ЛитМир - Электронная Библиотека

Лаура стала задыхаться. Перед ее глазами поплыли разноцветные круги. Она знала: еще немного, и безумец завершит свое дело. Все для нее будет кончено. И она никогда больше не увидит Джулиана. В отчаянном стремлении не только спасти свою жизнь, но и не дать этому злобному ничтожеству восторжествовать над собой, она протянула дрожащую руку к столу, сжала в ней свечу с подсвечником и с силой ударила убийцу по голове.

Малькольм ослабил хватку и испустил протяжный вопль. Лаура опрометью бросилась к двери. Последним, что она увидела, прежде чем ее поглотил ночной мрак, было залитое кровью лицо Малькольма…

– Вы видели, видели? – Рекс приподнялся на стременах и вытянул руку вперед. Там, куда он указывал, мелькнул и тотчас же погас тусклый огонек.

Четверо всадников пришпорили коней и помчались вверх по пологому склону холма. Услыхав протяжный крик, Джулиан с силой сжал поводья. Неужели они опоздали?

– Лаура!

В зарослях кустарника неподалеку от тропы мелькнуло что-то белое. Джулиан понесся туда во весь опор. Вдруг это она? Быть может, ей удалось спастись? Остальные скакали к коттеджу, но ему в эти мгновения не было дела до мерзавца Малькольма. Он хотел лишь одного – спасти ту, без которой не мыслил своей жизни. Этот всполох света в окне… Неужто Малькольм в нее стрелял? Но звука выстрела не было слышно. Он снова крикнул:

– Лаура!

Среди стволов молодых берез снова мелькнуло что-то светлое. Джулиан спешился.

– Лаура! Ради всего святого остановись! Это я!

Расплывчатый силуэт замер. Джулиан бросился в заросли и через несколько секунд уже держал ее в своих объятиях – испуганную, дрожащую, но живую.

– Ты не ранена? – Он целовал ее глаза, лоб, волосы… – Скажи, он не ранил тебя?

– Он… Малькольм… Господи, Джулиан, я ведь уже не чаяла тебя увидеть! Какое счастье, что ты здесь!.. – Голос ее прервался, и она бурно разрыдалась, прижав лицо к его груди.

– Я помчался к тебе сразу же, как узнал обо всем. – Он крепко сжал ее в объятиях. – И больше не отпущу от себя. Никуда – ни в Париж, ни в Виргинию, ни в Шедоухерст. Ты всегда будешь со мной рядом!

– Значит… – Подняв к нему лицо, она спросила дрожащим шепотом: – Ты все же любишь меня, да, Джулиан?

– Люблю ли я тебя, моя ненаглядная? – Он нежно провел ладонью по ее волосам. – Больше жизни!

Лаура улыбнулась сквозь слезы:

– Я всегда это знала.

Джулиан невольно перевел взгляд на коттедж, в котором до сих пор скрывался Малькольм. Его следовало поймать и изобличить во всех злодеяниях, чтобы впредь даже тень подозрения не коснулась его и Лауры. Их общего имени. Чтобы их будущему ничто не угрожало.

Лаура перехватила его взгляд и со вздохом пробормотала:

– Этот безумец все еще где-то здесь, Джулиан. Он поспешил успокоить ее:

– Тебе больше нечего бояться, любовь моя. А Малькольма скоро изловят Рэндал, твой приятель Пентли и полицейский из отряда сэра Джона.

– Только после вашей смерти, милорд, – с издевкой произнес знакомый голос за его спиной.

Джулиан обернулся, заслонив собой Лауру. Малькольм стоял в нескольких шагах от него, направив ему в грудь дуло пистолета со взведенным курком. Лунный свет отражался в вороненой стали длинного ствола.

– Не будьте идиотом, Малькольм. Вы проиграли. Не осложняйте свое и без того незавидное положение.

Секретарь зловеще усмехнулся:

– Какая мне разница – быть повешенным за одно убийство или за несколько? Сам я не стану мертвее, умертвив напоследок и вас, милорд. Но вы все же можете сохранить жизнь. Толкните мисс Ланкастер сюда, ко мне, а сами убирайтесь куда хотите. Я ее не трону, клянусь вам, если только меня не станут преследовать. А иначе она получит пулю в лоб.

– Как в свое время Фортье? – полувопросительно произнес Джулиан.

Малькольм весело хихикнул:

– Он заслуживал худшего, видит Бог. Но у меня не было времени с ним возиться. Толкайте же ее ко мне, я тороплюсь.

