ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаг первый. Мастер иллюзий
Исцели свою жизнь
Тайна моего мужа
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Первые сполохи войны
Прыжок над пропастью
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Де Бюсси
Попалась, птичка!
A
A

Бейли подумал: после всего этого ни гриппа, ни даже насморка! Да, пребывание на космомире имеет и свои положительные стороны.

– Правда, я устал, – сказал он. – Но отдохну немного и буду в полном порядке.

– Вы не голодны? Как раз время ужина.

Бейли поморщился:

– Есть мне что-то не хочется.

– Но оставаться голодным не следует. Конечно, ничего тяжелого, но, может быть, горячего супа? Он вас подкрепит.

Бейли захотелось улыбнуться. Пусть она и солярианка, но в сходных обстоятельствах ведет себя и говорит совершенно так же, как женщина Земли. Наверное, аврорианки тоже не составляют исключения. Есть вещи, которых различие в культурах не затрагивает.

– Но суп готов? – спросил он. – Я не хочу доставлять затруднений.

– Какие затруднения? У меня есть домашний штат – не такой многочисленный, как на Солярии, но достаточный, чтобы любое не слишком экзотическое блюдо было приготовлено за несколько минут. Так что просто скажите мне, какой суп вы предпочтете. И все.

– Куриный, – Бейли не сумел противостоять соблазну.

– Как угодно. Я как раз сама хотела его предложить, – добавила она невинным тоном. – Ну и с кусочками куриного мяса для сытости.

Тарелка возникла передним через несколько минут.

– А вы, Глэдия?

– Я поужинала, пока вас мыли и лечили.

– Лечили?

– Профилактическое восстановление биохимического баланса. Вы перенесли тяжелый нервный шок, и его следовало нейтрализовать. Да ешьте же!

Бейли попробовал суп. В общем-то неплохой, хотя и непривычно островат на странный манер аврорианской кухни. А может, к нему просто добавлены какие-то незнакомые специи.

Внезапно он вспомнил свою мать – мгновенная судорога памяти, вернувшая его в далекое детство. Она наклоняется над ним – он снова отказался есть свой «вкусный супчик».

«Ну-ка, Лайдж, – говорит она. – Настоящая курочка и очень дорогая! Даже космониты не едят вкуснее!»

И не едят! Через далекие годы он крикнул ей: «Не едят, мам!»

Нет, правда! Если положиться на память и учесть, что в детстве все кажется вкуснее, куриный суп его матери, если она не потчевала им каждый день, был подлинным объедением.

Он ел ложку за ложкой, а когда тарелка опустела, смущенно буркнул:

– А еще немножко не найдется?

– Столько, сколько хотите, Элайдж.

– Самую чуточку.

Когда он доедал вторую порцию, Глэдия сказала:

– Элайдж, эта завтрашняя встреча…

– Что, Глэдия?

– Она означает, что ваше расследование закончено? И вы знаете, что случилось с Джендером?

Бейли ответил, взвешивая каждое слово:

– Мне кажется, я знаю, что могло произойти с Джендером. Но не убежден, что сумею убедить в этом кого-либо.

– Тогда зачем вы устраиваете эту встречу?

– Не я, Глэдия. А мэтр робопсихолог Амадиро. Он против самой идеи расследования и рассчитывает отослать меня назад на Землю.

– Это он испортил вашу машину и послал роботов захватить Дэниела?

– По-моему, он.

– Так неужели его нельзя за это судить и заставить понести наказание?

– Можно-то можно, – ответил Бейли яростно. – Но только у меня нет пустячной мелочи – веских доказательств.

– И, сделав все это, он выйдет сухим из воды, а вдобавок прекратит расследование?

– Боюсь, так и будет. Говоря его словами: люди, не надеющиеся на справедливость, не разочаровываются.

– Но так же нельзя! Не допустите этого. Вы должны довести расследование до конца и узнать правду!

– Ну а если узнать правду я не сумею? – Бейли вздохнул. – Или сумею, но не смогу добиться, чтобы меня выслушали?

– Нет, вы можете и найти правду, и заставить выслушать себя!

– Ваша вера в меня, Глэдия, очень трогательна. Однако, если Законодательное собрание Авроры захочет отправить меня на Землю, а расследование прекратить, я не смогу этому помешать.

– Но разве вы хотите вернуться, ничего не добившись?

– Нет, конечно. И ведь я не просто ничего не добьюсь, положение гораздо хуже, Глэдия. Моя карьера пойдет прахом, а будущее Земли останется самым черным.

