1
2
3
...
48
49
50
...
58

Выпрямившись, она посмотрела на уютную спальню. Сколько счастливых часов они с Джулианом провели здесь. Чтобы не расплакаться, она заставила себя мысленно перенестись в Виргинию. Она представила бескрайние поля, синее небо, маленькие белые домики, цветущие сады. Но стоило ей зажмуриться, как образ Джулиана тотчас же заслонял собой все эти картины. Все бесполезно. Она провела ладонями по лицу. Только время исцелит ее душевную рану, но даже оно не сможет стереть из памяти это милое имя, эти дорогие черты… О, Джулиан!

Она вышла из спальни и стала спускаться по лестнице. На площадке путь ей преградила Бекки, испуганно озиравшаяся по сторонам.

– Что случилось? Где Селия? Или это не она? Говори же, Бекки, в чем дело? Да на тебе лица нет! Неужто к нам снова пожаловала леди Локвуд?

– Нет, мисс… Это… это полиция!

Лаура отстранила служанку и взглянула вниз. У подножия лестницы стоял полисмен.

– Соблаговолите спуститься, мисс Ланкастер. Мне любопытно узнать, с чего это вы взяли, что леди Локвуд решила снова почтить вас визитом.

– Ньюгейт! – В глазах Селии читались недоверие и ужас. – Когда это случилось?

– С час назад, мисс. Они ее утащили с собой, мисс, я еле их уговорила позволить мисс Лауре надеть теплый плащ. Она велела вам все рассказать, потому что вы знаете, что делать, мисс.

– Так, прежде всего прекрати трястись и расскажи, как все было и кто что говорил. Каждое слово!

Бекки шмыгнула носом и начала рассказывать:

– Офицер сказал, что раз у мисс нет свидетелей, где она провела прошлую ночь, да еще и собиралась покинуть пределы Англии, то она и есть первая подозреваемая.

– Ради всего святого, дитя, какое ей предъявили обвинение? Шпионаж?

– Нет, мисс! – Бекки икнула. – Никакой не шпионаж, а убийство! Он сказал, что она-де укокошила леди Локвуд.

– Праведные небеса!

Селия стала прохаживаться взад-вперед по комнате, время от времени останавливаясь у камина и бросая взгляд на огонь. Она хорошо знала, что полиция зачастую пренебрегает поисками истинного виновника преступления и арестовывает первого попавшегося, а после фабрикует против него улики, чтобы быстро и без особых хлопот получить шедрое вознаграждение от магистрата за свой доблестный труд.

– А что же граф? Его известили?

– Он снова уехал в деревню, мисс. Некому ей помочь, бедняжке, кроме вас, мисс Картерет!

Служанка снова заплакала, Селия же опустилась на стул и мрачно задумалась.

Первым делом следует привезти Лауре денег, чтобы она могла оплатить все возможные послабления сурового ньюгейтского режима. А после… А после надо будет связаться с Фаради. Вот кто им поможет.

Она вскочила.

– Слушай меня, Бекки, и запоминай. Сделаешь все, как я скажу. И никому ни слова о мисс Лауре, ясно?

– Ага, мисс. – Бекки снова икнула. – Все сделаю, как вы скажете, только б помочь бедняжке мисс Лауре. Она и мухи не обидит. Почему же на нее хотят это навесить? – Вдруг глаза девушки округлились. – Мисс Картерет, – пугливо прошептала она, – а это не лорд Локвуд?

– Не болтай глупостей, – отмахнулась от нее Селия. – У тебя ведь есть голова на плечах? – Девушка кивнула. – Ну вот и подумай, как он мог, находясь в Шедоухерсте, убить свою жену в Лондоне? Преступник вовсе не он… Впрочем, это не нашего ума дело. Нам следует позаботиться о Лауре.

– Ваша правда, мисс. Но вы ведь так и не сказали, что мне-то делать?

– Собери для нее большую корзинку с вещами и едой.

– Мисс Лаура столько съест?

– Это для тюремщиков, чтобы их подкупить. Если повезет… Давай же, поторапливайся!

Вскоре Селия, держа на коленях тяжелую корзину, уже ехала в тильбюри Белгрейва к особняку виконта Фаради. Только бы он оказался дома! Ведь могло случиться, что Рэндал, несмотря на ранний час, уже умчался в Гайд-парк погарцевать верхом и полюбезничать с дамами.

Однако опасения ее оказались напрасными.

– Его сиятельство еще почивает, – высокомерно заявил привратник.

