ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей показалось странным, что после этого в мире, который должен был бы взорваться и разлететься на мелкие куски, все осталось по-прежнему. Ничто не изменилось.

Погода снова стала ужасной. С неба не переставая лил холодный дождь. Темное небо, по которому ветер гнал грозовые тучи, низко нависло над унылыми полями. Джулиан на рассвете ускакал в Лондон. Лаура и Рэндал сидели в карете напротив друг друга, Бекки сладко похрапывала в углу. Следом за ними медленно тянулся длинный обоз с челядью и багажом.

Они уже миновали Мейдстон, до Лондона оставалось всего каких-то двадцать миль.

– Ваша девчонка всегда так громко храпит? – полюбопытствовал Рэндал.

Лаура пожала плечами:

– Не знаю. Мы ведь ночуем в разных комнатах.

– Ей до конца дней суждено будет спать в одиночестве, если только она не избавится от столь неприятной привычки, – тоном прорицателя изрек Рэндал.

Он чувствовал себя неловко. Они с трудом находили темы для разговора. Молчать было еще невыносимее.

– Быть может, это окажется к лучшему, – дрогнувшим голосом отозвалась Лаура.

Взгляд Рэндала скользнул по ее бледному лицу. Он впервые за все время поездки не нашел ответа. Джулиан, который был без ума от этой славной девушки, от этой утонченной красавицы, ради ее безопасности сделал вид, что она ему надоела. И теперь он вынужден подыгрывать старшему брату. Ведь если мисс Ланкастер догадается, как все обстоит в действительности, им никакими силами не удастся вывезти ее из Лондона. Он с опаской отвел взгляд от окна и покосился на нее. Все та же поза, все та же неутолимая боль в глазах. Господи, ну и поручение дал ему Джулиан!

– Ой, никак приехали? – встрепенулась Бекки. Одно из колес наехало на корень, и карету немилосердно тряхануло.

– Нет-нет, спи себе, – успокоила ее Лаура. – Это просто ветка или камень угодил под колесо.

Бекки кивнула, вытерла губы рукавом платья и тотчас же снова задремала. Через мгновение оглушительный храп возобновился.

Рэндал и Лаура переглянулись, их лица осветились улыбками. Чувство натянутости, которое так им досаждало, почти исчезло.

– Она хорошая девушка, – вступилась Лаура за свою любимицу. – И я к ней очень привязана.

– Разве я утверждаю обратное? – Рэндал изогнул бровь и стал так похож на старшего брата, что у Лауры перехватило дыхание.

– Мы почти приехали, – пробормотала она. – Скажите, сколько я пробуду в Лондоне?

Рэндал выглянул в окно.

– И в самом деле почти добрались. Думаю, вам недолго осталось ждать, мисс Ланкастер. Сообщение между Англией и Америкой стало довольно бойким, и даже Бонапарт не в силах этому помешать.

– Прекрасно.

Рэндала это озадачило и даже слегка задело.

– Вы правда так считаете?

– Отчего бы мне не радоваться возобновлению торговли между нашими странами? – окинув его невозмутимым взглядом, сказала она.

– Я ведь не это имел в виду, – не без досады буркнул он. – И вы наверняка поняли, о чем я.

– Что толку это обсуждать? – Лаура обреченно вздохнула. – Не стану лгать, мне больно и горько от того, что ваш брат меня бросил. Но я не в силах что-либо изменить и вынуждена покориться своей участи.

Несколько минут он не сводил с нее пристального взгляда. В его светлых глазах полыхали такие же золотистые искры, какие плясали в зрачках Джулиана.

– Да, я знаю, вы его любите.

– Люблю. И не намерена скрывать это. Я не тешу себя надеждой на ответное чувство. – Она с вызовом взглянула на него.

Рэндал сочувственно улыбнулся.

– Кто знает… – Но внезапно тон его изменился. – Видите ли, Джулиан никогда не был щедр на проявления чувств. Есть обстоятельства… В общем, по-моему, он никогда еще не был влюблен.

– Даже в свою жену?

– Боже упаси! – Рэндал округлил глаза. – Уж она-то не заслужила не только нежных чувств, но даже и доброго слова. Джулиан женился на ней, чтобы угодить нашему покойному отцу.

– Это мне известно, – кивнула Лаура. – Но я не понимаю, почему Джулиана так огорчают внебрачные связи жены, если он к ней равнодушен?

