ЛитМир - Электронная Библиотека

Он явился незадолго до полуночи. От него пахло дождем и джином. Элинор наморщила нос, а он с усмешкой погрозил ей пальцем.

– Ни слова, ma cherie, а не то я и вправду поверю, что ты становишься премерзкой брюзгой. Впрочем, ты все равно будешь наказана за столь неласковый прием, но этим займемся позднее. А теперь скажи, – он опустился в мягкое кресло, – что поделывает наш добрый друг Малькольм? Пляшет ли, как и прежде, под нашу дудку?

Он хохотнул, и Элинор кивнула ему с ласковой улыбкой:

– Еще бы! Наш Малькольм – образец добросовестности и исполнительности. Он сделал все, что мы с тобой задумали. Сегодня он опоздал, и я забеспокоилась, как бы вы с ним не столкнулись в моем доме. Он сразу догадался бы о нас с тобой…

– Пустое! – Обер решительно тряхнул головой. – Игра начата. Не в его силах что-либо изменить. Скоро ты станешь очень богата.

– Верно, – кивнула она, задетая его равнодушным тоном. – И смогу позволить себе что угодно. Например, заведу целую толпу любовников. В Лондоне ведь нет недостатка в джентльменах, тебе это известно.

– Известно, – ответил он, сжав ее запястье так сильно, что она вскрикнула от боли. – Так же как и то, что ни один из них не сравнится со мной в постели.

Элинор молчала. Глупо было бы отрицать очевидное. Тело ее и сейчас трепетало от желания, ожидая его искусных, мучительных и пылких ласк. Она знала, что он сделает ей больно и что она станет наслаждаться этой болью. Ведь он с не меньшей страстью жаждал ее. Считал ее своей и не желал ни с кем делить. Она не раз слышала это от него. Когда он поднялся с кресла и губы их соединились в поцелуе, из ее груди вырвался протяжный стон.

– Невозможно. Я никогда на это не пойду.

– Ну, если ты предпочитаешь очутиться вместе с ней в тюрьме, тогда дело другое. Хотя ее, как французскую подданную, вполне могут и повесить. Это тебя устроит?

Джулиан не сводил с брата взгляда. Он понимал, что мальчишка прав, но мысль о разлуке с Лаурой была невыносима.

– Безусловно, ее нужно будет обезопасить от этого. Но есть же и другие возможности…

– Брось, – устало вздохнул Рэндал. – Ты не хуже моего знаешь. Останься она в Англии, так ее из-под земли достанут. Ведь дело идет о государственной измене, о шпионаже.

– В котором она неповинна. Мои враги ни перед чем не останавливаются, лишь бы навредить мне. И Лаура может пострадать из-за этих низких людей. Она такая удобная мишень. Я знаю, как защитить свое доброе имя и посрамить клеветников, но Лауре лучше покинуть Англию.

Он повернулся спиной к камину. В его душе все не утихала ярость. Выходило, что неведомые враги вынуждают его совершать действия, к которым он нисколько не склонен. Теперь ему предстояло разлучиться с той, без которой он не мыслил своей жизни. В угоду подлым интриганам. Он с силой ударил кулаком по каминной полке. Все это было так похоже на капитуляцию. Поймав на себе сочувственный взгляд брата, он лишь безнадежно махнул рукой.

Что он ей скажет? Как сумеет убедить ее уехать? Ведь она, узнав, что он попал в трудную ситуацию, непременно захочет остаться, чтобы его поддержать. Возможно, ему придется силой или обманом вынудить ее возвратиться в Америку.

Глава 17

– Бекки, ты просто ангел! – Лаура нежилась в теплой ванне. Служанка не позабыла плеснуть в воду ароматный целебный отвар. В воздухе витал запах благовоний и терпких трав. – И как ты догадалась, что это мне сейчас нужнее всего?

– Так ведь дождь какой лил, мисс, я и подумала, вы, наверное, вымокнете до нитки. Вот и попросила мистера Крэнфорда, чтоб он велел лакеям нагреть и натаскать сюда воды.

Она подлила в ванну кипятка из огромного медного чайника. В камине горел огонь, стекла высоких окон запотели от пара. Лаура скрутила волосы в тугой узел и повернулась, чтобы снять с крючка полотенце, но рука ее замерла в воздухе, потому что в дверях стоял Джулиан.

– Мне следовало постучаться, но дверь была открыта, вот я и заглянул…

Бекки сделала неловкий реверанс и поспешила выйти.

