1
2
3
...
53
54
55
...
58

Глаза Джулиана расширились от изумления. Никогда еще не видел он ее такой собранной, такой решительной и такой бесстрашной.

– Нет, Лаура, это слишком рискованно! Силы небесные, чего бы я только не отдал за возможность не разлучаться с тобой! Но тебе все же придется уехать и пробыть некоторое время за границей. Хотя бы до тех пор, пока Фортье не будет пойман и изобличен в убийстве. Вот тогда ты вернешься. Его ищут не только полицейские, но и частный сыщик, которого я нанял, с несколькими помощниками. Возможно, поимка этого негодяя – дело всего лишь нескольких дней или недель. Так что наша разлука не будет долгой.

– Тогда я уеду в Шедоухерст. В тот домик, что ты подарил мне. – Он попытался убрать руку, но Лаура крепко ее удерживала. – Это моя жизнь, Джулиан. Мне и решать.

– Бога ради, Лаура! Если тебя приговорят к казни, я этого не переживу! Шедоухерст не убежище. Чем ехать туда, так лучше уж остаться в Лондоне…

В его голосе было столько отчаяния, а в глазах – такая мольба, что Лаура была принуждена сдаться. Она отпустила его руку. Джулиан встал и начал прохаживаться взад-вперед по комнате.

Вздохнув, она произнесла:

– Хорошо, я согласна уехать из Англии, но не в Америку.

– Куда же? – опешил он.

– В Париж, к моей маман.

Глава 22

– Думал сперва, это портовый докер, сэр, или бродяга. Из тех, что подбирают у берега всякий хлам. А когда пригляделся, вижу, вроде похож на того молодчика, что вы ищете. Вот и смотрите сами, он али нет.

Портовый рабочий, благоухающий несвежей рыбой и водорослями, наклонился над продолговатым предметом, который лежал на досках пристани, и сдернул с него мешковину. Рекс Пентли невольно отшатнулся и зажал нос: в раздувшемся трупе он мгновенно узнал Обера Фортье.

– Отлично, Гримз, ты просто молодчина. Вот твоя гинея. Вторую получишь, когда втащишь этого красавца в повозку. Мне надо его доставить в полицейский участок.

– В полицейский участок? – понимающе кивнул Гримз, и глаза его алчно блеснули. – Тогда одной гинеи будет маловато, сэр, вот что я вам скажу. Это будет не по совести!

Рекс с усмешкой погрозил ему пальцем, и бедолаге ничего не осталось, кроме как умерить свой аппетит. Кряхтя, он взвалил жуткую ношу на спину и побрел по скрипучим доскам к повозке, что стояла неподалеку. Рекс почесал в затылке. И как же, интересно знать, этого мерзавца угораздило очутиться в Темзе с простреленной головой?!

До чего же здорово было вновь оказаться в доме, который она привыкла считать своим. Лаура оглядела маленькую уютную гостиную. К радости ее примешивалась печаль. Ей явно будет не хватать этого милого жилища, где она провела столько счастливых часов! Джулиан не хотел ее отпускать, но она все же решила хоть ненадолго сюда наведаться, собрать некоторые дорогие сердцу вещи, чтобы взять их с собой.

Она быстро покончила со сборами и стала ждать возвращения лакея, который отправился за наемной каретой, чтобы перевезти ее багаж в дом Рэндала. Бекки уже несколько дней назад перебралась в дом виконта Белгрейва, чтобы прислуживать Селии. Лаура осталась одна в пустом доме. Впрочем, ее это нисколько не тяготило, здесь она чувствовала себя в полной безопасности.

С улицы послышался стук копыт. У крыльца остановилась карета. Кто-то вошел в дом и направился к гостиной. В дверь негромко постучали.

– Входите, Чарлтон, – со вздохом произнесла Лаура. – Веши собраны.

Дверь отворилась. На пороге стоял Малькольм.

– Простите меня за столь бесцеремонное вторжение, мисс Ланкастер, – с волнением произнес он, – но события приняли неожиданный оборот. Вам надлежит ехать со мной. Карета ждет во дворе.

– С вами? Но почему? Что случилось? Как Джулиан? Все ли с ним в порядке?

– С его светлостью, благодарение Богу, все нормально, – кашлянув, ответил Малькольм. – А вот вам грозит нешуточная опасность. Фортье обнаружен убитым. Труп выловили из Темзы. Вас в любую минуту могут снова арестовать. Я укрою вас в поместье сэра Джулиана, потом вы отправитесь из Дувра в Париж или вернетесь в Лондон, если убийца будет найден.

