ЛитМир - Электронная Библиотека

– Актриса, о какой вы говорите, ни за что не станет играть в этой бездарной пьесе! – парировала Лаура, которой больше нечего было терять. – Так что вам ради нее придется подыскать другого драматурга!

Автор пьесы, наблюдавший за этой сценой из боковой ложи, вспыхнул до корней волос и разразился потоком оскорблений в адрес Лауры. Она в ответ лишь усмехнулась и неторопливо, с достоинством покинула сцену. Одобрительные кивки и ухмылки, какими встретили ее в кулисах рабочие сцены, стали ей наградой за проявленную смелость и прямоту. Она вымученно улыбнулась. Душу ее переполняла горечь. Снова отказ. Значит, впереди новые поиски.

Спустившись по шаткой деревянной лестнице к служебному ходу и толкнув дверь, она плотнее запахнула полы своего ветхого, чиненого-перечиненого шерстяного плаща. В переулке гулял ледяной ветер. Лаура шмыгнула носом и мрачно задумалась.

Скоро полдень. Обе сегодняшние попытки найти работу окончились плачевно. Хотя первую, конечно, можно в расчет и не брать. Театрик подыскивал статиста на роль дюжего римского воина, и ей отказали только из-за того, что она не мужчина. До чего же это несправедливо! Щеки ее залил румянец досады. Ведь мужчинам часто, очень часто доверяют женские роли…

По переулку навстречу ей летел гонимый ветром обрывок газеты. Издали он был похож на испуганную птицу. Из подворотен и подвальных окошек выглядывали крысы. Их маленькие глазки посверкивали в полумраке ненастного полудня, как тлеющие угольки. Лаура втянула голову в плечи и прибавила шагу. Она миновала открытую дверь паба, откуда вместе с клубами пара вырывались громкие голоса и смех. Лаура едва не поддалась искушению войти внутрь, в спасительное тепло. Ей там оказали бы дружескую встречу, она это знала. Кабачок был излюбленным местом сбора таких же, как и она, горемык – «актеров без ангажемента».

Однако усилием воли она заставила себя пройти мимо. Не хватало еще поддаться слабости теперь, когда надо сосредоточиться на новых поисках.

Голодный желудок урчал протестующе. Лаура потерла ладонью щеку. Интересно, сколько же еще театров ей предстоит обойти, прежде чем она наконец получит роль? Узнать бы, как дела у Джереми и Селии. Последняя, с ее кукольно красивым личиком и жизнерадостным нравом, с неизменной веселой улыбкой на алых губах, надо полагать, уже нашла себе место. И как только ей это удается – всегда быть в отличном расположении духа, шутить и веселиться, радоваться жизни? Можно подумать, ей незнаком этот сосущий, сводящий с ума голод, от которого темнеет в глазах. И чувство безысходности… Впрочем, Джереми как-то раз обмолвился, что Селии есть на кого опереться, но не прибавил к этому ни слова. Хотелось бы знать, кого он имел в виду. Однако что-то удержало тогда Лауру от прямых вопросов, а больше к этой теме он не возвращался.

Лаура прерывисто вздохнула. Игра на сцене была для нее лишь средством хоть как-то прокормиться, удержаться на плаву. В отличие от большинства собратьев по ремеслу она никогда не мечтала стать актрисой, посвятить себя служению искусству. Возможно, именно поэтому дела у нее шли далеко не блестяще. Душа и сердце ее оставались глухи к тем атрибутам сценического ремесла, которые иных буквально сводят с ума. Лаура не благоговела перед огнями рампы, запахом кулис и шорохом декораций. Просто эта профессия стала для нее, вынужденной зарабатывать себе на хлеб и не имеющей никаких связей, средств и протекций, единственным спасением, единственной возможностью не умереть с голоду. А чтобы ступить на путь, который избрала для себя мать, она и помыслить не могла…

Но довольно унывать. Вскинув голову, Лаура слабо улыбнулась. Разве можно теперь предаваться меланхолии? Если в самое ближайшее время для нее не найдется роли ни в одном театре, то придется того и гляди искать места судомойки в богатом доме. Впрочем, найти таковое тоже весьма непросто. Челядь в домах вельмож относится к чужакам подозрительно и враждебно, и любой дворецкий, уловив ее легкий акцент, отправит ее восвояси. Для американцев, волею судьбы очутившихся в Англии, времена настали далеко не лучшие. Война между двумя странами все еще длилась, ей не было видно конца. Хорошо хоть Наполеон отправлен на Эльбу и больше не угрожает миру в Европе. Американцы сняли морскую блокаду, которая нанесла серьезный урон благосостоянию Англии, сведя торговые операции к минимуму. Лондон пережил триумфальное лето великой победы, Веллингтону был пожалован герцогский титул, а в обществе стали даже поговаривать о скором заключении мирного соглашения с Америкой, которое положит конец взаимной вражде…