– О нет! Вам придется меня убить, чтобы добраться до Лауры. Но тогда остальные услышат звук выстрела. От них вы не скроетесь.

– Так вы готовы умереть за нее? Вот так новость! До чего трогательно, просто слов нет, – развеселился Малькольм. – Но поторопитесь, милорд. У вас всего один шанс спасти и девушку, и себя. Отдайте ее мне. На берегу меня поджидает гребная лодка. Я делаю вам одолжение, учтите. Ведь мне ничего не стоит застрелить вас обоих и спуститься к реке прежде, чем остальные сюда поспеют.

– Надеетесь уйти от погони на лодке?

– Еще бы! Я ведь был капитаном команды гребцов в моем колледже. Вам следовало бы это знать. Но что я для вас? Так, слуга, пустое место. Отойдите же в сторону, милорд! Отдайте мне мисс Лауру!

Он сделал шаг вперед. Джулиан отступил немного вправо, повернулся, делая вид, что собирается зайти за спину Лауры, чтобы подтолкнуть ее к секретарю, а сам выхватил пистолет из-под полы плаща и нажал на курок почти не целясь.

Два выстрела грянули одновременно. Лаура вскрикнула. Левое плечо Джулиана обожгла резкая боль, но он даже не поморщился. Взгляд его был устремлен на окровавленную кисть Малькольма и на пистолет, валявшийся в траве.

– Предупреждаю, у меня остался еще один заряд!

– Стреляйте! – усмехнулся секретарь. – Лучше пуля, чем виселица.

– Как угодно, – процедил Джулиан, наводя на него свое оружие. Этот негодяй заслуживал смерти от руки того, кому он причинил столько зла.

Но тут за убийцу вступилась Лаура:

– Нет, Джулиан, не делай этого! Не уподобляйся ему, прошу тебя.

Ярость, клокотавшая в душе Джулиана, ослепила и оглушила его. Он так доверял своему секретарю! Ни разу не усомнился в его безупречной преданности, но Джон Малькольм оказался вором, предателем и убийцей! Голос Лауры донесся до него откуда-то издалека, затем его заглушили другие звуки: треск веток, крики Рэндала и Рекса Пентли. Они подходили к преступнику с трех сторон. Первым к нему приблизился Стюарт.

– Именем короны!

Джулиан опустил пистолет.

– Боже, ты ранен! – всхлипнула Лаура.

– Пустяки, рана несерьезная, – с вымученной улыбкой ответил он.

Стюарт, держа Малькольма за плечо, повел его к коттеджу, где были привязаны лошади, Рэндал и Рекс замыкали шествие. Несколько долгих мгновений Джулиан и Лаура стояли молча, обнявшись и не сводя друг с друга влюбленных глаз. Теперь ничто на свете не могло их разлучить. Она принадлежала ему безраздельно. Но сколько же испытаний пришлось им преодолеть, прежде чем все это стало возможно!

– Ты моя, – прошептал он, прижавшись щекой к ее виску.

– Навсегда, – отозвалась она.

Эпилог

– Вот такой я не раз тебя представлял, – признался Джулиан, любуясь Лаурой, которая стояла в залитом солнцем розовом саду. – Улыбающейся, счастливой, в окружении роз. Ты прекраснее любой из них!

Июнь в Шедоухерсте выдался на редкость теплым. Кусты зацвели рано. Они тянули к солнцу свои роскошные красные, розовые, лимонно-желтые и белые цветки, покачивавшиеся под легким дуновением бриза.

– А можно мне пересадить несколько штук в садик возле моего коттеджа? – озабоченно спросила она.

Джулиан ласково усмехнулся:

– Сколько угодно. Ты по-прежнему хочешь обновить его и устроить себе там уютное гнездышко?

Лаура кивнула:

– Он будет напоминать мне о Виргинии, о счастливых днях детства.

Джулиан заключил ее в объятия.

– Ты все еще скучаешь по Виргинии?

– Нисколько, – светло улыбнулась она. – Те годы, что я провела там, ушли безвозвратно. Их не вернуть, как бы я этого ни желала, а можно только вспоминать. С благодарностью и грустью. Но жить надо настоящим, а оно здесь. Мое настоящее и будущее – это ты.

На мгновение оба умолкли, наслаждаясь минутой безмятежного счастья. Над их головами ласково светило солнце, воздух был напоен ароматом роз. С ближайшего луга доносилось звяканье колокольчика, а это означало, что в стаде овец пасется юная Феба. На глаза Лауры навернулись слезы. Ей никогда еще не было так хорошо, так покойно, как сейчас.

57
{"b":"226","o":1}