– Ну вот, ты обратил в бегство мою горничную, так что теперь изволь потереть мне спину, – усмехнулась Лаура, протягивая ему намыленную тряпицу.

Поколебавшись, он приблизился к ванне.

– Не взыщи, если у меня получится плохо. Признаться, я еще ни разу в жизни не делал ничего подобного.

Лаура мечтательно полузакрыла глаза и повернулась к нему спиной.

– У тебя все получается хорошо, – ласково пробормотала она.

Тряпица плавно заскользила по ее спине. Пальцы Джулиана, сжимавшие ее, то и дело касались кожи Лауры. Все ее тело охватило сладостное томление, душу объял удивительный покой. О, если бы этот миг счастья, умиротворенности и блаженной неги мог длиться вечно…

– Утром мы возвращаемся в Лондон. – Его слова поразили ее. Лаура открыла глаза и повернулась к нему лицом. Уж не ослышалась ли она?

– Ты… решил вернуться? – Она так надеялась, что Джулиан пробудет с ней здесь до той поры, пока в Лондоне не улягутся волнения. – Что, положение настолько серьезно?

– Боюсь, что да.

Тряпица скользнула по ее руке и погрузилась на дно ванны.

– И что же ты намерен предпринять?

Джулиан вздохнул и провел ладонью по подбородку.

– Прежде всего позабочусь о том, чтобы ты как можно скорее покинула Англию.

Кровь прилила к щекам Лауры, глаза ее наполнились слезами.

– Нет, я тебя не оставлю. Вместе мы преодолеем все трудности, дадим отпор всем этим глупцам, которые противодействуют тебе в парламенте, потому что не видят дальше своего носа.

– Но, дорогая моя, пойми… – Он склонился к ней, и взгляды их встретились. В его темных глазах застыли печаль и тревога. – При сложившемся положении вещей ты подвергаешься куда большей опасности, чем я.

– Мне это безразлично.

– Зато мне – нет. – Голос его сделался жестче, взгляд стал каким-то отчужденным. Или ей это лишь почудилось? – Ведь ты, дорогая, в теперешней ситуации и для меня являешься прямой угрозой.

Лаура поспешно выбралась из ванны и набросила на мокрое тело халат. Она так туго затянула пояс, что причинила себе боль. Но разве это имело сейчас значение? Весь ее мир рухнул, разлетелся на части. Ведь Джулиан гнал ее от себя. Выходит, он никогда ее и не любил, не дорожил ею, а теперь воспользовался первым попавшимся предлогом, чтобы от нее отделаться. Она прочла это в его взгляде, уловила в звуках его голоса.

– Мы оба выполнили условия нашего соглашения, – равнодушно прибавил он. – Почти. Но теперь контракт закончился. Всему на свете приходит конец.

Этот приговор не стал для нее неожиданностью.

– Очень хорошо, милорд, – произнесла она ровным тоном. – Мне пора собирать вещи?

– Думаю, да. – Он отвел глаза. – Я уже отдал все необходимые распоряжения. Рэндал будет тебя сопровождать, а Малькольм позаботится о формальностях, связанных с путешествием. Первый класс, разумеется. О деньгах не беспокойся. Вся сумма в твоем распоряжении.

Она избегала встречаться с ним взглядом. И он, казалось, обращался не к ней, а к резной колонне камина, где был изображен мраморный Посейдон в обществе сирен.

– Благодарю, милорд, – выдавила она из себя, не поднимая головы.

– Не дуйся на меня, Лаура! Мы оба знали, что это не может длиться вечно. Обстоятельства требуют, чтобы ты покинула Англию.

– Конечно. Я понимаю. Спасибо тебе за все, что ты для меня сделал.

«Господи, – пронеслось у нее в голове, – неужели возможно продолжать дышать, говорить, видеть, слышать, когда душа умерла, когда она убита одним ударом?»

– Не стоит благодарности, – холодно сказал он. – Похоже, мы слишком многого ожидали друг от друга. В любом случае… прощай, Лаура. Да хранит тебя Бог. Как я уже сказал, Рэндал проводит тебя в Лондон. Думаю, нам лучше больше не видеться.

– Пожалуй, ты прав.

Взгляды их встретились. Они молча смотрели друг на друга, тишину нарушали лишь потрескивание поленьев в камине и шум дождя за окном. Джулиан кивнул ей, вышел из ванной комнаты и… из ее жизни.

45
{"b":"226","o":1}