Лаура прижала ладони к груди.

– Какой кошмар! Неужели его и правда убили? И неужто полиция готова обвинить меня в этом? Впрочем, вы правы, мне лучше покинуть Лондон. Джулиан передал для меня что-нибудь? Письмо, записку?

– О нет, мисс. Времени не было.

– Ну… – Лаура растерянно пожала плечами. – Тогда я напишу ему хоть пару слов…

– На это тоже нет времени, – решительно и мрачно заявил Малькольм. – Поймите же, мисс Ланкастер, на счету у нас каждая секунда! Я понесу ваши веши. – Он протянул руку к саквояжу, стоявшему у двери.

Лаура поднялась из кресла и согласно кивнула.

– Понимаю. Я готова, но мне нужно… на минутку заглянуть в спальню… – смутилась Лаура.

– Я провожу вас. Хотя бы до двери, – произнес Малькольм тоном, не допускающим возражений.

– Право, не уверена, что в этом есть необходимость, – пробормотала Лаура, направившись к лестнице.

Малькольм шел за ней по пятам и остановился лишь у входа в ее спальню.

Лаура решительно захлопнула дверь и заперла ее на задвижку. Малькольм явно что-то недоговаривал. Неужто с Джулианом стряслась беда? Вдруг его арестовали? И зачем ей укрываться в Кенте? Какой в этом смысл? Подойдя к кровати, она наклонилась и вытащила ночной горшок, затем подбежала к камину, вынула перегоревший уголек и нацарапала им записку Селии на листе оберточной бумаги, использовавшейся для растопки. Подруга собиралась прийти к ней сегодня вечером, чтобы попрощаться перед разлукой. Водрузив пустой горшок на свое послание, она открыла дверь и вышла в коридор к нетерпеливо дожидавшемуся ее Малькольму. Тот смерил ее подозрительным взглядом, тогда Лаура торопливо оправила юбку, словно и в самом деле затворялась в спальне для отправления естественной потребности.

– Почему мы едем в наемной карете? – спросила она, усаживаясь на жесткую подушку.

– Экипажу лорда Локвудане следует появляться вблизи вашего дома, – терпеливо пояснил Малькольм. – Это может быть опасно.

Лауре эти слова показались странными.

– Вы полагаете, за домом следят? Но не проще ли им было бы арестовать меня?

– Не берусь судить, мисс. Я всего лишь следую полученным инструкциям.

Лаура вздохнула. Она была явно растеряна и напугана. В неуютном темном возке пахло старой кожей и пылью. Кучер изо всех сил нахлестывал тощую клячу, и карета мчалась по мостовой с огромной скоростью. На одном из поворотов Лаура едва не упала с сиденья. Чтобы удержаться на подушке, ей пришлось ухватиться за ременную петлю, свисавшую с дверцы.

– Похоже, наш возница очень спешит, – пробормотала она. – Мы доедем в этом экипаже до самого Кента?

– Да, мисс, до места нашего назначения.

В манере Малькольма было что-то странное, даже пугающее. Чтобы рассеять это впечатление, которое лишь усиливалось от темноты, царившей в карете, и от его молчания, она задала ему вопрос, давно ее занимавший:

– Скажите, Малькольм – это ваше имя или фамилия?

– Фамилия, мисс, – сухо ответил он.

– Я могла бы и сама догадаться, – усмехнулась Лаура. – Ведь к людям, занимающим такую должность, как ваша, принято обращаться по фамилии. Но Малькольм ведь при этом еще и имя, довольно распространенное. Вот с Крэнфордом все ясно без вопросов. И с Бекки. Горничных называют по именам…

Она все говорила и говорила, Малькольм же упорно отмалчивался. Тревога в ее душе нарастала с каждой милей, преодолеваемой наемной каретой.

Селия, столкнувшись в дверях с Рэндалом, озабоченно нахмурилась и покачала головой:

– Ее нет. Бекки нашла в спальне вот это. Ума не приложу, зачем ей сейчас ехать в деревню? И о чем только думает его светлость?

Рэндал растерянно пробежал глазами послание, нацарапанное кусочком угля на листе оберточной бумаги.

– Здесь что-то не так. Джулиан не мог ее туда отослать, он ведь пока еще в своем уме. И почему она не воспользовалась пером и бумагой?

54
{"b":"226","o":1}