ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулиан покачал головой:

– Об этом и речи быть не может. У меня и без того хватает лишнего багажа. Вы понимаете, о ком я. Недоставало еще взвалить на свои плечи новое бремя. Нет, и еще раз нет!

– Но ведь вы можете заключить с этой особой взаимовыгодное соглашение?

Джулиан взглянул на своего секретаря. В глазах Малькольма, чей голос звучал по-прежнему ровно и бесстрастно, читалась мольба.

– Не понимаю, о чем вы?

– Вам ведь не составит труда отыскать такую, которая не станет претендовать ни на что, кроме некоторого улучшения своего финансового положения.

Джулиан поднялся с кресла и вышел из-за массивного письменного стола, некогда принадлежавшего его отцу.

– Знаете, а ведь в этом определенно что-то есть, – проговорил он задумчиво. Лицо Малькольма осветила благодарная улыбка. – Такая сделка вовсе не станет для меня уступкой клеветникам, но явно поможет обелить наши с вами добрые имена. В настоящий момент меня особенно заботит ваша репутация, Малькольм. Она ни в коем случае не должна пострадать из-за того, что меня угораздило ввязаться в политику. Вы всегда служили мне верой и правдой. Право, я питаю к вам огромное уважение и самую искреннюю признательность. – Малькольм скромно потупился. – Скажите, у вас наверняка есть конкретная кандидатура? – Джулиан ободряюще улыбнулся.

Малькольм кивнул. Его бледные щеки слегка порозовели.

– Знакомство с одной из таких… леди легко можно устроить, я узнавал. Мне также сказали, что все они умеют держать язык за зубами. Это может быть особенно важно в случае, если…

– Вот уж это мне решительно безразлично, – хмурясь, прервал его Джулиан. – Я не собираюсь откровенничать с девицей, которая торгует своим телом. Хотя, если задуматься, под такое определение подпадают едва ли не все особы женского пола. И каждая стремится продать себя подороже. Ни о чем ином они даже не помышляют. Честных, порядочных девушек, которые дорожили бы своим добрым именем, больше нет на свете. А мне так хотелось бы повстречать именно такую! Представьте, несмотря на все пережитое, я по-прежнему не теряю надежды, что когда-нибудь ее отыщу.

Ему припомнились громкие скандалы, вспыхнувшие из-за неуместной откровенности высокопоставленных государственных деятелей в разговорах с куртизанками. Взять хотя бы нашумевший случай с герцогом Йоркским. Тот однажды доверил важные военные секреты некоей миссис Кларк, и это стало концом его блестящей карьеры военачальника.

«Что за неосмотрительность! Нет, сам я никогда бы не поступил столь опрометчиво».

Джулиан решил быть предельно осторожным и сделать все для того, чтобы посрамить своих врагов. Все, кто жаждет сокрушить его карьеру, не брезгуя никакими средствами, будут кусать локти от досады, когда он предпримет ответные шаги.

Шум перебранки за кулисами едва не заглушил гомон немногочисленной публики, которая еще оставалась в зрительном зале. Лицо Роско Трогмортона стало свекольно-красным от гнева. Дряблые его щеки тряслись в такт словам:

– Да ты, никак, спятила? Ты хоть знаешь, кого сейчас оскорбила?!

Лаура окинула презрительным взглядом режиссера, твердо решив отстоять свою правоту.

– Представьте, знаю: это грубая пьяная свинья! Ему решительно нечего делать за кулисами, а тем более в моей гримуборной.

Она сжала кулаки и с вызовом смотрела в глаза Трогмортона, позади которого в обшарпанном кресле полулежал немолодой лысый толстяк. По щеке его струилась кровь. Он что-то неразборчиво бормотал, то и дело всхлипывая. Трогмортон, разговаривая с Лаурой, все время бросал на него через плечо угодливо-сочувственные взоры.

– Ведь это не кто иной, как лорд Эмори, безмозглая ты курица!

Лаура угрожающе сощурила глаза.

– Уж не хотите ли вы сказать, что титул дает ему право набрасываться на меня, как на лакомое яство?! Если вы готовы позволить любому бесстыжему выпивохе вольничать с артистками, то это не театр, а публичный дом! – Лицо Трогмортона пошло пятнами. Он открыл было рот, чтобы ей ответить, но Лаура не дала ему сказать. – У меня и в мыслях не было кокетничать с ним. Да и он вовсе не пытался привлечь мой интерес к своей персоне, оказывать знаки внимания, ухаживать. Нет, он притаился здесь, за ширмой, и набросился на меня сзади, когда я сняла костюм и осталась в одной сорочке.

