велению сердца, а не рассудка…

Мысль эта не показалась Джулиану обнадеживающей, но ему было все равно…

Отбросив одеяло, он дотронулся до упругой груди Лауры. От кожи спящей девушки исходил едва уловимый аромат розовой воды. Она шевельнулась и что-то невнятно пробормотала. Джулиан сжал губами крупный розовый сосок. Лаура открыла глаза. Их взгляды встретились. Она улыбнулась и провела ладонью по его волосам, которые отливали бронзой. Дыхание ее стало прерывистым, губы приоткрылись…

Кровь забурлила в жилах Джулиана. Через мгновение он очутился на ней. Раздвинув ее бедра коленом, он вошел в ее нежную плоть. Лаура на сей раз не испытала боли и вся отдалась наслаждению. Он стал ласкать пальцами сосок ее груди. Она издала протяжный стон и откинула голову назад, прижавшись к нему всем телом. Никогда еще он не испытывал такой жажды обладания женщиной. Бедра его стали ритмично подниматься и опускаться, член все глубже проникал в ее влажное лоно. Тело Лауры вторило его движениям, а его язык стал надавливать на ее небо в такт движениям их тел.

Лаура гладила нежными ладонями его спину, плечи, руки. Затем он приподнялся на одной руке, нащупал твердый влажный бугорок в преддверии ее лона и стал легонько гладить его пальцем. Лаура вскрикнула от восторга и с силой сжала его плечи. Тело ее сотрясали конвульсии.

– Джулиан… Ох, Джулиан! – рыдая от наслаждения, кричала она.

Через мгновение страсть Джулиана также достигла своего пика.

– Лаура… – простонал он, словно вспышкой молнии пораженный от испытанных им ощущений.

На миг сознание его затуманилось. Когда же оно снова прояснилось, он обнаружил себя все так же сжимающим ее гибкое тело в объятиях. Он приподнял голову и заглянул в ее огромные зеленые глаза, в которых светилась нежность и благодарность.

– Я не знала, что так бывает, – прошептала она.

– Я тоже, – признался он. – Но у нас с тобой так будет всегда. А теперь спи. Тебе надо отдохнуть.

Он лег на бок, привлек ее к себе и набросил одеяло на их обнаженные тела. Мысль, что он никогда не отпустит ее от себя, никогда с ней не расстанется, наполнила его душу долгожданным покоем и умиротворением. Прислушиваясь к ее ровному дыханию, он сам не заметил, как задремал.

Вдруг он понял, что в дверь спальни стучат. Нетерпеливый визитер уже успел просунуть голову в спальню.

– Эй, привет! Вернее, спокойной ночи! – весело проговорила молодая дама, в которой смутившийся Джулиан узнал Селию. – Простите за беспокойство. – В ее голосе отчетливо слышалось торжество.

– Не сочтите за труд уведомить хозяина и гостей, что мы не спустимся к обеду, – сказал Джулиан.

– Охотно! – Селия кивнула, голова ее тотчас же исчезла, а дверь со стуком закрылась.

Джулиан перевел взгляд на Лауру. Она безмятежно спала. Ее длинные медно-рыжие волосы разметались по подушке. Он поймал себя на мысли, что наконец-то вернулся домой после долгих странствий.

Глава 14

– Что еще за дьявол?! – Ноздри Обера Фортье хищно раздулись, глаза пылали яростью. Свет уличного фонаря тусклыми бликами ложился на его бледное лицо.

– Сравнение просто замечательное! Я и в самом деле обернусь дьяволом и отправлю тебя в преисподнюю, если ты посмеешь меня ослушаться! – Рекс Пентли подошел ближе и сделал знак двоим нанятым им головорезам. Втроем они взяли шантажиста в кольцо. Прерывистое дыхание Фортье изобличало его страх. В морозном воздухе оно превращалось в клубы пара, что делало его похожим на дракона. Рекс кровожадно усмехнулся. – Оставь в покое леди, иначе увидишь пекло прежде, чем взойдет солнце. Надеюсь, я выразился понятно?

– Леди? Уж не имеешь ли ты в виду дочь презренной шлюхи? – Фортье злорадно хохотнул. Клубы пара почти полностью скрыли его физиономию от собеседника. – Представьте себе, не один я знаю, кто она на самом деле. Вот ведь незадача, а?

38
{"b":"226","o":1}