Темза была совсем недалеко. Иногда Лауре случалось разглядеть над крышами домов, мимо которых она проходила, верхушки мачт и яркие флажки. Большие корабли с такими высокими мачтами бороздят Атлантику. Как только закончится война, она сможет вернуться домой. Тогда и цены на проезд на парусниках снизятся. Домой! К бескрайним зеленым полям, чистеньким фермерским домикам, к голубому виргинскому небу и яркому солнцу!

Воспоминание о родине придало ей сил. На следующем прослушивании она не ударит в грязь лицом и во что бы то ни стало поступит в театральную труппу. Она никогда не могла понять некоторых горемык-актеров, которые часто уверяли себя и других, что слава и деньги придут к ним со следующей ролью. Как бы не так! Лаура никогда не предавалась подобным иллюзиям. Игра на сцене была для нее лишь способом добывания денег. Это было куда более предпочтительнее, чем мытье полов или посуды. Набрав полную грудь воздуха, она почти побежала по шумным и грязным улицам к «Амфитеатру Фигга».

Лаура опустилась на табурет и поставила локти на грубую, шершавую поверхность туалетного столика. У зеркала громоздились склянки с гримом: белая пудра для лица, сурьма для ресниц и бровей, альканна, чтобы подкрашивать губы и румянить щеки. Здесь же стояло несколько флаконов с ароматическими притираниями, смешанными с уксусом. Вздохнув, Лаура взяла в руки кисточку, но прежде чем начать гримироваться, придирчиво взглянула в зеркало. Щеки ее окрасил естественный румянец. За это следовало поблагодарить пронизывающий лондонский ветер. На фоне румянца зеленые глаза стали ярче и выразительнее, и даже темные круги под нижними веками сделались менее заметными.

Вокруг, как всегда в день спектакля, царили шум и суматоха, но она давно научилась не обращать на это внимания. Благодаря Селии Картерет она получила роль, пусть и небольшую, и очень хотела старательно и добросовестно ее исполнить.

Сбросив с плеч теплый плащ, она вытащила шпильки из волос. И локоны – темно-рыжие, густые, блестящие – тотчас устремились вниз бурным водопадом. Она еще раз придирчиво вгляделась в свое отражение и погрузила кисточку в склянку с сурьмой.

Стоило ей это сделать, как позади с треском распахнулась дверь. В гримерку с веселым смехом ворвалась Селия. Она с грохотом затворила дверь и весело прощебетала:

– Привет, дорогая! – Лаура с улыбкой оглянулась и молча ей кивнула. Селия, миниатюрная очаровательная блондинка с тонкими чертами лица, была удивительно похожа на экзотическую птицу, невесть какими судьбами очутившуюся в туманном Лондоне, в этом жалком театрике… – Ты готова?

– Уж свои-то две строчки текста я помню твердо, можешь не сомневаться, – усмехнулась Лаура. – Вот только что мне сделать с волосами? Разве у пастушки может быть такая прическа?

– Сейчас что-нибудь придумаем, – деловито заверила ее Селия. – Для того и существует гримерка, верно? Пусть даже и такая крохотная, как эта.

– Но она ведь твоя, – без тени обиды или зависти заметила Лаура. – Я пользуюсь ею только благодаря твоей доброте. И роль эту ты мне выхлопотала.

– Глупости, дорогая! Люди должны друг другу помогать, как же иначе? Ты сделала бы для меня то же самое. Так. Подай-ка мне щетку для волос. Представляешь, еле-еле сейчас разминулась с нашим чучелом. Он меня повсюду ищет. Можно подумать, я вечно опаздываю к поднятию занавеса.

Селия кривила душой. Подобное случалось с ней нередко, и у «чучела» – Роско Трогмортона – драматурга, продюсера и режиссера в одном лице – были все основания для беспокойства. Всякий раз перед спектаклем он нервничал и хватался за сердце, но ничего не мог поделать с недисциплинированной Селией. Она исполняла в его театре ведущие роли, потому что публика ее обожала. Селия «делала сборы», и сколько бы он ни грозился ее уволить, оба они понимали, что данная угроза никогда не будет осуществлена. Кто же станет резать курицу, несущую золотые яйца?

4
{"b":"226","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой личный враг
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Острые предметы
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Говорите ясно и убедительно
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Крампус, Повелитель Йоля