– Так не допустите, чтобы они этого добились, Элайдж!

– Иосафат, Глэдия! Я попытаюсь, Но не могу же я поднять планету голыми руками. Не требуйте от меня чудес.

Глэдия кивнула, опустила глаза и прижала кулачок ко рту. Она замерла, словно о чем-то задумавшись. Бейли не сразу сообразил, что она беззвучно плачет.

68

Бейли вскочил и обошел стол, рассеянно и с досадой заметив, что ноги у него подгибаются, а левое бодро сводит судорога.

– Глэдия, – сказал он, нагибаясь к ней, – не плачьте!

– Не обращайте внимания, Элайдж, – прошептала она. – Это пройдет.

Он беспомощно стоял рядом с ней. Протянул было руки и опустил их.

– Я не прикоснусь к вам, – сказал он. – Лучше не надо, правда?

– Да нет же, нет! Не так уж я обожаю свое тело, да и заразиться от вас я ничем не могу. Я… я не такая, как прежде.

И Бейли протянул руку и прикоснулся к ее локтю, неловко погладив его кончиками пальцев.

– Завтра я сделаю все, что в моих силах, Глэдия, – сказал он. – Я постараюсь.

Она встала, повернулась к нему и прошептала:

– Ах, Элайдж!

Машинально, почти сам того не заметив, Бейли раскрыл ей объятия. И так же, словно не отдавая себе отчета, она прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди, а он бережно обвил ее руками.

Он только чуть ее касался, ожидая, когда она осознает, что обняла землянина. (Конечно, она обнимала человекоподобного робота, но все-таки не землянина!)

Глэдия громко всхлипнула и пробормотала в рубашку Бейли:

– Это нечестно! Только потому что я с Солярии! Никому нет дела, что случилось с Джендером. Но будь я аврорианкой, они бы приняли его гибель близко к сердцу! А так все свелось к предрассудкам и политике.

Бейли подумал: «Космониты – просто люди. Именно это сказала бы Джесси в такой ситуации. А если бы Глэдию сейчас обнимал Гремионис, он бы сказал именно то, что сказал бы я – знай я, что сказать!»

Но он сказал:

– Это не совсем так, Я уверен, что доктор Фастольф принимает близко к сердцу гибель Джендера.

– Да нет же! Не по-настоящему, Он только хочет взять верх в Законодательном собрании, а этот Амадиро хочет того же, и они оба пожертвовали бы Джендером, лишь бы добиться своего!

– Обещаю вам, Глэдия, Джендером я не пожертвую, что бы мне за это ни предлагали.

– Да? А если вам пообещают, что вы сможете вернуться на Землю без ущерба для своей карьеры и против вашего мира никаких санкций предпринято не будет, при условии, что вы забудете про Джендера, как вы поступите?

– Какой смысл сочинять гипотетические альтернативы, когда заведомо ничего подобного произойти не может? Меня не станут прельщать, чтобы я забыл про Джендера. Их цель – отправить меня назад с пустыми руками, предрешая и мою гибель, и гибель моего мира. Но если они не воспрепятствуют мне, я доберусь до человека, уничтожившего Джендера, и добьюсь, чтобы он понес заслуженное наказание.

– Что значит «если»? Не допустите, чтобы они вам воспрепятствовали!

Бейли горько улыбнулся.

– По-вашему, аврорианцы с вами не считаются, потому что вы с Солярии, так подумайте, как они третировали бы вас, будь вы с Земли! – Он крепче ее обнял, – Но я попытаюсь, Глэдия. Не хочу пробуждать напрасные надежды, но кое-что в запасе у меня есть. Я попытаюсь…

Он почти забыл, что он с Земли, хотя только что сам это сказал.

– Вы говорите, что попытаетесь, но как? – Она чуть отодвинулась, чтобы заглянуть ему в лицо.

– Ну, я могу… – Бейли растерянно умолк.

– Найти убийцу?

– И вообще… Глэдия, простите, мне нужно сесть. Он попятился к столу и оперся о него.

– Что с вами, Элайдж?

– У меня был тяжелый день, и я еще не собрался с силами.

– Так вам лучше поскорее лечь!

– Честно говоря, Глэдия, я этого и хочу.

Она разжала руки, лицо у нее стало тревожно-сочувственным, и слезы были забыты. Она подняла руку, слегка махнула, и Бейли тотчас (так ему по крайней мере показалось) окружили роботы.

81
{"b":"2266","o":1}