– Ты его едва не убила! – выдохнул Роско.

– Глупости. Всего-то один раз стукнула его по макушке склянкой с рисовой пудрой. Пусть скажет спасибо, что мне под руку не попалось что-нибудь потяжелее. Я была так напугана, что пустила бы в ход любое оружие, любой увесистый предмет.

Она покосилась на своего обидчика. Тот раздраженно отталкивал двух своих слуг, пытавшихся оказать ему помощь, и одновременно изрыгал нешуточные угрозы в ее адрес. Лоб, нос и щеки толстяка покрывал толстый слой белой пудры. Кровь все еще тонкой струйкой сочилась из пореза на макушке, стекая по его виску и щеке. Лаура едва заметно усмехнулась. Этот отвратительный толстяк, который несколько минут назад напугал ее чуть ли не до смерти, стал сейчас удивительно похож на знаменитого клоуна Гримальди, раскрашивавшего лицо в красный и белый цвета.

Роско всплеснул тощими руками и плаксивым голосом изрек:

– Ведь ты всех нас по миру пустила, мерзкая девчонка! Мы разорены! Лорд Эмори – наш самый щедрый патрон!

Лаура протяжно вздохнула – снова без работы.

Роско тяжело опустился на трехногий стул у туалетного столика. Слугам наконец удалось поднять раненого толстяка на ноги и вывести в коридор. В уборной повисла напряженная тишина.

К счастью, именно в это мгновение на пороге появилась Селия. Ей хватило одного беглого взгляда, чтобы оценить ситуацию.

– Довольно тебе визжать, как рыбная торговка, Роско! – сердито произнесла она. – Я все улажу. Эмори не станет мстить ни тебе, ни Лауре. Кстати, хотела тебе сказать, нынче у нас богатая выручка. Кассовый ящик у Асы, если тебе это интересно.

Режиссер с необыкновенной резвостью вскочил на ноги и через миг очутился у двери. Но в проеме он приостановился, оглянулся и бросил Лауре:

– Но уж тебя-то я больше на порог не пушу, так и знай! Дверь за ним с треском захлопнулась.

– Как мелодраматично, – вздохнула Лаура. – Зато коротко и ясно, тут уж ничего не скажешь. – Из груди ее снова вырвался протяжный вздох.

– Глупости, – фыркнула Селия и легко, словно мотылек, выпорхнула из уборной, чтобы тотчас же вернуться в компанию грузного одышливого господина.

– Познакомься, дорогая, это мой добрый друг, лорд Чарльз Белгрейв. Уверена, он сумеет успокоить Эмори. Представь себе, милый, этот негодник обидел нашу малышку Лауру, а теперь еще и грозит ей всяческими карами за то, что она с перепугу хватила его по глупой голове склянкой с пудрой.

– Дорого бы я дал, чтобы присутствовать при этой сцене, – расплывшись в улыбке, пробасил Белгрейв.

Поймав на себе его игриво-изучающий взгляд, Лаура с ужасом обнаружила, что вся ее одежда по-прежнему состоит из одной сорочки, к тому же и разорванной у ворота после стычки с лордом Эмори. Но вместо того чтобы смущенно потупиться, она с вызовом вскинула голову.

Улыбка на физиономии Белгрейва стала еще шире.

– Этот бездельник заслужил хорошую взбучку за оскорбление столь миленькой и талантливой девицы. Не тревожьтесь ни о чем, моя дорогая, я с ним потолкую.

Селия удовлетворенно кивнула. Когда ее покровитель покинул уборную, она весело подмигнула Лауре.

– В нижнем ящике комода, в дальнем левом углу, у меня припасена бутылка бренди. Хлебни глоточек, это пойдет тебе на пользу. А я пока пойду приглажу растрепанные перышки нашего чучела Роско, чтобы он больше не смел на тебя дуться.

Лаура кивнула, заставив себя улыбнуться. Ей не верилось, что Селия способна усмирить ярость директора. Она отыскала бутылку, налила в стакан немного бренди и залпом выпила. Напиток обжег ей губы, язык и гортань, но после по всему телу разлилось тепло. Она вздохнула.

Трогмортона вполне можно было понять. Бедняга вместе со всеми актерами своего жалкого театрика всецело зависел от Эмори да еще двух-трех меценатов и привык во всем им угождать. И если противный толстяк не на шутку разозлился, если он потребует, чтобы обидчицу примерно наказали, что ж… Роско осуществит свою угрозу. И она снова очутится на улице без гроша в кармане.

7
{"b":"226","o":1}