– Так разбудите! – потребовала она и сбросила накидку на руки подбежавшему лакею. – Немедленно сообщите виконту, что мне необходимо его видеть по срочному делу, касающемуся его брата.

Лакей отправился доложить о гостье камердинеру, потому что лишь ему было дозволено будить молодого господина в случае надобности. Селия кусала губы от досады. Но она хорошо знала, что вышколенные слуги гораздо нетерпимее к нарушениям этикета, чем их господа. Она молча ждала. Ее даже не провели в гостиную, оставили в холле!

Наконец на лестнице раздались быстрые шаги и в холл спустился заспанный Рэндал.

– Мисс Картерет! Какому счастливому случаю обязан я…

– Мы можем поговорить наедине? – прервала его Селия, выразительно взглянув на привратника.

– О, разумеется. Сюда, пожалуйста.

Лишь только за ними затворилась дверь гостиной, Селия без предисловий выпалила:

– Лауру Ланкастер арестовали за убийство леди Локвуд.

Рэндал ничего на это не ответил, пока не налил виски в два хрустальных стакана. Селия с благодарностью кивнула и сделала большой глоток.

– Чертовщина какая-то! Чем я могу помочь мисс Лауре?

– Вытащите ее из Ньюгейта. Поговорите с судьей, с барристером. Убедите их, что она невиновна.

– Боже, и ведь Джулиан как раз в отъезде! – Рэндал покачал головой. – Может, это к лучшему. Мы успеем вызволить мисс Ланкастер прежде, чем он обо всем узнает.

– Благодарю вас от всей души, лорд Фаради. – Селия улыбнулась, а на душе Рэндала стало вдруг тепло и радостно, словно ничего плохого и не произошло. – Я сейчас еду к ней, передам деньги и кое-что из вещей. – Она поднялась и направилась к двери.

Рэндал нагнал ее и взял за руку. Она изумленно обернулась. Его светлые глаза смотрели на нее внимательно и серьезно. В больших черных зрачках отражалось пламя, горевшее в камине.

– Вы уверены в ее невиновности?

– Да, – вспыхнула Селия. – Конечно! Лаура не способна на такое!

Он отпустил ее руку и несколько раз кивнул. Сейчас он показался ей старше своих лет. Они помолчали. Фаради о чем-то напряженно размышлял.

– В таком случае вам лучше не мешкать, мисс Картерет, – ответил он.

Лишь когда Селия очутилась в своей карете, ей пришло на ум, что юный Фаради отреагировал на известие о кончине невестки довольно странно. Не произнес традиционного в таких случаях: «Мир праху ее». И он даже не поинтересовался, как именно она была убита.

Лаура сидела в углу у сырой стены. Лоб ее упирался в колени. Воздух наполняло отвратительное зловоние. Отовсюду раздавался лязг железных дверей, хохот проституток, перекрикивания надсмотрщиков и заключенных. Не имея при себе денег, она очутилась в сырой и тесной общей камере, которую делили с ней две дюжины женщин и детей.

Младенцы надрывались от плача, детишки постарше сидели смирно рядом со своими матерями. На их лицах застыло выражение печали и обреченности.

Временами Лауре казалось, что она сошла с ума или видит дурной сон, но рассудок ее был в полном порядке, а все происходившее с ней стряслось наяву. Она не питала никаких иллюзий относительно своего будущего. Судебные заседания происходили раз в месяц, обвинитель излагал суть дела, а обвиняемый вынужден был добиваться присутствия судьи и защитника. Порой ему в этом отказывали, и он отправлялся на виселицу, не получив ни единого шанса оправдаться. Но если даже большинство воров и грабителей лишали жизни, то на что могла рассчитывать она, обвиненная в убийстве?!

Взгляд ее упал на изящные ботинки на меху, которые выглядывали из-под подола платья. Она чуть было их не лишилась. Нахождение в женской части тюрьмы считалось здесь одной из привилегий, и тюремщик хотел завладеть ее обувью в уплату за то, что она оказалась здесь, а не среди воров, насильников и убийц. Она вынула из волос и отдала ему свои жемчужные заколки… Здесь все имело свою цену…

Мысленно готовясь к худшему, она все же лелеяла надежду на то, что Джулиан найдет способ вызволить ее отсюда. Он узнает, что с ней случилось, и тотчас же поспешит сюда. Дверь отворится, она выйдет ему навстречу и…

49
{"b":"226","o":1}