Он пожал плечами:

– Да ему было бы ровным счетом плевать на ее похождения, умей она их скрывать. Элинор не только испорчена, но еще и не слишком умна. Весь Лондон судачит о ее беспутстве. И Джулиану, разумеется, это крайне неприятно. Это вредит его репутации. Он ведь у нас политик.

– Понятно.

– Нет, сами посудите, допустимо ли даже в наш развратный век отдаться первому встречному юнцу через час с небольшим после собственного венчания? А ведь именно это проделала несравненная Элинор!

– Не может быть! – выдохнула Лаура. – Ее оклеветали!

– Как же, – усмехнулся Рэндал, – такую оклевещешь. Правда о ее подвигах будет похлеще любой клеветы. Тот баронет проболтался обо всем своим приятелям, а те понесли новость дальше. На месте Джулиана я бы послал ему вызов, но тогда дорогому брату пришлось бы поставить крест на своей политической карьере. А к тому же это угробило бы нашего отца, который и без того был уже очень плох.

Услышанное с трудом укладывалось у Лауры в голове.

– Теперь, как мне кажется, я стала понимать многое, о чем раньше только догадывалась, – пробормотала она.

– О, вы еще не все знаете! – с веселой улыбкой подытожил Фаради и подмигнул ей.

В это мгновение карета остановилась у порога дома на Фрит-стрит. Лаура изумленно взглянула на юношу, недоумевая, что он хотел этим сказать.

– Селия! Вот так сюрприз! Знала бы ты, дорогая, до чего же я рада видеть тебя! – воскликнула Лаура, обнимая подругу, которая вышла ей навстречу, едва только они с Рэндалом поднялись на крыльцо. – Но как ты здесь очутилась, откуда узнала? Впрочем, что это я? Позволь представить тебе лорда Фаради, младшего брата сэра Локвуда. Сэр, это моя подруга Селия Картерет, актриса, прима того театра, где я работала.

– А-а, вы тот самый виконт, – надменно бросила Селия, поймав на себе его оценивающий взгляд. Ее задела бесцеремонность, с какой он принялся ее разглядывать. Она буквально раздел ее глазами.

– До чего же мило, что вы прибыли с визитом, мисс Картерет, как раз к возвращению мадемуазель Ланкастер. Какая удача! – Рэндалу хотелось плясать от радости. Теперь есть кому позаботиться о Лауре, а он сможет откланяться. Каждая минута в обществе несчастной девушки, которой он был вынужден лгать, казалась ему вечностью.

– Никакой удачи, – фыркнула Селия. – Сэр Локвуд просил меня приехать сюда и поддержать Лауру, которой предстоит дальняя дорога. На рассвете лакей привез мне от него записку.

– Ваша участливость заслуживает наивысших похвал, мисс Картерет, – пылко воскликнул Рэндал. – К тому же слухи о вашей красоте не преувеличение. Белгрейв счастливчик! – Он еще внимательнее взглянул на подругу мисс Ланкастер, после чего ему расхотелось уходить. Ее темно-голубые глаза словно пригвоздили его к месту.

Однако Селия заявила ему:

– Простите меня, виконт, но Лаура очень устала от всех этих треволнений, да и вас дорога наверняка утомила… – Она выразительно взглянула на юного Фаради, но тот сделал вид, что не понял ее намека, и уселся в просторное кресло у окна. Селия пожала плечами и повернулась к Лауре: – Ты скоро оправишься от этого ужасного потрясения, дорогая, вот увидишь. Все уляжется. Лондонский высший свет обожает скандалы, но на смену одному всегда приходит другой, посвежее. Надо только стиснуть покрепче зубы и дождаться этого момента.

– Я не понимаю, о чем ты? – горько усмехнулась Лаура. – Неужели то, что Джулиан решил от меня избавиться, может быть интересно кому-либо, кроме него и меня?

– Так ты и в самом деле ничего не знаешь?! – вскричала она и всплеснула руками. – Весь Лондон судачит о тебе и Джулиане! Якобы он делится с тобой важными военными секретами. Ты их передавала своей маман в Париж, а она – любовнику-генералу.

Лаура побледнела. У нее так задрожали руки, что на нее стало жалко смотреть. Казалось, еще мгновение – и она упадет без чувств.

– Но почему, – прошептала она, – почему Джулиан скрыл это от меня?

46
{"b":"226","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Нелюдь
Я продаюсь. Ты меня купил
Данбар
Цвет Тиффани
Бег
На Алжир никто не летит
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное