ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровавые обещания
Метро 2035: Красный вариант
Может все сначала?
Милая девочка
Черная Пантера. Кто он?
Всегда вовремя
Рой
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
A
A

Бейли ощутил еле заметный толчок, а затем плавное, почти не воспринимаемое ускорение.

– Все в полном порядке, мистер Бейли, – сказал Фастольф. – Я приложил много стараний, чтобы как можно меньше людей знало, что вы будете находиться в этой машине, и чтобы вас не смогли в ней обнаружить. Да, кстати, движется она на воздушной подушке, и мы скоро будем на месте, однако, если желаете, вы могли бы вздремнуть. Вы в полной безопасности.

– Вы говорите так, словно считаете, что мне угрожает опасность. На корабле меня для большей надежности держали взаперти. И теперь опять. – Бейли обвел взглядом тесное замкнутое пространство машины, в которой он был укрыт металлом и непрозрачным стеклом, не говоря уж о металлических телах двух роботов.

– Я, конечно, перебарщиваю. – Фастольф засмеялся. – Но обстановка на Авроре накаленная. Вы приехали в разгар кризиса, и я предпочту выглядеть несколько смешным, принимая излишние меры, лишь бы избежать риска, которым чреват любой недосмотр.

– По-моему, вы понимаете, доктор Фастольф, что моя неудача здесь обернется тяжелым ударом для Земли, – сказал Бейли.

– Я прекрасно это понимаю и не меньше вас хочу, чтобы вы добились успеха, поверьте мне.

– Верю. И еще: моя неудача тут, по какой бы ни было причине, означает конец моей карьеры на Земле и тяжелые перемены в личной жизни.

Фастольф обернулся и растерянно посмотрел на Бейли:

– Неужели? Но для этого нет причин.

– Согласен, однако так будет. Я окажусь идеальным козлом отпущения для земного правительства в его отчаянном положении.

– Я совершенно не представлял себе ничего подобного, когда просил, чтобы вас прислали сюда, мистер Бейли. Не сомневайтесь, я сделаю все, что в моих силах. Хотя, если быть честным (он отвел глаза), в случае нашей неудачи сделать я смогу немного.

– Знаю, – угрюмо ответил Бейли, откинулся на мягкую спинку и закрыл глаза. Движение машины было еле заметным и убаюкивающим, но Бейли не заснул. Он только сосредоточенно размышлял – другого ведь не оставалось.

15

Когда они приехали, Бейли опять избежал соприкосновения со Вне. Из машины он вышел в подземном гараже, и маленький лифт поднял его на – как оказалось – первый этаж.

Его проводили в солнечную комнату, и, пересекая прямые солнечные лучи (действительно оранжевые), он поежился.

Фастольф заметил это и поспешил сказать:

– Полностью заматовать окна нельзя, но они затемняются, и, если хотите, я их затемню. Собственно, мне следовало сообразить…

– Не надо, – ответил Бейли ворчливо. – Просто я сяду к ним спиной. Нужно привыкать!

– Как угодно. Но если вам станет неприятно, сразу же скажите мне… Мистер Бейли, сейчас здесь, в этой части Авроры позднее утро. Не знаю, каким был распорядок на корабле. Но если вы не спали уже много часов и хотели бы отдохнуть, то пожалуйста. А если не хотите спать и не голодны, то завтракать вам необязательно. Однако если вы не прочь, то прошу вас позавтракать со мной через несколько минут.

– Это совпадает с распорядком на корабле.

– Прекрасно. Хочу напомнить вам, что наш день на семь процентов короче земного. Это не должно бы сказаться на ваших биоритмах, но в случае необходимости мы постараемся приспособиться к ним.

– Благодарю вас.

– И еще одно… Не знаю, какую еду вы предпочитаете.

– Буду есть все, что мне подадут.

– И все-таки… Я не обижусь, если что-то покажется вам несъедобным.

– Благодарю вас.

– Вы не станете возражать, если Дэниел с Жискаром присоединятся к нам?

– Они тоже будут есть? – Бейли слегка улыбнулся.

Но Фастольф не ответил ему улыбкой, а сказал серьезно:

– Нет. Но я хочу, чтобы они все время были с вами.

– Опасность? Даже здесь?

– Я ни на что полностью не полагаюсь. Даже здесь.

– Сэр, завтрак подан, – доложил вошедший робот.

Фастольф кивнул:

– Хорошо, Фабер. Мы сядем за стол через несколько минут.

– Сколько у вас роботов? – спросил Бейли.

– Довольно много. Мы не достигли уровня Солярии: десять тысяч роботов на одного человека, но у меня их больше, чем в среднем имеют мои сограждане. Пятьдесят семь. Дом большой, и в нем помещаются и моя приемная, и моя мастерская. Ну и моей жене – когда у меня есть жена, – необходимо отдельное крыло, изолированное от мастерской, а также своя прислуга.

– Ну, из полсотни роботов вы, пожалуй, можете поступиться двумя. Теперь я чувствую себя менее виноватым, что вам пришлось остаться без Жискара и Дэниела, когда вы отправили их за мной.

– Уверяю вас, мистер Бейли, это был не случайный выбор. Жискар мой мажордом и моя правая рука. Он со мной со времен моей молодости.

– И все-таки вы послали его проводить меня на Аврору, – сказал Бейли. – Я очень польщен.

– Просто доказательство вашей важности, мистер Бейли. Жискар – самый надежный из моих роботов, сильный и крепкий.

Бейли покосился на Дэниела, и Фастольф добавил:

– Моего друга Дэниела я в эти расчеты не включаю. Он не мой слуга, а мой триумф, и я им бесконечно горжусь. Он первый в своей категории, а доктор Родж Наменну Сартон был его дизайнером и моделью. Тот человек, который…

Он тактично умолк, но Бейли отрывисто кивнул и пробормотал:

– Знаю.

Фразу не нужно было доканчивать: он помнил, что Сартон был убит на Земле.

– Сартон занимался конструированием, – продолжал Фастольф, – но создание Дэниела сделали возможным мои теоретические выкладки. – Он улыбнулся Дэниелу, и тот чуть наклонил голову в знак признательности.

– Но ведь был еще Джендер, – напомнил Бейли.

– Да. – Фастольф покачал головой и опустил глаза. – Наверное, мне следовало бы оставить его у себя, как Дэниела. Но он был вторым моим человекоподобным роботом, а это немножко другое. Дэниел, фигурально выражаясь, был моим первенцем, особым во всех отношениях.

– И теперь вы уже не создаете человекоподобных роботов?

– Нет. Но идемте, – сказал Фастольф, потирая ладони. – Пора поесть. По-моему, мистер Бейли, население Земли не привыкло к натуральным продуктам питания. Нас ждет салат из креветок, хлеб, сыр, молоко, если вы пожелаете, или фруктовый сок по вашему выбору. А на сладкое мороженое.

– Традиционные земные блюда, – заметил Бейли, – которые теперь существуют в своей первоначальной форме только в древней земной литературе.

– На Авроре они тоже редкость, но было бы неразумно предлагать вам наши изысканные блюда, основу которых составляют аврорианские пищевые продукты и пряности. К ним надо приобрести вкус. – Он встал. – Прошу вас, мистер Бейли. Мы будем вдвоем и обойдемся без церемоний и застольных ритуалов.

– Спасибо – сказал Бейли. – Я считаю это большой любезностью с вашей стороны. Во время полета я развлекался, изучая видеоматериалы об Авроре, и знаю, что совместная еда подразумевает особый церемониал, который меня просто пугает.

– И напрасно.

– А не могли бы мы, – спросил Бейли, – нарушить правила вежливости даже еще больше, доктор Фастольф, и поговорить за столом о делах? Мне не следует терять времени.

– Я разделяю вашу точку зрения. Да, мы займемся обсуждением наших дел, и, полагаю, вы никому не выдадите, что я допустил подобное нарушение этикета. Мне не хотелось бы, чтобы двери светского общества для меня закрылись. – Он засмеялся, но тут же посерьезнел. – Только смеяться мне не следовало бы. Тут не до смеха. Напрасная трата времени в данном случае легко может стать роковой.

16

Комната, в которой происходил этот разговор, была скудно обставлена: несколько стульев, бюро, какой-то похожий на рояль инструмент, но с латунными клапанами вместо клавиш. Стены покрывал мерцающий узор, пол был выложен квадратами коричневого цвета, но разных оттенков, возможно, под дерево, и блестел, словно только что натертый. Однако подошвы по нему не скользили.

Столовая, расположенная на том же этаже, оказалась совсем другой. Она представляла собой вытянутый прямоугольник, всячески изукрашенный. Шесть больших квадратных столов, которые можно было расставлять в любой конфигурации, у одной короткой стены – бар со множеством разноцветных сверкающих бутылок, а за ними выгнутое зеркало, словно удлиняющее комнату в бесконечность. В четырех нишах другой короткой стены ждали роботы.

17
{"b":"2266","o":1}